Гражданин мира

Дубай. Фото: википедия

Посол ОАЭ в ООН: «Регион устал от конфликта»

"Вам будет интересно почитать арабскую прессу, которая освещала договор нормализации между Израилем и ОАЭ. Это другой мир, не то, что можно было ожидать от арабской прессы 15 лет назад. Было очень мало критики, в основном, позитивные или спокойные ободряющие реакции. Возможно, это индикатор для региона, который устал от конфликта, устал от десятилетий жесткой позиции по множеству вопросов".

Сегодня, когда израильтяне садятся в первые самолеты и летят в Дубаи, вспомним, что 2 декабря 1971 года ОАЭ как раз и объединились в одно государство, которое продемонстрировало миру и своим гражданами настоящее экономическое чудо. Конечно, тому способствовало много факторов и условий, но чудеса происходят с Эмиратами и сегодня. Соглашения Авраама (то, что в Израиле с подачи Биньямина Нетаниягу назвали «мирным договором») – тому пример.

Представители  организации  JCC Israel Forum  при участии проекта Kesher ( Израиль) встретились с послом ОАЭ в ООН Ланой Заки Нуссейбе — яркой женщиной- дипломатом , которую можно назвать новым  лицом ОАЭ на мировой арене.  Кроме ее огромного послужного списка дипломатической работы интересен и такой факт — она получила свои степени BA и MA по истории в университете Кембридж. И степень MA была посвящена Израилю и еврейской диаспоре. Конечно, интересно, почему девушка, родившаяся в известной палестинской семье, вынужденной переехать в Эмираты, выбрала именно эту программу.

Приводим отрывки из этого интервью.

Посол ОАЭ в ООН Лана Заки Нуссейбе . Фото: кадр видео

О бэкграунде

«Я выбрала эту программу по Ближнему Востоку, потому что она касалась того, чего я не знала. Программа израильско — еврейских исследований и блестящий профессор, который ее вел, доктор Колин Шиндлер, открыли для меня в разных ракурсах первоисточники, философию, еврейский образ мышления, историю создания государства Израиль, историю от сионизма до анализа работ Жаботинского. И конечно, это был год изучение иврита, что для человека, говорящего на арабском, очень интересно, это такой культурный эксперимент, ведь так много общего в корнях языка. Я считаю, это был удивительный год.

Да, я могу использовать те знания в том, что я делаю сейчас, я действительно считаю: то, что движет нами — это любопытство, опора на объединение, на разговоры друг с другом, и нужно расширять эти беседы друг с другом.  Я считаю, что, к сожалению, частью мировой политики стали «эхо-камеры», когда мы чувствуем себя комфортно только в разговорах с людьми, с которыми соглашаемся, в определенных закрытых кругах. Я думаю, это один из самых больших вызовов глобальной политики — вернуться к духу политики сотрудничества…

…Я вышла из семьи, которая веками была хранителем ключей Гроба Господня, о чем многие из вас знают. Я выросла в Абу-Даби, ОАЭ и  Англии. Там я росла. Но конечно, и в семье, и среди друзей я была связана с моими корнями, эта история отзывается во мне, потому что отражает время и историю межконфессионального общества, когда идея толерантности, разных религий, разнообразия усиливала нас, а не ослабляла . Это давало возможность палестинской семье нести ответственность за одно из самых священных мест в христианстве. И мне кажется, это так соответствует основе ОАЭ — стране, которую я люблю, где я выросла, которую я представляю сейчас в ООН.  Я выросла в окружении людей разных национальностей, людей, которые живут и работают в ОАЭ – здесь около 200 религий, храмов, мечетей, церквей, и сейчас я с гордостью говорю о новых еврейских синагогах.

Мы — страна, в которую Папа Римский Франциск прилетел, когда первый раз в истории ислама посетил Аравийский полуостров в прошлом году и подписал документ о мире и братстве с верховным имам университета «Аль-Азхар». Мы действительно горды тем разнообразием, которое мы представляем в ОАЭ.И это неотъемлемая часть того, что мы продвигаем в регионе.

