Экономика

"Перейти на прямое трудоустройство!" Первомайская демонстрация протеста в Иерусалиме, с участием молодежных движений. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Корона и социал-демократы

"Необходимо заново пересмотреть систему взаимоотношений между государством и его гражданами. Люди привыкли самостоятельно себя содержать, делать отчисления в пенсионный фонд и полагаться только на самих себя, но они рискуют сейчас оказаться без работы и средств к существованию. До сих пор проблемы были только теоретическими, теперь же их реальность всем колет глаза. Как человек, который выступает против такой формы бесправного трудоустройства, с армией фрилансеров, работающих на должностях штатных сотрудников, но без социальных прав, я надеюсь, что это заставит работодателей определить пределы: до какой степени можно требовать от работающего человека, чтобы он сам заботился о себе?"

Эпидемия коронавируса застала израильскую социал-демократию в период тяжёлого кризиса. Партия «Авода» потерпела поражение на выборах, идеи социальной солидарности в стране непопулярны. Но теперь левые и даже правые считают, что появился шанс для перемен.

Как кризис, вызванный эпидемией коронавируса, повлияет на нашу экономическую концепцию? Потребуем ли мы от государства более качественные медицинские и социальные услуги? Будем ли мы сами готовы внести свой вклад? Воспримет ли общественность концепцию, по которой государство несёт ответственность за социально-слабые секторы, или же отчаяние приведёт к дефрагментации общества и взаимному отчуждению? Но главный вопрос в том, послужит ли эпидемия  возрождению социал-демократических идей в Израиле, которые переживают сейчас глубокий кризис? Особенно в свете краха партии «Авода» на последних парламентских выборах.

На этот вопрос, конечно, трудно дать однозначный ответ. В среде левых экономистов верят или надеются, что эпидемия коронавируса убедит общество в неэффективности неолиберальной модели экономики, результатом чего станет возрождение идеи социальной солидарности и упадок распространённой в израильском обществе до кризиса веры в индивидуализм. Даже правые экономисты готовы теперь признать, что только государственная система здравоохранения может справиться с эпидемией подобного масштаба. И даже в партии ШАС, признающей, что Нетаниягу продвигает правые социальные концепции, говорят, что пришло время социальных перемен.»Нынешняя неопределенность, которую переживают широкие круги в обществе, может стать уникальной возможностью для пересмотра всей системы взаимоотношений между государством и его гражданами», — сказал депутат Кнессета Моше Арбель (ШАС). —  Эти проблемы волнуют сейчас каждую семью».

Майсам Джалджули, председатель филиала организации «Наамат» в районе Южного треугольника и член партии «Хадаш», говорит, что нынешний кризис обнажил недостатки существующей системы во всей их неприглядности. «Мы подошли к этому кризису с крайне низким уровнем общественных услуг, — говорит Джалджули. — Количество врачей на одного человека в Израиле одно из самых низких в странах OECD. Если число тяжелобольных пациентов увеличится, есть опасение, что система государственного здравоохранения рухнет. Это означало бы катастрофу, но было бы также наглядной агитацией для тех, что ещё сомневается в том, что неолиберальная модель обанкротилась, причём, не только в Израиле, но и повсюду».

Цлиль Авраам, одна из создателей популярного экономического подкаста «Хайот кис» и сотрудник сайта «Кан дигитали», уверена, что кризис сильно повлияет на 25-40-летних израильтян, которые сейчас создают семьи. На тех, чьи политические убеждения сложились в период осуществления экономической политики Биньямина Нетаниягу, который на протяжении последних 15 лет находился во главе министерства финансов и правительства.  «Они очень быстро осознали всю зыбкость своего положения, — говорит Авраам. — Это то самое поколение, которое привыкло самостоятельно себя содержать, делать отчисления в пенсионный фонд и полагаться только на самих себя, рискует сейчас оказаться без работы и средств к существованию. До сих пор проблемы были только теоретическими, теперь же их реальность всем колет глаза. Как человек, который выступает против такой формы бесправного трудоустройства, с армией фрилансеров, работающих на должностях штатных сотрудников, но без социальных прав, я надеюсь, что это заставит работодателей определить пределы: до какой степени можно требовать от работающего человека, чтобы он сам заботился о себе?»

Даже правые экономисты готовы теперь признать, что только государственная система здравоохранения может справиться с эпидемией подобного масштаба.

