Зона безопасности

Танк в Иерусалиме во время второй интифады, фото: пресс-служба ЦАХАЛ

Стабильная опасность, риск перемен

Даже если согласованный выход Израиля и рискован, это не означает, что он опаснее присутствия Израиля на Западном Берегу. Израильтяне и их лидеры должны задать себе главный вопрос: сможет ли ЦАХАЛ и силы безопасности эффективно защитить Израиль от угроз, которые могут возникнуть после создания Палестинского государства? В течение последних десятилетий значительное большинство профессионалов в области безопасности отвечают на этот вопрос положительно.

Одно из несомненных достижений Нетаниягу состоит в том, что за 12 лет у власти он снял с повестки дня тему политических соглашений с палестинцами. Одним из важных инструментов делегитимации этой темы стали аргументы из области национальной безопасности. Это поразительный успех премьер-министра в области полемики: высший эшелон сил безопасности придерживается на эту тему полностью противоположных взглядов. О том, насколько позиции Нетаниягу в вопросах безопасности расходятся с позициями как силовиков, так и со здравым смыслом, можно судить хотя бы по результатам выхода США из ядерной сделки с Ираном, за что бывший премьер-министр боролся вопреки мнению военных и разведки. Мнение правых мы знаем — а что про мирное урегулирование думают специалисты в области безопасности?

Доктрина национальной безопасности

Если говорить о безопасности чисто практически, становится достаточно ясно, что уход с территорий по мирному соглашению и создание независимого Палестинского государства в Иудее, Самарии и Газе более эффективны, чем бесконечное удержание этих территорий, не говоря уже о размещении на них гражданских поселений. Здравый смысл подсказывает, что охранять границу намного проще, чем контролировать территорию, да еще и защищать более двух с половиной сотен расположенных на ней поселений и незаконных форпостов. Но может быть, это лишь на первый, дилетантский взгляд?

Очевидно, что за ответом на этот вопрос логичнее всего обратиться к профессионалам: к армии и к ШАБАК. Для начала откроем основу основ – Доктрину национальной безопасности Израиля. Как бы упорно мы ее ни листали, мы не найдем в ней упоминания стратегической важности сохранения присутствия на «холмах Самарии». Зато в ней 25 раз упоминается слово «мир». В частности, немало внимания уделяется стратегическому значению мирных договоров, заключенных с Египтом и с Иорданией. Неоднократно подчеркивается важность для национальной безопасности признанных международных границ: «Для улучшения международного и регионального статуса Израиля необходимы практические действия по укреплению его международной легитимности; стремление к миру с соседями; упорство в урегулировании палестинского вопроса».

А что говорит доктрина об урегулировании конфликта с палестинцами, которое многие, по разным причинам заинтересованные в продолжении оккупации, называют «нерелевантным», «неактуальным», «сошедшим с повестки дня»? «Отношения между Израилем и Палестиной создают особенные сложности доктрине национальной безопасности главным образом из-за характера национальной, территориальной, религиозной и культурной борьбы, и последствий в различных сферах: в израильском обществе, на региональной арене, в арабском мире и в международном сообществе». Авторы доктрины отмечают, что отсутствие границ и смешанное проживание создают особенные проблемы для безопасности. И в самом деле, как мы уже демонстрировали в статье «Поселения и безопасность: цена вопроса», существование поселений и необходимость их защиты создают непомерную нагрузку на армию, отнимают значительную долю ее ресурсов, не оставляют времени для повышения квалификации и зачастую снижают эффективность во время военных операций.

В качестве интересов Израиля доктрина национальной безопасности называет: сохранение еврейского и демократического характера Израиля; постоянные международно признанные границы; умеренное и ответственное палестинское руководство; разрешение конфликта таким способом, который укрепит отношения Израиля с арабским миром; снижение зависимости палестинцев от Израиля; укрепление стратегического партнерства с Иорданией. Именно в этом руководство сил безопасности видит стратегические цели и тактические задачи Израиля.

Мнение профессионалов

Сторонником двухгосударственного решения является, например, бывший глава Института вопросов национальной безопасности INSS генерал-майор Амос Ядлин, и нынешний исполнительный директор института, один из авторов Доктрины национальной безопасности Уди Декель. Двухгосударственное решение активно продвигает созданная в 2014 группа «Командиры за безопасность Израиля», в которую входят 293 офицера ЦАХАЛ, ШАБАК, Моссада и полиции, в том числе бывшие главы Генштаба, разведки, бывшие командиры ВВС и многие другие. О необходимости политических шагов говорил бывший Глава Генштаба Гади Айзенкот. Один из видных мирных активистов — бывший глава ШАБАК Ами Аялон. Стоит упомянуть и такого выдающегося исследователя конфликта, как полковник Шауль Ариэли (бывший командующий бригадой в Газе). 