На самом деле мы не думаем, что это новый нарратив, мы возвращаемся назад в те времена в истории Ближнего Востока, когда это было нормой, а не исключением. И я думаю, что то, с чем мы боремся сейчас, эти конкурирующие нарративы в очень проблемном регионе… Десятилетия этой нигилистическиой адженды экстремистов, которые демонстрировали взгляд, основанный на идеологической платформе ненависти, религиозной исключительности, а не благоразумия – все это в каком-то смысле бросало нам вызов как стране: быть более ассертивными игроками в международной политике, что гораздо естественнее для нас, встроено в ДНК, более соответствует зоне комфорта.

У нас построены и строятся памятники разнообразию в кампусах университета в Абу Даби, «Сорбонна», «Лувр» в университете Абу-Даби, Дом Авраамических религий, где церковь, синагога и мечеть будут на одном пространстве, где будет общий сад, и представители разных конфессий смогут встречаться на занятиях и молитвах. И я думаю, что если вы посмотрите на эти памятники, которые мы построили — конечно, не забудем и построенных ранее небоскребов и самых высоких зданий, которые показывают динамичную современную страну – но, если посмотрите на эти памятники, вы получите представление о том, как мы видим нашу роль в регионе, и какой нарратив мы стараемся продвигать для молодежи в нашем регионе. Это должна быть их история. Таковы «настройки» в контексте подписания Соглашений Авраама»

О Соглашениях Авраама

«Я думаю, что прежде всего — это результат усилий ОАЭ в упрочении связи с еврейским народом, еврейскими общинами во всем мире. У нас есть небольшая, но растущая еврейская община. У них сейчас появился второй раввин. Скоро к нам приезжает человек из Нью-Йорка в Дубай для администрирования общины, они гордо называют себя (и это меня очень трогает) «еврейская община ОАЭ». Это шаг в сторону перемен, знак того, что они чувствуют безопасность и принятие в стране.  Шаг к переменам. Потому что в регионе в последние 50 лет такого не было. Что касается Израиля, я чувствую, что во многом отношения развиваются органично, на уровне людей много-много лет.

И это была естественная кульминация того, что важно для нас, и сложилось в картину в какой-то момент….

… Я думаю, то, что сдерживало процесс много лет – это арабская позиция, арабский блок, который совместно решает, как Израиль интегрируется в регион. Наша оценка: этот подход был тестирован арабским миром много лет без нужных результатов. Да, международная политика привержена определенным принципам, мы бы хотели видеть  реализацию решения о «двух государствах», живущих рядом в мире, государств Палестина и Израиль. И Израиль, полностью интегрированный в регион как неотъемлемаю часть Ближнего Востока – так мы видим его место.

Но мы думаем, что связи людей на человеческом уровне развивались, а стратегия не материализовалась в те результаты, которые мы хотели достичь, и нам потребовались изменения правил игры. Думаю, то, что действительно ускорило решение в это время — переговоры вокруг предполагаемой аннексии. Думаю, что возможность привнести эту ключевую часть в договор о нормализации, ускорило то, что стало неотъемлемой частью нашего долгосрочного видения места Израиля в регионе. Я бы сказала, что это стало акселератором, если хотите.

Конечно, правительство США играло важнейшую роль в этом соглашении — как наблюдатели и организаторы. И это было важно, и мы очень благодарны им. И как вам известно, Бахрейн последовал за нами со своим договором о нормализации.

По существу, мы говорим, что сегодня можем делать две вещи одновременно: мы можем занимать принципиальную позицию по поводу решения о двух государствах, но, безусловно, не нам и не другим арабским странам вести переговоры, направленные на то, чтобы палестинцы и израильтяне сели вместе и приняли решение о своём будущем. И в то же время мы можем иметь реальные и значимые отношения с Израилем.