Другая проблема, которая их беспокоит – это отсутствие твёрдой почвы под ногами. «Дети, родившиеся в 80-е и 90-е годы, – это поколение, которое проживает на съёмных квартирах, и сейчас эти люди впервые оказались в ситуации всеобщего кризиса. На них лежат серьёзные  финансовые обязательства, у них есть семьи и дети, им есть, что терять, но они не знают, будет ли у них крыша над головой или нет? На фоне отсутствия уверенности в сохранении рабочих мест, этот социальный слой начинает осознавать глубину пропасти, которая разделяет тех, кто уверен в завтрашнем дне и тех, у кого такой уверенности нет».

«Средний класс» не испытывает солидарности с социально-слабым сектором

Осуществляется ли на практике поговорка о том, что общая беда легче переносится? Сторонники социал-демократического подхода указывают на длительный процесс внедрения в общественное сознание индивидуалистических концепций и воспитания в людях чёрствости и невосприимчивости к чужой беде.

«Важным принципом в идеологии социал-демократии является солидарность «среднего класса» с социально-слабыми секторами общества, — говорит профессор Йоси Йона из Университета им. Бен-Гуриона в Негеве, бывший член партии «Авода». – В этом смысле, наше положение весьма далеко от идеала. Последние избирательные кампании побили все рекорды взаимной ненависти и расизма. Между социальными классами в Израиле зияют глубокие пропасти».

На этот процесс, по его мнению, в значительной степени повлияли результаты «протестов социальной справедливости» лета 2011 года. «Большая часть тех, кто вышел тогда на улицы были представители того самого «среднего класса». Они именно этого и требовали – выполнения  правительством заключённой с ними негласной неолиберальной договорённости, по которой им было обещано, что, если они сделают всё, от них зависящее, то смогут интегрироваться на рынке труда и достойно жить, но этого не произошло».

Поэтому, вместо усиления партии «Авода», во главе с Шели Яхимович и всеми лидерами протеста, в стране стали популярными лозунги партии «Еш атид» о «равном распределении бремени».  Это очень индивидуалистический и неолиберальный подход: мол, я сделал, то, что следовало, теперь очередь государства выполнять свою часть. Подобные рассуждения не имеют ничего общего с социал-демократией».

 

Майсам Джалджули утверждает, что даже в арабском обществе получил распространение культ индивидуализма. «К сожалению, у нас тоже многие благословляют личный успех человека за счет общества, — говорит она. — Всё начинается со школ, где поощряются личные достижения детей, их превосходство над остальными. Учителя боятся говорить о важности любого общего дела, потому что они опасаются, что «большой брат» следит за каждым словом, сказанном ими в классе. И они не далеки от истины. То же самое происходит в университетах и колледжах, где преобладают студенты, глубоко погружённые в учёбу и подготовку будущей карьеры, и совершенно не интересующиеся социальными процессами, происходящими вокруг.

 

-Что в этом плохого? Пусть вырастет поколение арабов, которое выйдет из порочного круга бедности!

«Прежде всего, это неправда. Такие студенты думают, что могут разбить стеклянный потолок, но разбивают об него голову, когда заканчивают учёбу. Статистика показывает, что зарплата арабов с высшим образованием на тридцать процентов ниже, чем у еврейских специалистов, а среди арабских женщин и того ниже. Высшее образование отнюдь не является гарантией выхода из бедности и значительного повышения уровня жизни».

Майсам Джалджули добавляет, что снижение накала социальных протестов отражается и на характере межпартийной борьбы на низовых уровнях. «Партии перешли на менее общественную платформу, они меньше работают с избирателями и концентрируются, в основном, на успехе при подсчёте голосов. Двадцать или тридцать лет назад в стране были популярными массовые молодежные движения при разных партиях. Теперь такого явления больше не существует. Это также ударило по студенческим партийным ячейкам, которые сейчас очень слабы и больше заняты организацией досуга, чем идеологической полемикой».

Photo by Miriam Alster/FLASH90

Даже правые признают: настало время государственных структур

Д-р Ури Кац, старший научный сотрудник в «Форуме Коэлет», организации с чёткими правыми взглядами на экономику, выступающей за сокращение государственной регуляции во всех сферах жизни, не согласен с Йоси Йоной и Майсам Джалджули. «Израильское общество отнюдь не неолиберальное. Во всём, что касается культуры индивидуализма, Израиль отстаёт от большинства западных стран. С другой стороны, общество не желает платить более высокие налоги, чтобы выплачивать социальные пособия, потому что знает, что бедные в Израиле – это ультраортодоксы и арабы, к которым большинство не испытывает солидарности. Израиль очень разнороден, и этот факт пагубно сказывается на социал-демократической картине мира».

Даже в нынешней ситуации д-р Кац не считает, что социальные пособия должны быть увеличены. «Мы не хотим, чтобы кто-то умер от голода, — говорит он. – Было бы правильным временно изменить критерии предоставления помощи, чтобы люди не скатились в полную бедность. Но я против повышения пособий, потому, что это не имеет никакого отношения к коронавирусу. У правительства нет денег, но оно обязано выплачивать пособия по безработице».

