Политика

Депутат Мики Леви, ( слева) поготовивиший отчет о финансовых последствий "норвежского закона" Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Дорогой "норвежский закон"

Каждый новый депутат будет стоить государственной казне 1.7 миллиона шекелей в год, и к этому  надо еще прибавить одноразовый расход в 1.5 миллиона шекелей на оборудование депутатской канцелярии в здании Кнессета. Получается, что появление двенадцати новых депутатов обойдется государственной казне в сумму примерно 40 миллионов шекелей в год.

Если проблемы, связанные с тем, что депутат Кнессета инфицирован коронавирусом (Сами Абу-Шхаде из фракции Общий список, представляющий в ней партию Балад), не помешают законотворческому процессу, на этой неделе Кнессетом будет принят в третьем и окончательном чтении новая версия так называемого «норвежского закона» — поправка в «Основной закон: Кнессет».

Согласно этой поправке министры и замминистры могут приостановить свое членство  в Кнессете, и тогда депутатом Кнессета становится член списка, который в Кнессете представляет уволившийся министр или замминистр, стоящий первым на очереди войти в Кнессет в партийном списке. Собственно это будет продолжение существовавшей и в Кнессете двадцатого созыва поправки, с одним существенным отличием, которое резко увеличивает количество политиков, на которых может быть распространен этот закон. В предыдущей версии закона каждая фракция из коалиции могла применить этот закон только один раз, а в новой версии — каждая фракция, в зависимости от размера, сможет применить этот закон до пяти раз. Если уволившийся из Кнессета министр перестает быть таковым, он возвращается в депутатское кресло, а сменивший его однопартиец уходит из Кнессета.

Две с половиной недели назад этот законoпроект был неожиданно снят с повестки дня Кнессета после волны общественной критики в его адрес, и в связи с разногласиями в рядах коалиции по поводу его окончательной редакции. Отчет Центра исследований и информации Кнессета, подготовленный по просьбе Мики Леви, депутата от фракции «Еш Атид-Телем», продемонстрировал финансовые последствия применения «норвежского закона» в новой редакции, которая сделает возможным появление в Кнессете 12 новых депутатов. Каждый новый депутат будет стоить государственной казне 1.7 миллиона шекелей в год (расходы на зарплату, трех парламентских помощников, бюджет на работу депутатской канцелярии, бюджет на машину и другие расходы, в том числе и оплату гостиниц для депутатов, которые живут далеко от Иерусалима), и к этому  надо еще прибавить одноразовый расход в 1.5 миллиона шекелей на оборудование депутатской канцелярии в здании Кнессета. Получается, что появление двенадцати новых депутатов обойдется государственной казне в сумму примерно 40 миллионов шекелей в год.

Для чего потребовалось такое радикальное расширение «норвежского закона»?

По одной простой причине — из-за непомерно раздутого правительства. Если оно насчитывает 52 министра и замминистра (из всего 73 депутатов, входящих в коалицию) это означает, что в Кнессете могут работать всего лишь 68 человек, и из них всего всего 21 депутат будут представлять коалицию. Основная работа Кнессета — это ведь не голосования, а работа комиссий, бюрократическая работа в сфере законотворчества, связь с избирателями и прочая парламентская текучка.

Министры и замминистры не могут работать в комиссиях, и получается, что настоящей парламентской работой при таком огромном правительстве смогут, без «норвежского закона», заняться совсем немногие члены коалиции. Из-за паритетного принципа, по которому было сконструировано это правительства, а также желания Нетаниягу как можно более увеличить количество министерских постов для членов своего блока, и учитывая то, что фракция «Кахоль Лаван» раскололась, и в коалицию со стороны блока Ганца вошли всего 15 депутатов от фракции «Хосен ле-Исраэль», принявшей имя «Кахоль Лаван», плюс двое членов отколовшейся от нее фракции «Дерех а-Арец» и трое членов «Аводы», у блока Ганца после раздачи министерских постов осталось совсем мало «просто» депутатов — 3 из «Кахоль Лаван», один из «Дерех а-Арец» и Мейрав Михаэли из фракции «Авода», которая фактически является оппозицией внутри коалиции.

Поэтому для Ганца очень важно как можно быстрее провести этот закон, так как после массового увольнения из Кнессета пяти министров от его фракции, в Кнессет попадет 2 члена от собственно фракции Ганца «Хосен ле-Исраэль», еще 2 члена списка, которые согласились оставить свои фракции в пользу «Кахоль Лаван», и еще один член списка, который останется во фракции «Еш Атид». Партийный список остался общим, каким он был до раскола «КахольЛ аван» на разные фракции, и в очереди на депутатство ждут и члены «Еш Атид» и «Телем». Чтобы обойти это неудобство, в коалиционном соглашении «Ликуда» с «Кахоль Лаван» стороны согласились на продвижение так называемого «перепрыгивающего норвежского закона», согласно которому в Кнессет должны были войти только те члены списка от «Кахоль Лаван», которые остались верны Ганцу. Но этот вариант весьма жестко покритиковал БАГАЦ, ведь такая редакция закона просто напросто нарушала основной принцип голосования, при котором избиратели голосуют за весь список, а не за отдельные его части, и политики не решились пойти на конфронтацию с БАГАЦем по этому поводу.

В целом «норвежский» закон является довольно спорным, в нем есть и положительные стороны в вопросе отношения законодательной и исполнительной власти и нормального функционирования этих ветвей власти, есть и однозначно отрицательные. Но в том виде, в котором он предлагается на этот раз, «норвежский закон» выглядит лишь как очередная заплата, которой политики желают прикрыть огромные прорехи в нынешнем политическом союзе между Нетаниягу и Ганцем. И заплата очень дорогая, что имеет особое значение в разгаре сложнейшей экономической ситуации, обусловленной большим дефицитом бюджета, оставленным в наследство предыдущим постоянным правительством и вредом для экономики, нанесенным пандемией коронавируса.

Вначале политики непомерно раздувают правительство, придумав совершенно лишние и никому не нужные министерства, которые будут обходиться государственной казне в круглую сумму денег, а потом, ради «исправления» ситуации, ради обеспечения более-менее нормального парламентского процесса, еще и увеличивают расходы, пуская их на дополнительных членов Кнессета. И все это прикрывается девизом «лучше и дешевле так, чем четвертые выборы». Глядя на все более увеличивающееся расходы, связанные исключительно со сложной, затейливой конструкцией паритетного правительства, поневоле начинаешь думать о том, что выборы могли быть и дешевле. Да и не пришлось бы заниматься спорным законотворчеством, придумывать абсолютно лишние министерства, демонстрировать народу то, что его проблемы стоят на втором месте, после заботы политиков о себе и своей карьере. И поддерживать  правительство во главе с обвиняемым в суде в трех коррупционных делах, и составленное из абсолютно не доверяющих друг другу блоков.

Но столь поспешное принятие расширенного «норвежского закона» лишь демонстрирует нам лишний раз, что первым делом политиков интересует они сами, а все остальное для них важно уже постольку-поскольку.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x