Политика

Нетаниягу ,Ганц и Ривлин. Фото: Haim Zach/GPO , 2019

Аты-баты, шли дебаты

В 1999-м году Нетаниягу пришел на дебаты в полной уверенности, что будет произносить обличительные монологи в адрес пустого кресла Барака. Но его ждал сюрприз. Ведущий тех дебатов Нисим Мишаль впоследствии вспоминал: «Уже через пять минут стало очевидным, что Мордехай пришел подготовленным, а его взгляд излучал ненависть». Когда Нетаниягу раздавал свои обещания, Мордехай просто говорил: «Смотри мне в глаза. В глаза смотри!» 

На днях, выступая на своем любимом 20-м телеканале, Нетаниягу вытянул очередного кролика из своей волшебной шляпы. Он вызвал Бени Ганца на теледуэль.

Тут следует вспомнить, что и перед выборами в апреле прошлого года, и перед выборами в сентябре как раз Ганц  предлагал провести теледебаты с Нетаниягу, но тот от них уклонился. Более того, за неделю до того, как он сейчас бросил перчатку Ганцу, Нетаниягу отказался от предложения телеканалов устроить те самые теледебаты. Увы, за это время многое изменилось. А, точнее, наоборот – ничего не изменилось. В смысле распределения мандатов в опросах. «Кролики» Нетаниягу не приводили в восторг аудиторию, бурных аплодисментов не было. Ни «сделка века», в реальность которой верят только самые наивные, ни триумфальный привоз в Израиль бедолаги Наамы Иссахар (тут, вообще, сочли, что премьерский самолет для незадачливой девицы – явный перебор), ни договоренность (якобы)  с президентом Судана о возвращении нелегалов на родину (президент дезавуировал заявление Биби), ни решение привезти в Израиль 400 эфиопов фалашмуры (на поверку нашли только 43 человек) не поколебали уже сформировавшиеся за трое выборов установки избирателей.

И тогда Нетаниягу решил сделать ставку на дебаты. Что и говорить, Нетаниягу – человек телевизионный.  В выступлениях перед публикой он за многие десятилетия поднаторел. Не то, что Ганц — человек, которому в силу его армейского статуса публично выступать не приходилось. На этот раз  отказался Ганц. Пока, во всяком случае.

А что это вообще за вещь такая – теледебаты? Известно, что теледебаты – внутрипартийные и национальные  — это, можно сказать, главное шоу американской предвыборной политики. Между прочим, есть точная дата, когда теледебаты изменили ее лицо . Это было 26 сентября 1960 года, когда в часовых дебатах сошлись кандидаты в президенты США – тогдашний вице-президент Ричард Никсон и малоизвестный широкой публике сенатор от штата Массачусетс Джон Кеннеди. Перед этими дебатами шансы на президентство Кеннеди котировались  невысоко. Ведь никогда до того в США не было президента-католика, да еще такого молодого. После дебатов, которые наблюдали в прямом эфире 70 миллионов американцев, все изменилось. Говорят, Никсон проиграл выборы, потому что он во время теледебатов…  потел. Не уверен, что это было единственной причиной. Однако, интересно, что на трех последующих президентских выборах в США дебатов не было – претенденты отказывались. И только с 1976 года теледебаты вошли в непременную традицию предвыборного шоу и стали частью американской политической культуры.  С тех пор процедура дебатов была отшлифована до деталей, порой кажущихся смешными. По секундомеру отсчитывается время, отведенное каждому кандидату на вопрос и ответ.  Оговаривается точное время средних и крупных планов на экране каждого кандидата, и не дай бог, если кто-то получит минимальное преимущество или преференцию от ведущего или телеканала.

Разумеется, в Израиле до такого совершенства нам еще очень далеко.