-Что вы думаете о предложении раздавать деньги гражданам и предприятиям, чтобы помочь экономике выйти из кризиса?

«Деньги нужно вкладывать в коммерческий сектор, чтобы позволить как можно большему числу предприятий благополучно пережить кризис. Но сейчас нет особой необходимости стимулировать спрос. Левые экономичесты говорят, что правительство должно помогать всем, раздавать чеки всем жителям, чтобы побудить людей потреблять и инвестировать. Но кризис, вызванный эпидемией коронавируса,- это кризис предложения, а не спроса: люди ведь всё равно не могут почти ничего купить, потому что им не разрешено ходить по магазинам».

-Что же вы тогда предлагаете?

«Сократить лишние расходы, снизить заработную плату в государственном секторе, сократить расходы на оборону, вывести ещё больше людей из государственного сектора в неоплачиваемый отпуск, потому что их рабочим местам ничто не угрожает. В отличие от владельца небольшого гаража, который может обанкротиться, кадровому офицеру ЦАХАЛа будет, куда вернуться после кризиса».

«Те, кто выступают против инвестирования в социально-слабые слои общества, не понимают одной простой вещи – что выигрыш от этого будет общим»

-С вашей точки зрения, нынешний кризис повлияет на отношения между государством и гражданами?

«Для борьбы с подобной эпидемией необходима координация усилий на национальном уровне, как в военное время, и только государство может осуществлять такую степень координации. Только так можно решать задачи национального масштаба.  С другой стороны, когда режим карантина закончится, многим государствам придётся осуществлять политику жесткой экономии, чтобы покрыть долги, и тогда может сложиться противоположная тенденция, то есть, сокращение возможности государства предпринимать решительные меры».

Депутат Кнессета Моше Арбель из партии ШАС возмущён позицией д-ра Каца. «Это перебор – утверждать, будто малоимущие добровольно сделали свой выбор, – говорит он. – Мы, как единое общество, обязаны предоставить всем равные возможности для роста. Если, например, ставится цель привлечь ультарортодоксов к получению высшего образования, значит, следует обеспечить возможность раздельного обучения в вузах. На высоких уровнях образования такое пока невозможно».

«Те, кто выступают против инвестирования в социально-слабые слои общества, не понимают одной простой вещи – что выигрыш от этого будет общим, — говорит Цлиль Авраам. — Если эти группы населения получат больше образования, то увеличится валовой продукт и поступления в казну от налогов. В результате должен будет повыситься уровень государственного здравоохранения. Для всех слоёв общества важно образование с самого раннего возраста. Если мы не будем вкладывать в развитие отстающих, то возрастёт бремя всех остальных, тех, кто платят налоги».

 

Избиратели партии «Авода» не являются носителями социал-демократической идеологии

В свете краха партии «Авода», представленной сегодня лишь тремя депутатами, двое из которых, по-видимому, войдут в коалицию, возникает вопрос: кто сейчас в Кнессете представляет позицию социал-демократии?

«В партии «Авода» тоже не было социал-демократов, — подчёркивает проф. Йоси Йона. — Не в том дело, что они отказались от идеи, в которую верили, а в том, что они никогда ей не соответствовали. Рабин, например, будучи главой социал-демократической партии, очень враждебно относился к Гистадруту! И это несоответствие между названием и сутью продолжается уже десятки лет. В конечном итоге, избиратели израильских «лейбористов» – это «средний класс», бюргеры,  вообще отрицательно относящиеся к социал-демократической идеологии. И вот, в партии «Кахоль лаван», в которую перекочевали бывшие сторонники «Аводы», достигнуто тождество между избирателями и партийной платформой».

Между социальными классами в Израиле зияют глубокие пропасти

-Ничего нет, и ничего не было?

«Да, именно так. Когда я был депутатом Кнессета обсуждалась моя инициатива введения дифференцированного финансирования  средних школ, с тем, чтобы школы в отстающих населённых пунктах получали больше денег, а в процветающих, соответственно, меньше. И наиболее ярыми противниками этой идеи были представители местных органов власти, избранные от партии «Авода», такие, как Рон Хулдаи! Они буквально рвали и метали, написали даже гневное письмо  председателю «Аводы» Бужи Герцогу, чтобы тот «вернул меня обратно в ТЕЛЕМ».

Согласно точке зрения Йоси Йоны, никто не собирается отказываться от своих капиталов или, как говорит Цлиль Авраам: «израильтяне пребывают в уверенности, что государство должно давать им больше, но платить за это должен  кто-то другой».