По существу, мы говорим, что сегодня можем делать две вещи одновременно: мы можем занимать принципиальную позицию по поводу решения о двух государствах, но, безусловно, не нам и не другим арабским странам вести переговоры, направленные на то, чтобы палестинцы и израильтяне сели вместе и приняли решение о своём будущем. И в то же время мы можем иметь реальные и значимые отношения с Израилем

Нет исторического багажа у Израиля и ОАЭ – нет войн, нет болезненных воспоминаний у людей, и нет вопроса границ, которые надо устанавливать. И вы видите, что отношения развиваются в очень практическом ключе с самого начала: например, сняли гриф секретности, чтобы бороться с COVID 19 вместе, и кто может сейчас критиковать сотрудничество двух таких развитых в медицинской сфере стран на фоне глобальных вызовов перед человечеством, которые стоят в эти последние сто лет? Это —  преимущество для всех, включая палестинцев, если сотрудничество приведет к прорыву».

О планах аннексии Западного берега

«Мы не владеем ключами для достижения окончательного мира на Ближнем востоке, что было целью на протяжении многих десятилетий. Мы не говорим, что это Мирный Ближневосточный план. Это очень затяжной исторический процесс, в котором требуется кульминация…

…Но на наш взгляд, аннексия и провал исполнения решения «два государства для двух народов» – повлияет на это виденье, повлияет на нашу общую безопасность и общее процветание. Думаю, это – главный посыл.

По поводу аннексии. Мы видим, например, как генеральный секретарь ООН выступил и приветствовал договор, большинство членов международного сообщества выступали и приветствовали договор, и основная причина, почему они его приветствовали —  не потому что это соглашение нормализации между двумя странами, что обычно не комментируется, а потому что было открыто окно возможностей. Аннексия действительно пугала многих в европейских столицах, и точно — в арабских столицах. Аннексия могла положить конец любой идее двух государств, а сейчас открыто окно возможностей для перегруппировок, переосмыслению стратегий за столом переговоров.

И это переговоры между двумя сторонами, без других международных участников, в них нет роли ОАЭ, но это окно было создано. И в определенный момент, как вы помните, стало совершенно ясно, что политические решения вокруг темы аннексии заглушены с момента подписания договора. Как долго это продлится? Многое зависит от вовлеченных сторон, обязательств и доброй воли в сторону возобновления переговоров.

… Как эмиратка палестинского происхождения, чья семья получила шанс быть интегрированной в  ОАЭ и  принять гражданство (в конце 60-х мой отец приехал после выпуска из Кембриджа, потом произошла война 67-го года и сделала возвращение  в его родной город невозможным), я думаю, что моя история и история других представителей палестинской диаспоры в регионе и во всем мире  говорит о необходимости сфокусироваться в следующие 50 лет на вопросе: в чем наша цель, чего мы стремимся достичь для молодежи во всех этих странах.

И особенно на Западном берегу и в Газе, где ситуация так сложна и проблемна.

Но как я говорила, в то же время мы не верим, что отсутствие дипломатических отношений с Израилем как-то помогло бы достичь цели, или помогло бы им двигаться вперед. Фактически мы говорим, что пришло время другого взгляд на место Израиля в регионе…

…Я не говорю, что в ОАЭ существует гомогенный взгляд на все — так же и в Израиле, и на палестинской территории, и среди руководства.

Каждое правительство имеет свой электорат, и оно говорит с ним на своём языке., который отзывается в этих группах. Но наша официальная позиция – приверженность решению о двух государствах, это было повторено на лужайке у Белого Дома его высочеством Абудаллой бен Заид, нашим министром иностранных дел на арабском — палестинскому народу. И я думаю, эта приверженность тверда. Конечно, палестинское руководство имеет право (как мы имели право двигаться в направлении, которое считали правильным для нас), реагировать на это, но мы надеемся, что в будущем мы будем полезны арабской стороне для возобновления переговоров. И в том случае, если нас попросят, мы это сделаем».

Наша официальная позиция – приверженность решению о двух государствах, это было повторено на лужайке у Белого Дома его высочеством Абудаллой бен Заид, нашим министром иностранных дел на арабском — палестинскому народу. И я думаю, эта приверженность тверда

Голоса «арабской улицы»

«Я думаю, контекст соглашений с Египетом и Иорданией, и контекст, когда были заключены наши соглашения – это разные контексты. Там был сложный контекст, суровые вопросы безопасности, которые надо было решать.

