Еврейский мир

Семья в Лоде. Фото: Yossi Aloni/Flash90

Демографическая гонка VS реальность

Каждый четвертый ультраортодоксальный мужчина, который делает выбор и решает получить академическое образование, не может достичь поставленной цели. По причине недостатка базисных школьных знаний и из-за необходимости содержать семью и детей большинство из них оказываются не в состоянии закончить учёбу.

Ультраортодоксальная женщина производит на свет в среднем семерых детей. Такой высокий уровень рождаемости является основной причиной того, что 26 процентов учеников и учениц еврейского сектора образования в Израиле являются ультраортодоксами. С момента своего создания Израиль находится в демографической гонке. И в этой гонке матке ультраортодоксальной женщины принадлежит очень важное и решающее место.

Это, конечно, касается не только ультраортодоксальных женщин, но и мужчин. Мати Горовиц, ультраортодоксальный активист и специалист в сфере высоких технологий, так пишет об ультраортодоксальной молодёжи: «Период выбора жизненного пути наступает в позднем подростковом возрасте, примерно в 16-18 лет, у одних раньше, у других позже. В это время родители добиваются того, чтобы парень находился в ешиве, даже если он ничего не в состоянии выучить, потому что «кто захочет выйти за тебя замуж?» Как только появляется такая возможность, его поскорее женят, чтобы он не думал о выборе другого жизненного пути. После свадьбы откладывать рождение детей не следует, потому что тогда снова будет время подумать или даже развестись.

После того, как рождается ребёнок или два, расходы на содержание семьи резко увеличиваются, и муж чувствует, что он зажат со всех сторон. Тогда ему говорят: как хорошо! Теперь ты уже сам по себе, теперь ты независим и должен уметь справляться с жизненными невзгодами. Это можно сравнить с ситуацией, когда человека бросают в открытое море без спасательного круга и инструктора и ждут, что у него всё само получится. Грустно? Очень».

 Муж чувствует, что он зажат со всех сторон. Тогда ему говорят: как хорошо! Теперь ты уже сам по себе, теперь ты независим и должен уметь справляться с жизненными невзгодами. Это можно сравнить с ситуацией, когда человека бросают в открытое море без спасательного круга и инструктора и ждут, что у него всё само получится.

Всё вышесказанное является иллюстрацией к данным из последнего отчёта государственного контролёра, в котором говорится, что каждый четвертый ультраортодоксальный мужчина, который делает выбор и решает получить академическое образование, не может достичь поставленной цели. По причине недостатка базисных школьных знаний и из-за необходимости содержать семью и детей большинство из них оказываются не в состоянии закончить учёбу.

Даже те из ультраортодоксов, которые в прошлом без сомнения утверждали, что учащийся ешивы сможет восполнить пробел в образовании за короткий период времени, признают, по крайней мере между собой, что это совсем не так. Им не безразличен и тот факт, что по мере численного роста ультраортодоксальной общины влияние на нее экономического мира возрастает.

«У нас пятеро здоровых и чудесных детей, — говорит Ю., учащийся одной из ультраортодоксальных ешив литовского направления. — Я из большой семьи, число детей в которой выражается двузначным числом, а моя жена — из обычной маленькой семьи. Она также является кормильцем в доме, а я учу Тору. Я хотел бы иметь больше детей, но решение остается за ней. Я не «помогаю по дому», я отец в полном смысле слова. Поэтому вместо того, чтобы делать перерыв в середине дня и возвращаться домой в восемь, я непрерывно учусь в ешиве до шести, чтобы вернуться домой к ужину. Я также отвечаю за то, чтобы дети приняли душ и улеглись спать. После того, как дети ложатся спать, я продолжаю учить Тору дома. Моя жена много работает, чтобы содержать семью, она очень талантлива, и ей тоже нужно учиться или проводить время с подругами.

Я никогда не консультировался с раввином об использовании противозачаточных средств. После рождения первого ребёнка моя жена хотела отдохнуть, но для неё было важно получить галахическое разрешение на перерыв, поэтому я проконсультировался со своим отцом, который у меня раввин, причём в нашей среде он считается довольно строгим. Он подтвердил мне, что это было наше решение и сказал, что нет необходимости выяснять этот вопрос каждый раз заново. Хотя я и мечтал о большой семье, теперь я понимаю, что для этого требуются большие затраты — как с точки зрения ухода за детьми, так и значительные финансовые ресурсы. Я думаю о времени, которое можно посвятить каждому ребенку, и я считаю, что выбранный нами путь является для нас правильным».

