Политика

Фото: Tomer Neuberg/FLASH90

Что за комиссия, создатель?

В «Ликуде» обеспокоены, хотя и пытаются называть шаг Ганца пустым политическим трюком.  Мало ли что вдруг всплывет на поверхность во время расследований «комиссии Страшнова». Они подозревают (возможно, не без основания), что целью комиссии является втянуть Нетаниягу в «дело 3000».

Создание различного рода проверочных комиссий – любимое занятие израильских политиков. Каких только комиссий у нас не создают! После каждой военной кампании обязательно создается государственная комиссия во главе с отставным судьей Верховного суда, которая работает пару лет, расследуя ошибки политических, а то и военных руководителей. Так было после Войны Судного дня, после обеих Ливанских войн, и многих операций с красивыми кодовыми названиями. Важность таких комиссий вряд ли можно отрицать. Жаль только, что выводы этих авторитетных комиссий не помогают избежать ошибок в следующих операциях.

Есть комиссии, которые словно бы специально предназначены для того, чтобы успокоить общественное мнение и создать имитацию кипучей деятельности (ИКД). Так, в 2001 году после нескольких лет многомудрых обсуждений комиссия под руководством отставного судьи Винограда рекомендовала в течение 5 лет поэтапно снизить непомерную оплату за учебу в высших учебных заведениях на 50%. Народ радостно закричал «Ура». Министерство образования поначалу поддержало эти выводы, после чего, выводы были положены под сукно… вру, просто выброшены в мусорный ящик. И вот через те пять лет, когда, напомню, оплата за обучение должна была быть наполовину снижена (и не снизилась ни на шекель), тогдашний министр образования Юли Тамир приняла решение о… повышении оплаты за обучение в университетах.

После бурных социальных протестов лета 2011 года чтобы успокоить народ, возмущенный дороговизной жизни, была создана комиссия под руководством профессора-экономиста Мануэля Трахтенберга. В феврале следующего года выводы комиссии были представлены правительству, после чего подавляющее большинство рекомендаций комиссии отправились вслед за вышеупомянутыми рекомендациями комиссии Винограда.

Примерно в те же годы партия «Шинуй» вкупе с НДИ начали борьбу за решение вечной проблемы гражданских браков. Ну, надо же было как-то обозначить попытку выполнения предвыборных обещаний. Тогда была создана по этому поводу парламентская комиссия для разработки предложений. За 9 месяцев работы комиссия собиралась два раза, после чего «Шинуй» вышел из правительственной коалиции, а комиссия умерла естественной смертью.

Ну, парламентские комиссии – это особая статья. Как-то появилась публикация, что подобные комиссии, созданные для проработки каких-то якобы животрепещущих проблем, не собираются годами. Зато об их создании широко оповещается израильская общественность.

Вот после этого общего и весьма поверхностного обзора я добрался и до темы сегодняшних заметок.

Когда Бени Ганц согласился на назначение «человека Нетаниягу» Яхели Ротенберга на весьма влиятельный пост главного аудитора Минфина в обмен на назначение «своего человека» на ни на что не влияющий пост генерального директора министерства сменного главы  правительства (надо же, есть и такое министерство!), во фракции «Кахоль Лаван» расценили это как очередную уступку своего лидера. Тем более, что прошли как раз те две недели тайм-аута, которые взял Ганц, чтобы решить,  валить ли правительство. Репутация Ганца,  которая и до того была не очень, пошатнулась еще больше.

И вот тогда вдруг министр обороны Ганц вспомнил о пресловутой истории закупки в Германии подводных лодок для ВМФ Израиля. Тех самых, чьи символические надувные и слепленные из бумаги фанеры макеты носят бунтующие против Нетаниягу демонстранты как символ коррупции главы правительства. Тем самых, из-за которых возникло уголовное «дело 3000», по которому, кстати, к Нетаниягу никаких претензий не предъявлено.

И Ганц решил воспользоваться своими полномочиями министра обороны, чтобы продемонстрировать, что он вовсе не слабак и тоже может быть принципиальным. Он объявил о создании проверочной комиссии во главе с отставным судьей Амноном Страшновым (всякие комиссии давно стали распространенным хобби судей на пенсии). Задача этой комиссии – проверить процедуру принятия решений об оборонных заказах связанных с «делом 3000». То есть, почему приняли решение о закупке подводных лодок и катеров, ненужных, по мнению некоторых специалистов в оборонном ведомстве, нашим вооруженным силам и являющихся лишней тратой миллиардов шекелей, которые могли бы пойти на другие нужды нашей армии.  Вообще-то, такая проверка —  дело полезное и важное, если бы…

Если бы всего несколько месяцев назад тот же Ганц заявлял (а в архивах телеканалов прилежно сохраняются все подобные высказывания), что он полностью полагается на мнение юридического советника правительства, что никакие дополнительные расследования по этому делу не требуются. Какие же новые сведения, побудившие Ганца создать комиссию, поступили к министру обороны в последнее время? Полагаю, что никакие. Просто, популярность «Кахоль Лаван» и самого Ганца в опросах балансирует на грани однозначного числа процентов, а такой комиссией, глядишь, и удастся соблазнить некоторых протестующих , кто сейчас, наверняка, отдают свои голоса «Еш атид». По всеобщему мнению, решение о создании этой комиссии отнюдь не профессиональное, а политическое.

Разумеется, в «Ликуде» обеспокоены, хотя и пытаются называть шаг Ганца пустым политическим трюком.  Мало ли что вдруг всплывет на поверхность во время расследований «комиссии Страшнова». Они подозревают (возможно, не без основания), что целью комиссии является втянуть Нетаниягу в «дело 3000», хотя, на самом деле, шансы на это ничтожные.

Комиссия не получила статуса правительственной – для этого надо решение правительства, которого, разумеется, и быть не может.  А у ведомственной комиссии полномочия весьма и весьма ограничены. Она, конечно, может приглашать свидетелей, но те имеют полное право не откликаться на приглашения. Так что, на опрос самого главного свидетеля – Нетаниягу – рассчитывать точно не приходится.

Кроме того, нельзя касаться материалов «дела 3000» и приглашать фигурантов по этому делу, чтобы не мешать юридическому процессу. К тому же, Ганц ограничил временные рамки работы комиссии – она должна предоставить свои соображения через четыре месяца. Как заявил адвокат — специалист по таким комиссиям, проделать качественную работу за столь короткий срок невозможно ни практически, ни даже теоретически: опросить свидетелей, перелопатить тысячи документов, провести обсуждение всех собранных в результате этих действий данных и написать обстоятельный отчет – работа, которую за такой срок не удалось выполнить еще ни одной проверочной комиссии.  К тому же, комиссия не может касаться юридических вопросов, а лишь административных решений. В сущности, всё, что она может сделать – это проверить характер взаимоотношений между канцелярией главы правительства и министерством обороны в процессе принятия решений о сомнительных закупках подводных лодок и катеров.

Как бы там ни было, решение Ганца вбило еще один клин во внутрикоалиционную трещину между «Ликудом» и «Кахоль Лаван», между Ганцем и Нетаниягу.

Ожидать, что выводы комиссии (если она просуществует до этапа выводов) приведут к политическому землетрясению, вряд ли приходится. Но это еще один предупредительный звонок: выражаясь молодежным сленгом, наступает время запасаться попкорном в ожидании предвыборных баталий.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x