Политические обозреватели спорят, когда в Израиле были последние теледебаты. Казалось бы, о чем спор? Но здесь есть одна тонкость. Теледебаты между главными соперниками на выборах последний раз были в 1996 году – между Нетаниягу и Пересом. Здесь сошлись два великих мастера политического словоблудия. Но молодой Биби, по всеобщему мнению, выглядел лучше. Не знаю, это ли помогло ему одолеть Переса на выборах, или причины были глубже – страна тогда жила в страхе перед непрекращающимися массовыми терактами.
Однако перед выборами 1999 года были еще одни дебаты. Считать ли их «полномасштабными» — вот в чем вопрос? Дело в том, что на предложение телеканалов провести дебаты откликнулись лидер «Ликуда» Нетаниягу и лидер партии Центра Ицик Мордехай. А в штабе главного конкурента Биби, лидера «Единого Израиля» Эхуда Барака решили от дебатов уклониться.

Нетаниягу пришел на дебаты в полной уверенности, что будет произносить обличительные монологи в адрес пустого кресла Барака. Но его ждал сюрприз. Ведущий тех дебатов Нисим Мишаль впоследствии вспоминал: «Уже через пять минут стало очевидным, что Мордехай пришел подготовленным, а его взгляд излучал ненависть». Когда Нетаниягу раздавал свои обещания, Мордехай просто говорил: «Смотри мне в глаза. В глаза смотри!»  И зрителям всё становилось ясно. Тогдашний пресс-секретарь Нетаниягу Авив Бушински на днях рассказал, что, усаживаясь после интервью в автомобиль, Нетаниягу признался: «Я проиграл». Опять-таки, трудно сказать, как повлияли эти полудебаты (все-таки Барака не было) на исход выборов, но «Ликуд» их проиграл. Впрочем, и партия Мордехая не преуспела на тех выборах.

В любом случае, после 1999 года никаких дебатов не было, хотя перед каждыми выборами телеканалы предлагали их провести, и кто-то из главных соперников непременно вызывал оппонента на дуэль в телестудии, а тот отказывался. Вот перечень «отказников»: в 2001 и 2003 годах от дебатов отказался Шарон (и выиграл выборы), в 2006 году отказался Ольмерт (и выиграл выборы), в 2009 и 2013 годах отказался Нетаниягу (и выиграл выборы).  В 2015 году были проведены дебаты между лидерами всех партий, реально претендовавшими на места в кнессете. Но считать их полноценными точно нельзя, ибо лидеры двух ведущих партий — Ицхак Герцог и всё тот же Биньямин Нетаниягу — от участия в них отказались.

Конечно, Биби с точки зрения предвыборного кампейна сделал хороший ход. Ганц оказался в положении цугцванга: любое решение – плохое. Если бы согласился – пришлось бы играть на любимой площадке Биби. Отказался – теперь все ликудники будут изо дня в день повторять мантру: «Ганц испугался! Ганц – трус». Биби уже начал эксплуатировать этот тезис. 19 февраля на предвыборном митинге в Акко он заявил: «Бени Ганц отказывается от теледебатов. Он не может справиться со стрессом в ходе телевизионного спора, как же он справится с давлением, с которым связано пребывание на посту премьер-министра?»

Общественное мнение тоже не на стороне Ганца. Народ жаждет зрелищ, а дебаты – это все-таки классное зрелище. Согласно опросам, 60% населения Израиля хотят дебатов. Ганц огрызается: «Пусть Нетаниягу дебатирует с судьями», намекая на начинающийся 17 марта суд над Нетаниягу.

На месте Ганца я бы не соглашался на дебаты с Биби. Это все равно, что садиться играть в карты с шулером. Я не уверен, что Нетаниягу будет играть по правилам. Помните, как он по-шулерски «кинул» Эдельштейна на церемонии, посвященной 70-летию Израиля? После долгих переговоров было согласовано, что Биби произнесет пятиминутную речь, но он говорил 15 минут и, как говорят  на  иврите, «украл представление». Где гарантия, что он не повторит этот трюк? Ах, да, он, конечно, потом извинится, как извинился перед арабами, которыми запугивал избирателей в день выборов в апреле прошлого года.

Впрочем, возможно, если ситуация будет развиваться неблагоприятно для Ганца, он может под нажимом общественного мнения согласиться на дебаты. Изменят ли они соотношение сил? Вопрос, как говорится, на миллион шекелей. Или долларов.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x