Среди высшего эшелона сил безопасности преобладает мнение о том, что, избегая решения, Израиль «движется в крайне проблематичном направлении». По словам генерал-майора Гади Шамни, «на каждые 50 человек, которые так думают, приходится один или два, придерживающихся другого мнения».

«Левизна» верхушки армии и ШАБАК настолько хорошо известна, что для ее объяснения даже выдвигают всяческие конспирологические теории. Можно сказать, что те, кто стараются обесценить мнение высшего военного эшелона, приписывая офицерам какие-то потусторонние корыстные либо политические мотивы, фактически обвиняют Генштаб в государственной измене — что напоминает о теориях «заговора в армии» и попытках выявить «генералов-вредителей». В действительности же объяснение очень простое – профессионалы сил безопасности знают нынешнюю ситуацию не понаслышке и могут объективно о ней судить.

Примеров существует бесконечное количество. В 2016 году на заседании кабинета по безопасности глава разведки ЦАХАЛ генерал-майор Герци Галеви (нынешний заместитель Главы Генштаба) заявил, что самый эффективный ответ на террор – это мирные переговоры с палестинцами. Командующий Центральным округом генерал-майор Гади Шамни, выходя в отставку, назвал Израиль «чемпионом по оккупации», сказал, что Израиль может успешно обеспечивать свою безопасность после реализации двухгосударственного решения, и подтвердил, что среди высшего эшелона безопасности преобладает мнение о том, что, избегая решения, Израиль «движется в крайне проблематичном направлении». Он говорил, что «на каждые 50 человек, которые так думают, приходится один или два, придерживающихся другого мнения».

Гарантии безопасности Израиля

Главной гарантией соблюдения договоренностей была и остается взаимная заинтересованность сторон в их соблюдении. Справедливое решение, соответствующее международному праву, позволяющее создать стабильное Палестинское государство на Западном Берегу и в Газе, при международных гарантиях и помощи, в том числе финансовой, дающее Израилю стабильные границы и облегчающее для него проблемы с безопасностью, отвечает интересам обеих сторон.

Одной из ошибок в рассуждениях, неизменно навязываемой израильскому обществу правым лагерем, является демонстративный и высокомерный отказ от понимания «нарратива врага». Это создает большие проблемы – ведь без понимания палестинских нарративов, целей, возможностей, настроений в обществе, представлений о желаемом и достижимом невозможно оценивать перспективы мирных соглашений.

Ни для кого не секрет, что сфера безопасности была одной из четырех главных тем, обсуждавшихся на переговорах с палестинцами о мирном урегулировании: в процессе Осло, в Кэмп-Дэвиде, в Табе, в Аннаполисском процессе, на переговорах в 2014 и на неофициальных переговорах Женевской инициативы. В этих переговорах принимали участие многие представители армии, которые внесли свой вклад в выработку механизмов обеспечения национальной безопасности.

Палестинское руководство готово на то, что Палестина будет демилитаризованным государством, но это только один из пунктов, по которым было достигнуто взаимопонимание. Другие менее известны, но среди них есть сохранение, по крайней мере временное, израильских и международных сил безопасности на пограничных переходах; станции раннего оповещения (такие были созданы на Синайском полуострове); договоренности по использованию воздушного и морского пространства; региональное и международное сотрудничество; сотрудничество с палестинцами в сфере безопасности и многое другое. Напомню, что речь о детально проработанных договорах, по которым уже неоднократно достигнуто принципиальное согласие сторон и которые во многом повторяют основные принципы, закрепленные в мирных договорах с Египтом и с Иорданией.

Одной из ошибок в рассуждениях, неизменно навязываемой израильскому обществу правым лагерем, является демонстративный и высокомерный отказ от понимания «нарратива врага». Этому во многом подвержены и центристы, например, совсем недавно глава партии «Еш Атид» Яир Лапид заявил, что не доверяет палестинцам, хотя и стремится к двухгосударственному решению. Тот же высокомерный подход был во многом свойственен и Рабину, и Бараку. Это создает большие проблемы – ведь без понимания палестинских нарративов, целей, возможностей, настроений в обществе, представлений о желаемом и достижимом невозможно оценивать перспективы мирных соглашений.

Не стоит забывать, насколько важной является для палестинцев идея обретения независимости, сколько десятилетий они ее добиваются, насколько молодому и слабому государству будет необходима международная легитимность и в конце концов, насколько легко будет Израилю при желании вторгнуться на Западный Берег и заново захватить его. Маловероятно, что палестинцы поставят на карту все с таким трудом достигнутое ради заведомо безнадежной борьбы с Израилем. Палестинские лидеры, которые смогут принести своему народу вожделенную независимость, станут национальными героями и – что немаловажно — получат от своих граждан карт-бланш на борьбу с экстремистами.

Сможет ли Палестинское государство справиться с террором?

