Ваши права

День гиюра в Кнессете. Фото: Гиюр ке-Алаха

В преддверии праздника Шавуот: страсти по гиюру

День гиюра в Кнессете. Фото: Гиюр ке Алаха

День гиюра в Кнессете. Фото: Гиюр ке Алаха

Есть у меня хобби.  Оно, конечно, не такое вредное, как курение или наркотики, но полезного для здоровья в нем тоже мало. Иногда я хожу в Кнессет. Я с этого ничего не имею, как говорят у нас в Одессе, просто не могу оставаться дома, когда в нескольких километрах от моего дома кто-то обсуждает вопросы, непосредственно касающиеся меня, моих близких и друзей, а меня при этом нет. Вот такое чистосердечное признание.

Гиюр — проблема «русских»?

Так вот, на этой неделе я побывала в Кнессете – это был день, посвящённый теме гиюра, который инициировал институт Итим при содействии Израильского института демократии , а также парламентское лобби «Народ, государство и религия» во главе с депутатами Ализой Лави и Элязаором Штерном. В течении дня вопросу гиюра посвятили свои заседания несколько парламентских комиссии, на которых кроме названных депутатов  народных избранников было очень мало.

Я сейчас не говорю о внутренней кухне и распределении сил в окологиюрной номенклатуре, но я полагала, что депутаты самых разных партий все же будут присутствовать на обсуждении. Я сейчас не имею ввиду русскоязычных депутатов  – Ксения Светлова и Йоэль (Константин) Развовзов и так почти в одиночку занимаются вопросами религии и государства, напрямую касающихся русских.

Меня очень разочаровало то, что на заседаниях почти не было депутатов-коренных израильтян, особенно представителей светских партий. Они как бы говорят этим себе и нам: ну, гиюр, это проблема русских, максимум – ещё ультраортодоксальных партий , наконец  – представителей «вязаных кип» в Кнессете… Вот пусть они и «перегрызут друг другу горло», какое мы имеем к этому отношение?

Странно, что потом эти же слуги народа кричат о религиозным диктате, власти Раввината, хотя сами проявляют к такому важному политическому и общественному (а не только религиозному) вопросу, как гиюр, вопиющее равнодушие.

Нельзя ратовать за общественный транспокт в субботу, браки для однополых семей, захоронение солдат, чьё еврейство стоит под вопросом, и при этом не заниматься гиюром. Это всё аспекты одной и той же проблемы, вопроса определения еврейского характера государства и спора о праве, кому дано его определять – всем нам или только религиозным общинам.

Так что же там всё-таки происходило?

На комиссии по делам женщин ( ועדה למעמד האישה ), на которой я собиралась выступить, за столом в основном сидели мужчины, в большинстве своём –  религиозные, почти все были представителями или  ультраортодоксальной общины, или «вязанных кип». Они представляли разные институты и учреждения, занимающиеся, как я это называю, «обгеюриванием» людей, чьё еврейство не признает наш Раввинат.

«Друзья, — сказала я, когда наконец-то дошла моя очередь, – разве вы не видели, что говорили сами с собой? Религиозные мужчины из одного течения иудаизма спорят с религиозными мужчинами  другого  течения, что же делать с этими «не совсем кошерными» русскими и как всё-таки сделать так, чтобы желающих пройти гиюр было больше. А я вас спрашиваю — где в этой истории я? Когда в Кнессете проходят заседания, посвящение социальным правам русских, вы увидите за столом представителей самых разных общественных организаций. Но где они сейчас? Почему мы не стали частью этой дискуссии? Почему за столом нет ни одного русскоговорящего, кроме меня?»

Точкой кипения для меня стал момент, когда представитель одной из организаций ужасно сокрушался, называя  огромные цифры не евреев по Алахе, живущих сегодня в Израиле (350 тысяч, и около 4000 детей, рождающихся каждый год) и сравнивал их с мизерным количеством тех, кого государственные институты гиюра  все же убеждают пройти процесс гиюра до конца, несмотря на все сложности (1800 человек). Для исследователя и человека академического, в костюме и галстуке, он очень нервничал, вскидывал руки и кричал, что речь идёт о настоящей угрозе, под стать ядерной угрозе Ирана.  О грядущей демографической угрозе для еврейского народа.

«Знаете, вы тут кидаете в воздух числа и говорите об угрозе, но я вас прошу посмотреть мне в глаза, – предложила я. – Знаете, мне очень неприятно, что вы называете мою общину, друзей и близких —  угрозой. Я думаю, мой образ жизни не очень отличается от вашего, я праздную те же праздники, что и вы… Я до сих пор не назвала вас и ваших сторонников  «демографической угрозой» или «национальной катастрофой», вот и вы не называйте – проявите уважение. Вы кричите о том, что процент граждан, готовых пройти сегодня процесс гиюра стабильно мал — 8% — и спрашиваете себя, почему же эти русские не бегут проходить гиюр? А вы начните относиться к ним, как к людям, а не как к цифрам. И тогда поговорим».

Фото: Nina A.J, flickr.com

Фото: Nina A.J, flickr.com

А в конце не могу не сказать о выступлении депутата Лави, которая, будучи женщиной ортодоксальных взглядов, бескомпромиссно описала довольно плачевное положение дел в сегодняшней системе судов по вопросам гиюра: во главе пирамиды — мужчины, а женщины, религиозные, — на административных мелких должностях.  80% людей, проходящих гиюр — женщины, подавляющие большинство — русскоговорящие женщины, а те, к кому они приходят на суд, — ультраортодоксальные мужчины.

Безусловно, женщины из русскоязычной общины более уязвимы – давление на них осуществляется не только религиозным сегментом и Раввинатом, но и всем израильским обществом. В Израиле хорошо быть евреем — и как раньше в СССР люди помалкивали о своем еврейском происхождении, боясь притеснений и насмешек, сегодня в Израиле многие, и особенно женщины, не поднимают вопрос о своем нееврействе по Галахе, справедливо беспокоясь о себе и судьбе своих детей.

Если мы хотим быть услышанными в вопросе о гиюре, нам нужно искать сторонников и партнеров. Ими могут стать именно религиозные женщины, которые тоже страдают от системы с жесткой иерархии, подвергаются общественному давлению и  гендерной дискриминации. Может показаться, что у нас нет ничего общего: я не совсем  разделяю их взгляды на Галаху и определение еврейства исключительно религиозными рамкам (для меня оно шире, в культурном и национальном плане)… Но, вместе с тем, я вижу в этих женщинах своих партнеров и уверена, что могу быть именно услышана ими. Надеюсь, я не ошибаюсь.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x