Если мы говорим об ОАЭ — соглашение здесь было невероятно популярно. Это то, что все мне говорили с самого начала, комментировали в социальных сетях в обеих странах, наша молодежь очень включена в соцсети, думаю, и израильская молодежь тоже активна в социальных медиа. Реакция была удивительно теплой, воодушевленной, молодёжные группы из обеих стран уже контактировали, женщины из обеих стран уже встречались на первом Израильско-ОАЭ бизнес- форуме.

Наше представление о расширении возможностей женщин и роли женщин в обществе похожи. Наше восприятие роли молодежи, динамичности молодежи и вклада, который они могут сделать, одинаковы. Наши интересы — от исследования космоса до кибер-безопасности и торговли, как вы знаете, совмещаются самым интересным образом.

Что касается остального арабского мира, вам будет интересно почитать арабскую прессу, которая освещала договор нормализации. Это совершенно другой мир, не то, что можно было ожидать от арабской прессы 15 лет назад. Было очень мало критики, в основном, позитивные или спокойные ободряющие реакции. Возможно, это индикатор для региона, который, если честно, устал от конфликта, устал от десятилетий жесткой позиции по множеству вопросов, которая откровенно сдерживает потенциал региона. И я думаю, что аргумент, касающийся потенциала – это аргумент сегодняшнего дня.

По поводу «арабской улицы»… Да, требуется больше времени, чтобы изменить некий образ мыслей, понимание темы. Если в годы становления вы слышали определенный нарратив и риторику: в семье, читали в учебниках, в процессе образования – довольно сложно изменить образ мышления. Но я возвращаюсь к надежде, что те, кто моложе, уже не растут во всех этих странах с тем историческим багажом, с рассказами родителей, бабушек и дедушек, и смогут изменить образ мышления. Особенно когда они видят то, что уже происходит, а эти новости привносят надежду и оптимизм в регион. Например, новость о том, что Израиль, ОАЭ и США объявляют о создании фонда в 3 миллиарда долларов, фонда Авраама в частных инвестициях для мобилизации экономического развития в регионе.

…Я думаю, COVID-19 можно назвать большим эквалайзером. И во многом в следующий период, когда разработка вакцин может разделить мир на тех, кто имеет ее, и тех, кто не имеет, и даже еще более жестко, крах коллективного ответа на эти глобальные темы может стать более травматичным, если смотреть на это с политической точки зрения.

Особенно в нашем регионе, мы – триггерная точка, здесь столько прочих точек конфликта, разлома, недопонимания, которые так быстро переходят в столкновение с бесконечными человеческими потерями и потерями возможностей и надежды.

В последнем опросе среди арабской молодежи региона на тему, какую страну они бы выбрали для эмиграции для себя и семьи, только США, Канада и Европа обогнали  ОАЭ.

Я думаю, это потому, что никто не хочет отказаться от нашего региона. И я не хочу. Здесь много возможностей, если мы все поймем это и начнем делать трудную работу».

Новая адженда

«Нам необходима адженда, которая не пытается разделить народы в регионе, и которая начинается, прежде всего, с объединения и веры. И это то, что вернет нас, если мы сможем вернуться, к объединению и вере. К месту разных вероисповеданий, где люди смогут жить в мире и без вражды в нашем регионе. Я думаю, мы можем из этого что-то выстроить.

Один из самых трогательных визитов Его Высочества был в Берлин. Там он впервые встретился с израильским министром иностранных дел. Его Высочество посетил мемориал Холокоста. Посыл был такой: это важно и для меня тоже, как для лидера из арабского региона – знать, что происходило в еврейской истории. Признать это и найти слова по поводу этой трагедии. И что это не табу. Соглашения Авраама показывают, что отношения с Израилем не табуированы.

Конечно, это острые темы, иначе у кого-то уже был бы блестящий план, который помог бы решить проблемы еще десятилетия тому назад. Но они острые. Мы верим, что это можно сделать, мы пытаемся и показываем каждый день, что с правильным руководством и поддержкой общества и народа можно сдвинуть горы. Но проще подписать договор, чем следовать его духу. Мы разделяем дух этого соглашения».

Перевод Аллы Борисовой

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x