Даже сейчас, в отсутствие положительного стимулирования со стороны Израиля, палестинские силы безопасности эффективно противостоят террору. Не случайно главная угроза, которую ПНА использует против Израиля – это прекращение сотрудничества в сфере безопасности. В последний раз, когда палестинское руководство было близко к реализации этой угрозы, глава ШАБАК Надав Аргаман лично ездил в Рамаллу, чтобы убедить главу автономии отказаться от этого шага. По данным израильских силовиков, сегодня палестинские силы безопасности производят от 30 до 40% арестов на Западном Берегу.

Часто говорят о рисках захвата ХАМАСом власти на Западном Берегу по сценарию Газы. Но даже если ХАМАС силой или в результате выборов захватит Западной Берег, соблюдение мирного договора с Израилем будет в их интересах по одной простой причине: его лидерам будет, что терять. То же верно и относительно Газы. Независимо от того, потребует ли Израиль в качестве условия подписания договора восстановления в Газе власти ПА, у ХАМАСа будет очень сильный стимул действовать вместе с политическим руководством и изменить свою стратегию.

Несмотря на свои религиозные корни, ХАМАС является национальным движением с точки зрения целей и приоритетов. Это подтверждается и хартией движения, в которую в 2017 было добавлена готовность признать «два государства», основанные на границах 1967 года. По последним данным, двухгосударственное решение поддерживает не менее четверти потенциальных избирателей ХАМАС. Если палестинцы на деле почувствуют улучшение и надежду на лучшее будущее, многие из них будут противостоять любым попыткам дестабилизировать молодое государство, обретённое после десятилетий борьбы.

Кроме того, любое будущее соглашение с палестинцами будет включать в себя серию мер, минимизирующих возможность переворота ХАМАСа или наращивания им военного потенциала: в частности, поэтапный выход израильских сил с передачей все больших полномочий властям автономии. Все эти механизмы не существовали во время одностороннего размежевания с Газой, и в основном являются результатом извлеченных из него уроков.

Риски перемен

Нельзя сказать, что разрешение конфликта не принесет новые риски для Израиля. Стабильность в регионе может нарушить и Иран, и салафито-джихадистские организации, поэтому Израиль должен быть готов к самому экстремальному сценарию. В кризисной ситуации мощь ЦАХАЛа и его превосходство над силами противника должны позволить Израилю быстро занять Западный Берег и отразить угрозу, как это было во время операции «Защитная Стена». Тем не менее, вторжение с целью отражения угрозы обойдется дешевле постоянного присутствия на местности, особенно если речь о гражданских поселениях. Это можно проиллюстрировать на примере размежевания с Газой: после 2005, несмотря на три военные операции, от террористических атак погибло меньше израильтян, чем с за пять лет до размежевания. Израиль достаточно силен и независим, чтобы себя защитить.

Существующие опасения по поводу того, сможет ли и захочет ли Палестинское государство выполнять соглашения в сфере безопасности, стоит рассматривать не в вакууме, а исходя из его реальных интересов, баланса его потерь и приобретений при различных сценариях, соотношения сил, тактических возможностей сторон и настроений в палестинском обществе. Но самое главное – сопоставлять риски возникновения Палестинского государства с рисками продолжения оккупации.

Говоря о международной реакции на возможные обострения, стоит различать сегодняшний политический ландшафт и ситуацию после обретения палестинцами независимости. Сочувствие палестинцам объясняется не какой-то иррациональной симпатией к арабам, повальным антисемитизмом или мировым заговором, а объективной ситуацией на Западном Берегу и в Газе. Когда эта ситуация изменится, и палестинская проблема будет решена, изменится и отношение к вооруженному сопротивлению, которое станет нелегитимным и бессмысленным. Во всех проектах договоренностей, а также в мирной инициативе ЛАГ, подписанной 56 арабскими и мусульманскими странами, особо оговаривается отказ сторон от дальнейших взаимных претензий. Таким образом, в случае агрессии против Израиля молодое и слабое Палестинское государство окажется в изоляции и, возможно, под санкциями.

Что касается якобы существующих территориальных претензий палестинцев «на всю Палестину от реки до моря», то они противоречат не только официальной позиции ООП, но и международному праву, мировому консенсусу и, разумеется, реальным возможностям молодого палестинского государства. Иными словами, если палестинцы вдруг развяжут войну с Израилем, то сделают это на свой страх и риск, без малейшей поддержки из-за границы, которая всегда была для них важна. Даже намного более сильные страны, такие, как Египет и Иордания, никогда не пытались нарушить мирный договор с Израилем. Если Израиль, Россия или Иран не могут существовать в изоляции, то что тогда говорить о новорожденном Палестинском государстве?

