Гражданин мира

Фото: Белорусский портал TUT.BY

Треснувшая диктатура

Лукашенко знал результат выборов и готовился к кровавому подавлению протестов заранее, он просто не ожидал, что протесты будут столь массовыми. Агрессия силовиков очень долго копилась и лежала под спудом, и когда, наконец, команда «фас» была дана – рвануло. Когда собаку долго натаскивают на человека, а потом долго держат голодной, она будет рвать мясо клочьями, пока не загрызет насмерть – она уже не может остановиться, а если хозяин попытается ее остановить, она набросится на хозяина.

Сегодня уже можно сказать абсолютно точно: события в Беларуси войдут в учебники по политологии и социальной психологии как пример падения диктатур и самоорганизации общества в условиях чрезвычайных ситуаций. А также в учебники по уголовному праву – как пример тяжелейших преступлений власти против собственного народа.

За несколько дней протестов по официальным данным в стране было задержано более 7000 человек. Только за участие в акциях 11 и 12 августа суды Минска арестовали 1063 человека. Сотни людей были ранены и избиты, четверо погибли, судьба 82 человек неизвестна, 158 – в больницах, трое из них в тяжелом состоянии. Уже более 700 пострадавших подали в Следственный комитет Беларуси заявления об избиениях силовиками во время протестов и в местах временного содержания.

За несколько дней протестов по официальным данным в стране было задержано более 7000 человек. Только за участие в акциях 11 и 12 августа суды Минска арестовали 1063 человека. Сотни людей были ранены и избиты, четверо погибли, судьба 82 человек неизвестна, 158 – в больницах, трое из них в тяжелом состоянии. 

Сегодня в поисках ответа на вопрос о причинах насилия на улицах Беларуси, примененного на прошлой неделе силовыми органами против безоружного населения во время мирного протеста, СМИ вновь вспомнили о диагнозе «мозаичная психопатия», поставленном Александру Лукашенко еще в период его службы в армии и позднее подтвержденном различными психиатрами. Но объяснять поведение Лукашенко только этим диагнозом было бы неверно. Как тогда быть с остальными диктаторами – Пол Потом, Каддафи, Саддамом Хусейном, Пиночетом, со всем выводком северокорейских Кимов, с авторитарными лидерами вроде Путина, Си Цзиньпина или Туркменбаши? Это тоже диагноз? В определенном смысле – да, и он называется «жажда власти». Это жажда власти заставляет держать в страхе собственный народ, это жажда власти заставляет фальсифицировать выборы, это жажда власти заставляет натравливать ОМОН на мирных граждан. Жажда власти и страх эту власть потерять.

Мандат на насилие

ОМОН, СОБР, спецназ и остальных нелюдей, зверствовавших на улицах белорусских городов, натаскивали, как цепных псов, много лет, потому что Лукашенко прекрасно знал, что в условиях отсутствия легитимности они – его единственная защита и поддержка. Зверство силовиков проявилось не сегодня. Разве КГБ не выдергивало все эти годы из подконтрольного населения то одного, то другого инакомыслящего, как редиску из грядки, не прессовало их в своих застенках? Разве не разгоняли раньше белорусские протесты? Разве в 2010 году людей менее сильно лупили дубинками и калечили? Нет.

Просто тогда оппозицию поддерживало меньше людей, большинство белорусов вообще не интересовались политикой и не знали, кто там кого избивает. Сегодня это коснулось всех. Риски Лукашенко потерять власть оказались выше, чем 10 лет назад, карателей на улицы было выведено больше, и команда им была дана быть с протестующими максимально жесткими. За неделю до выборов в своем обращении к личному составу министр внутренних дел Юрий Караев был предельно конкретен: «Выборы станут серьезным экзаменом на прочность всей системы правоохранительных органов», – говорил он.– «Предстоят значительные психологические и физические нагрузки», «мы наблюдаем провокационную деятельность», «вам дано право действовать от имени государства», «исполняя служебные обязанности, вы можете рассчитывать на охрану своих прав и законных интересов».

Фото: Белорусский портал TUT.BY

Только глухой мог не услышать: вы имеете дело с врагами, государство дает вам право на насилие и защитит вас от всех претензий в случае, если вы кого-то убьете или покалечите (обратите внимание на манеру речи и подумайте, какой личный состав мог воспитать такой «пахан»). Таким образом, Лукашенко инициировал проведение карательной операции против собственного народа.

Сам факт того, что карателями на улицах Минска 10 августа командовал бывший командир бригады спецназа внутренних войск МВД (так называемого «эскадрона смерти»), а ныне глава Ассоциации ветеранов спецназа Беларуси «Честь» Дмитрий Павличенко, связанный с политическими «исчезновениями» в Беларуси в конце 90-х – начале нулевых, говорит о том, что Лукашенко прекрасно отдавал себе отчет в том, что будет происходить.

