Женская территория

Иллюстрация: skeeze https://pixabay.com/

Тупик для жертв насилия

В очередной раз прокуратура закрыла дело о сексуальном насилии "за неимением доказательств". Адвокат потерпевшей: "Решение прокуратуры не подавать обвинительное заключение может создать опасную политику, при которой преступники будут оставаться безнаказанными".

Эта история рассказана мужем женщины, которая, по его словам, пережила несколько месяцев постоянного и жесткого сексуального насилия. По причине подачи апелляции в прокуратуру для пересмотра решения, все имена в статье вымышленные.

Около двух с половиной лет назад Антон заметил у своей жены Кати панический страх при разговорах о выходе на улицу и желание переехать в другое место. У нее начались панические атаки, и она постоянно плакала. После того, как соседям пришлось вызывать полицию и скорую из-за ее состояния, она рассказала мужу, что их общий женатый знакомый насиловал ее в течение трех месяцев в жесткой, извращенной форме, угрожал ей и избивал ее.

По словам Антона, сперва он пригласил Катю на прогулку вместе со своей женой, а когда она пришла и увидела, что он один, он предложил ей баночку с водой, она выпила и потеряла контроль. Он отвез ее в гостиницу и там изнасиловал в первый раз. Вскоре он стал отслеживать, когда Катя оставалась одна и тогда насиловал ее и угрожал ей. После ее рассказа, Антон стал вспоминать, что в течение длительного времени у нее было испуганное лицо.

«Моя жена сломлена психический, когда у нее панические атаки, я остаюсь с ней и не иду на работу. Она регулярно пьет антидепрессанты и ей часто становится плохо», говорит Антон.
Когда Антон обо всем узнал, пара прибыла в полицию для оформления заявления.

«В полиции был ужасный прием, на первом допросе Катя была вся в слезах, и неквалифицированный переводчик переводил на иврит только каждые два слова, когда она рассказывала каждую деталь дела», описывает Антон.

«Нам на многое говорили, что это неинтересно, хотя все рассказанное играет ключевую роль. Когда говорили ждать чего-то пять минут, ждали по два часа и казалось, что сотрудникам просто все равно». По словам Кати, записали только одну пятую всего сказанного.

Вскоре состоялась очная ставка между Катей и обвиняемым, и представительница организации помощи женщинам находилась с ней рядом и держала ее за руку. После особо тяжелого приступа психической атаки, Кате помог психиатр. После нескольких судебных заседаний нашлись несколько свидетелей, некоторые из них женщины, которых обвиняемый тоже домогался.

«Мы приходили в полицию, чтобы рассказать о свидетелях, но там было ужасное отношение и Катя говорила, что неспособна терпеть эти унижения. Все было очень грубо и такое ощущение, что система защищает преступников, а к тебе относятся, как к животному», говорит Антон.
В прошлом году вызывали на допрос свидетелей и трех из тех, на которых пара указывала, по словам Антона так и не нашли и возможно и не пытались. Сам Антон, как и его окружение были уверены, что в таком деле будет обвинительное заключение. Из-за короны и закрытия судов, пара пребывала в большом напряжении, так как неизвестно было, когда придет ответ из прокуратуры. Около полгода назад адвокат сообщил Антону, что прокуратура решила закрыть дело из-за недостатка доказательной базы. «Здесь речь о жизни человека и это просто страшно. Я рассказывал полиции и о жидкости\наркотике которым он ее периодический поил и в гостинице, куда он ее водил ее, его наверняка знали. Но никогда не можешь знать, чего ожидать от полиции. Мне кажется, они даже не расследовали все до конца».

На данный момент Антон через адвоката Максима Коштерека подал апелляцию на пересмотр дела. «Мне, человеку, который предполагал, что в Израиле права женщин сильно защищены сложно представить, что на такое преступление пойдет в такой форме знакомый человек», говорит Антон. «Именно тема беспомощности меня убивает, когда преступник может делать все, что хочет, и нанесен непоправимый ущерб моей семье. Преступники чувствуют себя защищенными, а правовые органы не хотят заниматься этими делами и поэтому происходят или остаются безнаказанными такие преступления, как изнасилование 13-летней девочки (до исправления приговора). Я не собираюсь опускать руки, пока преступник не окажется за решеткой, я это дело не оставлю. Мы не находимся в России, где дела решаются другим путем, и я буду идти правовым путем до конца».

Прокуратура ответила Relevantinfo:

«В рамках процедуры расследования дела были предприняты множество разнообразных действий, включая сбор показаний всех соответствующих свидетелей.

После изучения материалов и завершения ряда следственных действий выяснилось, что нет разумного шанса (сикуй савир) на вынесение обвинительного приговора по делу, а это является критерием, который прокуратура изучает перед вынесением решения о предъявлении обвинительного заключения».

«Мы не согласны с решением прокуратуры о закрытии дела, поскольку считаем, что расследование было проведено с ошибками и без необходимой тщательности», говорит адвокат, Максим Коштерек, занимающиеся этим делом.

Максим Коштерек

«Но даже несмотря на недостатки следствия, в деле, по нашему мнению, собрано достаточно доказательств, как минимум, для подачи обвинительного заключения в суд. Учитывая серьезность уголовной статьи и фактическую сторону происшествия, органы правопорядка обязаны были подойти намного основательнее к расследованию и гораздо более взвешенно к решению о закрытии.

Я считаю, что решение прокуратуры не подавать обвинительное заключение может создать опасную политику, при которой преступники будут оставаться безнаказанными.

К сожалению, на данном этапе я не могу раскрыть никаких обстоятельств дела и даже статьи по которой проводилось расследование.

Могу лишь отметить, что мы подаем апелляцию и надеемся на пересмотр решения прокуратурой».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x