Таким образом, существующие опасения по поводу того, сможет ли и захочет ли Палестинское государство выполнять соглашения в сфере безопасности, стоит рассматривать не в вакууме, а исходя из его реальных интересов, баланса его потерь и приобретений при различных сценариях, соотношения сил, тактических возможностей сторон и настроений в палестинском обществе. Но самое главное – сопоставлять риски возникновения Палестинского государства с рисками продолжения оккупации.

Риски продолжения оккупации

Продление существующего “статус-кво” тоже несет за собой серьезные риски для безопасности Израиля. Военный контроль на территориях и блокада Газы служат неиссякаемым источником недовольства палестинцев, которое может в любой момент достичь критической точки и прорвать плотину. Мы видели, как это происходило в 1987 и в 2000, мы пережили несколько военных кампаний в Газе и бесконечные витки эскалации. Относительная стабильность на Западном Берегу является свидетельством намерений и возможностей ПА, но она не может длиться вечно. Продолжение оккупации будет вновь и вновь приводить к восстаниям и вспышкам насилия, и силам ПА будет крайне сложно этому противодействовать.

«Израиль по-прежнему держит миллионы людей под военным контролем и отказывает им в базовых правах и в независимости. Только на протяжении последних ста лет в истории можно найти множество подтверждений того, что нации и народы рано или поздно восстают против военной оккупации. Так что вопрос не в том, случится ли новая вспышка насилия, а в том, когда это произойдет»

Вот что сказал по этому поводу глава исследовательского отдела военной разведки ЦАХАЛ, бригадный генерал Дрор Шалом: «Палестинская проблема лежит у нашего порога как тикающая бомба. Это произойдет не завтра утром. Но это может случиться, когда уйдет Аббас, и мы не можем это игнорировать… Усиление Палестинской администрации – в интересах безопасности Израиля…»

А вот что говорит один из авторов Национальной Доктрины доктор Омер Эйнав в своей обширной работе «Безопасность и двугосударственнное решение»: «Благодаря сочетанию ряда факторов, в течение последних десяти лет сохранялось относительное спокойствие. Жесткое подавление Второй интифады и события арабской весны стали причиной того, что многие палестинцы решили, что сейчас не время для возобновления сопротивления Израилю. Но это положение рано или поздно закончится, поскольку один фактор не изменился: Израиль по-прежнему держит миллионы людей под военным контролем и отказывает им в базовых правах и в независимости. Только на протяжении последних ста лет в истории можно найти множество подтверждений того, что нации и народы рано или поздно восстают против военной оккупации. Так что вопрос не в том, случится ли новая вспышка насилия, а в том, когда это произойдет»

Чем дольше Израиль отказывается решать проблему, тем выше риск потерять все, что удалось приобрести за время затишья. Усиление палестинских сил безопасности и их успешное сотрудничество с Израилем возможно лишь благодаря надежде палестинцев на обретение независимости в будущем. Чем больше отдаляется эта перспектива, тем серьезнее угроза Палестинской администрации со стороны ХАМАСа, предлагающих альтернативный подход — возвращение к вооруженной борьбе. Поэтому продолжение оккупации только отсрочивает неизбежное возобновление насилия. «Сохранение статус-кво — бомба замедленного действия».

Взвешенное решение

Никакая политика в палестино-израильских отношениях не свободна от рисков. Принимая во внимание все перечисленные соображения, риск ре-оккупации Западного Берега ниже риска сохранения присутствия, в особенности если учесть вероятность такого развития событий. В работе подполковника запаса Омера Занани 2018 показано, что даже при самом крайнем сценарии эскалации и коллапса, два государства – это оптимальное решение для Израиля. Гарантом национальной безопасности в первую очередь является превосходящая сила ЦАХАЛ, которая после выхода с Западного Берега только возрастет благодаря высвободившимся ресурсам.

В отличие от одностороннего выхода, как из Газы или Южного Ливана, двустороннее соглашение обеспечивает механизмы соблюдения интересов сторон и гарантии, в том числе международные. Выход с территорий в результате политического соглашения – это совсем не то, что произошло в Газе, когда Израиль оставил за собой «выжженную землю». Даже если согласованный выход Израиля и рискован, это не означает, что он опаснее присутствия Израиля на Западном Берегу. Израильтяне и их лидеры должны задать себе главный вопрос: может ли ЦАХАЛ и силы безопасности эффективно защитить Израиль от угроз, которые могут возникнуть после создания Палестинского государства? В течение последних десятилетий значительное большинство высших эшелонов сил безопасности отвечают на этот вопрос положительно.

Статья во многом основана на аналитических материалах сайта Molad. Особенную благодарность я хочу выразить автору работы “Israel’s security in a two-state reality” бывшему офицеру разведки доктору Омеру Эйнаву и автору работ «Стратегический баланс выхода из Газы» и «Поселения и национальная безопасность Израиля» бывшему офицеру разведки Авишаю Бен-Сассон Гордису

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x