Общество

Фото: Yonatan Sindel/Flash90

С надеждой

А потом началась церемония зажжения факелов.  Большая часть участников выступало искренне, красиво. Некоторые удивляли, по какому принципу их выбрали, что бы что? Но с одним выбором поспорить не могу -  Шира Исаков и Ади Гузи. Когда они вышли зажигать свой факел – мой внутренний циник пискнул и заткнулся.

В ночь на 14 апреля 1991 года мы приземлились в аэропорту Бен Гурион.  В 91 -м интернета не было, узнать прогноз погоды мы не могли, а улетали мы из киевского апреля, довольно прохладного. Я начала новую жизнь одетая в свой лучший свитер (мама постаралась) из ангорской шерсти, теплые джинсы, и кажется, еще была куртка.

Мне было жарко, я устала,  ужасно хотелось спать. Меня даже не радовали пальмы, мелькающие в окне такси, которое везло нас в Ришон ле Цион к друзьям родителей.

Следующие два дня я отсыпалась, привыкала к непривычному виду и к разноцветным йогуртам «Бади», которыми меня угощали. Я пробовала с опаской, разве кефир может быть похож на краски гуашь? Наверное, и вкус такой же…

А потом наступило  17 апреля. День памяти солдат погибших в израильских войнах.  В то утро я была дома одна, остальные поехали встречать папу, он прилетал  после обеда. Я сидела на балконе, смотрела на улицу и жалела себя. Страшно хотелось обратно в Киев, к лучшей подружке и к папе.

И тут раздался какой то жуткий заунывный и очень громкий звук, на одной ноте. Люди начали останавливаться и замирать, остановились машины.  Все застыло и только этот звук, от которого начинали болеть уши,  заполнял собой все пространство. Помню, я перепугалась до смерти. Кажется, даже расплакалась. Я никак не могла понять, что происходит, почему люди замирают, как неживые и неужели теперь так будет всегда?

Позже, вернувшиеся домой друзья родителей объяснили, насколько сами понимали, что такое сирена, почему она звучит и сколько раз в году. Я не очень поняла, поняла только, что это какой-то очень важный момент в реальности моего нового дома.

А вечером мы все, вместе с папой пошли гулять на бульвар Ротшильд. Я смутно помню этот вечер, все смешалось в разноцветный, яркий калейдоскоп из людей, огней,  шума и гама. Помню только ощущение смутной растерянности от всеобщего восторга вокруг, тогда еще люди радовались дню Независимости искренне, как дети. Помню обилие бело-голубых флажков и восторженное ощущение, ух ты. Меня ждет захватывающее приключение, и все будет хорошо.

И в тот вечер я первый раз за три дня своей новой жизни не плакала, что хочу обратно в Киев.

С тех пор прошло 30 лет.  Школа, армия, университет, работа. Было много всякого разного, хорошего и плохого. Были люди, обзывающие меня вонючей русской и были друзья, расспрашивающие меня, какой рецепт оливье и шубы лучше всего приготовить на Новигод. Были клерки в инстанциях, смеющиеся над акцентом моих родителей и была соседка, вызвавшаяся отвезти меня с температурой 40 в больницу, посреди ночи. Много всего было.

Но одно оставалось неизменным. В вечер дня Независимости меня каждый год охватывало то самое предвкушение приключения. Как бы ни было погано и страшно  происходящее вокруг, как бы политики ни старались натравить нас друг на друга – все отходило  на второй план.  Звучит «А – Тиква», небо взрывается разноцветными огнями фейерверков и у меня опять детское ощущение восторга и что все будет хорошо. Так или иначе.  До этого года. Очень тяжелый был год.

В этот раз, наблюдая торжественную церемонию посвященную дню Независимости, циник во мне не мог не восхититься пафосными поздравлениям и демонстративными заявлениями.    Учитывая последние события в стране, некоторые из них, типа » мы все братья и переживаем все рука об руку» или же поздравления арабского населения – выглядят не просто смешно, они выглядят гротескно. Отдельно порадовало сообщение о подписании мирного договора с Марокко. Надо же, а я и не знала, что мы с Марокко находились в состоянии конфликта, когда-либо. Сюрприз.

А потом началась церемония зажжения факелов.  Большая часть участников выступало искренне, красиво. Некоторые удивляли, по какому принципу их выбрали, что бы что? Но с одним выбором поспорить не могу —  Шира Исаков и Ади Гузи. Когда они вышли зажигать свой факел – мой внутренний циник пискнул и заткнулся.  Шира, не сломленная, сильная, решительная.  И рядом с ней женщина, не сказавшая » меня это не касается, это у соседей», не побоявшаяся вмешаться, неравнодушная. Две половинки, дополняющие друг друга.

Очень правильное решение, на мой взгляд, дать этим двум женщинам зажечь факел вместе. Очень трогательное, очень символичное, особенно в день Независимости.  Посмотришь на них и жить становится чуть менее страшно, возвращается робкое ощущение надежды. Пока среди нас еще есть такие люди – не все еще потеряно, мы еще побарахтаемся. С праздником, уважаемые.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x