Политика

Кого выбираем? Фото: Achi Raz, flickr.com

Кризис представительной демократии: что дальше?

В сложившейся политической реальности, отмечает Бин-Нун, больше не существует ни левых, ни правых. Нет ни тех, кто “за” мирный процесс, ни тех, кто “против”, нет серьезных разногласий по экономическим вопросам. Есть ли более способные политики и менее изобретальные. Голосование опирается исключительно на клановую принадлежность.

Чем бы ни завершились четвертые за два года парламентские выборы в Израиле, созданием недееспособной узкой коалиции с участием каханистов, победой антинетанияговского лагеря “Лебедь рак да щука” или, что вероятнее всего, стандартным политическим тупиком и пятым  избирательным туром — уже ближайшей осенью, ясно одно: система правления как в нашей стране, так и во многих странах с похожей либерально-демократической моделью работает все хуже. Режим представительной демократии в условиях информационного хаоса социальных сетей и формирующейся у нас на глазах новой прозрачности, при которой те, кто управляют, и те, кто делегируют им это право, рассматривают друг друга через увеличительное стекло или через искажающую реальность призму компьютерного экрана, с трудом обеспечивает социальный порядок и стабильность в обществе.

Современные социальные мыслители задаются вопросом, какая форма правления может быть более эффективной, отметая, разумеется, любые варианты авторитарной власти, сомнительная эффективность которой зиждится на насилии и в конечном итоге приводит к разрушительным последствиям. Израильский историк, профессор Игаль Бин-Нун, в своей статье в газете “Гаарец” также размышляет над этим вопросом. Он убежден, что пришло время пересмотреть ряд основополагающий принципов современной демократической модели, которые в прошлом считались незыблемыми, а ныне просто-напросто не соответствуют окружающей действительности.

Исторические достижения демократии огромны, отмечает Бин-Нун, однако сегодня этот политический “жанр” вырождается у нас на глазах. Лишенные совести и моральных принципов правители использут механизм демократических выборов, чтобы легитимизировать популизм, демагогию и циничное использование результатов народного волеизъявления. Если власть Дональда Трампа была результатам демократического процесса, а режим Нетаниягу является достижением демократии, то нет смысла вспоминать мрачное прошлое, когда демократическим путем к власти приходили диктаторы. Кризис выборной демократии налицо.

Демократизация получения знаний и свободный доступ к информации привели к тектоническим сдвигам, адаптироваться к которым мы пока что не в состоянии, подчеркивает профессор Бин-Нун. Наблюдаемое нами явление можно в какой-то мере назвать “бунтом плебса против элит”. Казалось бы, речь идет о позитивном процессе эмансипации широких масс, впервые в истории получивших свободную трибуну для высказывания собственного мнения. Глобальное использование социальных сетей кардинально изменило правила игры. Талантливые политики, осознавшие суть произошедших перемен, быстро переориентировались и взяли новую методику на вооружение.

В сложившейся политической реальности, отмечает Бин-Нун, больше не существует ни левых, ни правых. Нет ни тех, кто “за” мирный процесс, ни тех, кто “против”, нет серьезных разногласий по экономическим вопросам. Есть ли более способные политики и менее изобретальные. Голосование опирается исключительно на клановую принадлежность. Избиратели принадлежат либо к условным “элитам”, либо к условному “плебсу”. Результаты этих изменений не замедлили сказаться.  Соображения избирателей более не имеют никакого отношения к чему-либо рациональному. Всё стало виртуальной игрой: образы, мемы, визуальный имидж политических лидеров. Состязаются не идеологии и мировоззрения, а талантливые пиар-специалисты. Какое это имеет отношение к заботе о благе гражданина, к потребностям государства?

Еще один, ранее незыблемый, принцип представительной демократии, потерявший смысл в новой реальности,  важность всеобщего голосования. Если ты не голосуешь, ты плохой гражданин. Если ты не идешь на избирательный участок, ты предаешь интересы своего клана. Но так ли это, спрашивает Бин-Нун. Зачем государство уговаривает граждан голосовать на выборах, если у них нет ни малейшего представления, кому и зачем отдавать свой голос? Следует ли предоставлять право выбирать всем без исключения? Зачем заставлять человека выражать свое мнение по вопросам образования, экологии, экономики и безопасности, если он не разбирается в этом? Способны ли миллионы людей рационально подойти к столь сложному выбору? Не правильнее ли будет предоставлять право выбирать относительно небольшому числу людей, обладающих знаниями и способностью анализировать происходящее? Должен ли иметь право голоса адепт мистической секты, отрицающей саму идею демократии? Следует ли позволять социальной группировке, единственная цель которой продвижение эгоистических интересов своих членов, участвовать в выборах?

Не менее важным, подчеркивает Бин-Нун, является вопрос, кто имеет право быть избранным в кнессет. Предоставление формального права становиться законодателем каждому гражданину, которому исполнилось 18 лет, кажется ему абсолютной демагогией. Любая государственная служба или коммерческая компания ставит жесткие условия при приеме на работу новых сотрудников, требуя от них определенных профессиональных и социальных качеств. От народных избранников не требуется ровным счетом ничего. Не удивительно, что талантливые и профессиональные люди не идут в политику Имеет ли право общество отказываться от услуг профессиональной элиты в решении своих важнейших задач? Не следует ли ужесточить критерии для занятия министерских должностей?

Кому-то вопросы, задаваемые профессором Бин-Нуном, могут показаться кощунственными, поскольку они противоречат базовым принципам представительной демократии. Но поскольку эта форма правления переживает острый кризис не только в Израиле, отмахнуться от подобных размышлений мы не можем.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x