«Особенно позорная ситуация сложилась в сфере распределения земельных участков, — продолжает проф. Йона. — Я полагал, что пришло время упразднить приёмные комиссии в общинных посёлках. Но мне не дали этого сделать! Израильское общество распалось на маленькие закрытые общины, и партия «Авода» с гордостью несла флаг этой взаимной изоляции. Когда я покусился на эту «священную корову», они пришли в ярость».

Если Йоси Йона прав, то в сегодняшней политике идеи справедливого распределения благ и равных возможностей продвигает только «Решима мешутефет», а также в определённой степени ультраортодоксальные партии и, возможно, некоторые депутаты от МЕРЕЦа, но после ухода Илана Галона, конечно, в  гораздо меньшей степени.

«Те, кто сейчас добиваются создания государства социальной помощи и выступают с социал-демократических позиций – это «Решима мешутефет», — утверждает Майсам Джалджули. – Партия «Хадаш» всегда была социалистической, это всем известно, но это можно видеть даже на примере Исламского движения.  Там сложился чёткий консенсус о том, что вопросы, которые его депутаты поднимут в следующем Кнессете, будут преимущественно социально-экономическими. Неудивительно, что когда происходило распределение парламентских комиссий, «Решима мешутефет» попросила для себя комиссию по труду и соцобеспечению».

Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Социал-демократия ждёт удобной возможности

В последние годы раздавалась резкая критика в адрес партии ШАС за то, что она не выполняет свою роль в поддержании социально-слабых слоев. Депутат Кнессета  Моше Арбель рисует совсем другую картину. «Нет никаких сомнений, и я говорю это, как депутат одной из правых партий,  в том, что экономическая политика Биньямина Нетаниягу основана главным образом на чисто капиталистических представлениях, почерпнутых в американском Массачусетском институте, — говорит он. – Но ШАС и другие ультраортодоксальные партии всегда были совестью правительства и выступали за левый подход к экономике. Левой социальной политики мы не добились, но в результате получилась более милосердная правая концепция».

-В каких вопросах вы «пальцем удерживали плотину»?

«Арье Дери учредил 7 географических комитетов для обеспечения справедливого распределения путём передачи земельных участков, изменения их границ и перераспределения доходов. Например, после долгого обсуждения, Рамат Ховав впервые передал поступления от уплаты муниципального налога коммерческими предприятиями соседнему бедуинскому посёлку Хуре. Нет никаких причин, по которым они не должны пользоваться ресурсами, которые производит государство. Аэропорт им. Бен-Гуриона тоже начал платить налоги тем населённым пунктам, которые долгие годы страдают от шума самолётов – Рамле, Лоду и Ор-Иегуде, руководствуясь социально-экономическими критериями».

Согласно документу, выпущенному министерством внутренних дел, в общей сложности были перераспределены между местными советами около 48 000 дунамов земли и бюджеты, в размере 160 миллионов шекелей. Некоторые процессы были приостановлены из-за выборов, такие, например, как передача коммерческих площадей богатым посёлком Беэр-Тувья в пользу социально-слабого города Кирьят-Малахи. «Такие процессы очень сложно осуществлять. Каждый раз, когда перераспределяются доходы муниципалитетов, начинают кипеть страсти, в суды подаются апелляции и жалобы, — рассказывает Моше Арбель. – Приходится принимать непопулярные решения для того, чтобы создать более правильное общество, в котором ребёнок из Кирьят-Шмоны, из Хуры или из Тель-Авива имеют равные стартовые возможности».

Несмотря на пессимистические прогнозы, профессор Йоси Йона напоминает, что социал-демократические идеи длительное время вызревают и ждут нужного момента в истории. «Неолибералы создавали свои теории ещё в те времена, когда европейская социал-демократия была на пике влияния, — говорит он. – Они ждали удобного случая, чтобы достать их наружу и дождались прихода к власти в Великобритании правительства Маргарет Тэтчер. Нам тоже необходимо оттачивать теорию, чтобы в нужный момент её можно было воплотить на практике. Чтобы глобальные изменения, которые сейчас происходят, не застали нас врасплох».

Так что, возможно, именно сейчас, в эпоху глобальных сдвигов, люди во всём мире на своём опыте осознали, что если их государства не придут к ним на помощь, они могут оказаться на улице. Люди уже понимают, что без нормального общественного здравоохранения их просто ждёт смерть.

«Нам сейчас предоставляется возможность вернуть общественный сектор на то место, которое он занимал в не столь давнем прошлом, — соглашается Майсам Джалджули. — Люди теперь понимают, что это единственное, что может спасти страну».

 

הסוציאליזם בישראל חולה, אולי הקורונה תרפא אותו

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x