М., молодой хасид с маленьким ребёнком, говорит: «Мы поженились молодыми. Хоть, мы и не классическая пара и относимся к современной хасидской общине. После нескольких месяцев знакомства мы самостоятельно приняли решение создать семью. Это было именно наше решение, без слишком активного родительского вмешательства, как это принято в консервативных хасидских общинах. У меня есть сын, и он приносит нам много света и счастья в жизни. В то же время, я признаю, что я не был готов к тем изменениям, которые принесёт с собой маленький ребенок.

Я работаю и учусь, чтобы получить академическую степень, и у меня нет финансовой поддержки, потому что у наших родителей нет такой возможности. Моя жена забеременела через несколько месяцев после свадьбы, мы почти не знали, как вести совместную жизнь. Я помогал жене, которая испытывала серьёзные проблемы, физические и психологические. Её беременность была тяжёлой, и роды тоже нелегкими. Меня не подготовили к этому. Теперь я понимаю, что все проходят через похожие вещи, одни больше, другие меньше, но об этом очень мало говорят. Мы красиво одеваемся, ходим на разные торжества, а с трудностями справляемся дома, вдали от посторонних глаз. Это создаёт ложное впечатление, что нам всё очень легко и просто. Сегодня я говорю всем друзьям, которые женятся: подождите два года после свадьбы, прежде чем даже думать о детях. Не нужно никуда торопиться».

«Мы красиво одеваемся, ходим на разные торжества, а с трудностями справляемся дома, вдали от посторонних глаз. Это создаёт ложное впечатление, что нам всё очень легко и просто. Сегодня я говорю всем друзьям, которые женятся: подождите два года после свадьбы, прежде чем даже думать о детях»

Р. — хасид, разведённый и без детей. «Я женился, фактически не зная своей жены, — вспоминает он. — С самого начала было ясно, что мы с ней не сможем поладить. Я вижу своих друзей в той же ситуации, что был я. Они остались женатыми, потому что их жёны быстро забеременели, а потом уже гораздо сложнее развестись. Люди думают, это печально, что я развёлся, Я же думаю о том, как печально, что многие мои друзья остались женатыми только в силу сложившихся обстоятельств. Я ощущаю себя человеком, спасшимся от проблем, могущих осложнить всю дальнейшую жизнь. Однажды я найду подходящую женщину и мы создадим с нею семью. Но даже тогда я подожду некоторое время, прежде чем приму решение заводить детей. Дети — это обязательство на всю жизнь, я хочу быть уверенным, прежде чем решусь на это».

Мы побеседовали с Н., восточным евреем и браславским хасидом, буквально накануне его ежегодной поездки в Умань на гробницу рабби Нахмана. «Люди, не принадлежащие к хасидскому миру, часто спрашивают меня, как я могу оставить жену с детьми и уехать на праздники? Они этого не понимают и даже осуждают меня. Им кажется, что я поступаю безответственно и бесчувственно. Но, как отец шестерых детей, я считаю, что моя ответственность перед ними состоит, в том числе, и в том, чтобы молиться за них. Я молюсь за них и верю, что поступаю правильно. Остальную часть года мы с женой несём равное бремя забот и равную ответственность за детей. Моя жена учится на получение третьей академической степени, она очень независима. Я ничего за неё не решаю и не указываю ей, как поступать. Мы даже десятую часть доходов жертвуем в разные места. Мы вполне самостоятельные люди, которые вместе растят семью. Разумеется, в таком вопросе, как рождение детей решающее слово остаётся за ней. В конце концов, именно она должна их вынашивать и рожать. Что касается меня, то я был бы счастлив с любым числом детей».

Ультраортодоксальный сектор в массе своей, судя по всему, далеко опережает своих лидеров в понимании семьи и экономической реальности. В последнем выпуске программы «Простите за вопрос» была затронута тема родов. И прозвучавшие на передаче ответы отражали глубокий сдвиг в восприятии. Такие термины, как право женщины на свое тело, психическое здоровье, отцовская ответственность и личное отношение к ребенку с огромной скоростью проникают в ультраортодоксальный мейнстрим. Экстремистские раввины и проповедники находят своих последователей большей частью на ультраортодоксальной периферии, среди тех, кто возвращается к религии. Но они давно являются объектом насмешек и шуток в более мейнстримных и этатистских кругах ультраортодоксальных общин.

И, тем не менее, средний показатель рождаемости в ультраортодоксальной семье приближается к семи. Это мировой рекорд, который, вероятно, не имеет себе равных. Изменения призваны не подменить существующий идеал семьи в ультраортодоксальной общине, а лишь приспособить его к изменяющейся реальности. Вместо того, чтобы бояться ультраортодоксальной рождаемости, нужно понять, что она является частью жизни в Государстве Израиль и поощрять устойчивые тенденции к интеграции ультраортодоксов в экономику нашего века.

Оригинал на сайте «Сиха мекомит»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x