Сам факт того, что карателями на улицах Минска 10 августа командовал бывший командир бригады спецназа внутренних войск МВД (так называемого «эскадрона смерти»), а ныне глава Ассоциации ветеранов спецназа Беларуси «Честь» Дмитрий Павличенко, связанный с политическими «исчезновениями» в Беларуси в конце 90-х – начале нулевых, говорит о том, что Лукашенко прекрасно отдавал себе отчет в том, что будет происходить.

Совсем недавно, в конце прошлого года, бывший боец того самого «эскадрона смерти», которым командовал Павличенко, рассказал, как они убивали лукашенковских оппонентов – Захаренко, Гончара и Красовского. Чем это отличается от того, что мы видели на улицах белорусских городов в эти дни? Демонстративная агрессия, ничем не сдерживаемое зверство, избиение вдесятером лежащего на асфальте человека, таскание девчонок за волосы, избиение случайных прохожих, людей, вышедших погулять с собакой, мотоциклистов, велосипедистов, водителей. И это только то, что мы видели, а есть еще то, что было скрыто от наших глаз – применение слезоточивого газа в автозаках, битком набитых людьми, чудовищные избиения и пытки в РОВД, следственных изоляторах, в тюрьмах в Жодино и на Окрестина в Минске, содержание задержанных в нечеловеческих условиях сутками без еды и воды, получившие подтверждение многочисленные факты зверских изнасилований женщин сотрудниками концлагеря на Окрестина. Идеологическая накачка, мандат на насилие и гарантия безнаказанности легко превращают людей в зверей.

Лукашенко прекрасно знал, каков реальный результат выборов, и знал его заранее – не просто же так он объезжал в рамках предвыборной кампании военные части, а накануне выборов  стянул в Минск спецтехнику и силы ОМОНа со всей страны. Не просто так личному составу вбивали в голову, что страна в опасности, что оппозиция – враг, и ее цель – устроить Майдан, что «если не мы, то нас». Не просто так была разыграна история с «вагнеровцами», и он пошел на конфликт с Путиным – все это укладывалось в его условия игры. Не просто так в каждом избирательном участке сидели представители исполкомов с методичками, а члены наблюдательных комиссий репетировали, как считать голоса. Он знал результат выборов и готовился к кровавому подавлению протестов заранее, он просто не ожидал, что протесты будут столь массовыми. Агрессия силовиков очень долго копилась и лежала под спудом, и когда, наконец, команда «фас» была дана – рвануло. Когда собаку долго натаскивают на человека, а потом долго держат голодной, она будет рвать мясо клочьями, пока не загрызет насмерть – она уже не может остановиться, а если хозяин попытается ее остановить, она набросится на хозяина.

Сами себе государство

Но эти демонстративные фальсификации, это беззаконие, это ничем не оправданное зверство привели к результату, которого Лукашенко точно не ожидал – все это сплотило людей и отвернуло от него даже тех, кто еще вчера за него голосовал. Произошло удивительное – в этом противостоянии главы государства и мирных граждан родилась белорусская нация и белорусское гражданское общество. Люди почувствовали, что их – большинство, что это они – власть в Беларуси, и кроме них самих никто им не поможет. За эти дни появилось огромное количество инициатив, помогающих организовать жизнь в стране, где практически полностью парализованы функции государства, а вся его жизнедеятельность направлена на то, чтобы сохранить власть одного человека.

Фото: Белорусский портал TUT.BY

Все уже знают, как жители обеспечивали протестующих водой, как люди организовывали после себя уборку мусора и даже регулировали движение, когда сломался светофор (одна из шуток месяца: «Белорусские митинги – единственные митинги в мире, после которых становится чище, чем до митинга»). Наиболее показательным примером самоорганизации стал волонтерский лагерь около изолятора на Окрестина, его задача – помочь людям, пережившим ад этого концлагеря. Там работают психологи, медики, которые производят осмотр и медицинское освидетельствование пострадавших, адвокаты, помогающие составить обращение в Следственный комитет, даже священнослужители. Освободившихся обеспечивают горячей едой, водой, ночлегом, организовывают доставку до дома.

Наиболее показательным примером самоорганизации стал волонтерский лагерь около изолятора на Окрестина, его задача – помочь людям, пережившим ад этого концлагеря. Там работают психологи, медики, которые производят осмотр и медицинское освидетельствование пострадавших, адвокаты, помогающие составить обращение в Следственный комитет, даже священнослужители. 

Запущен сервис поиска пропавших после акций людей, организован сбор средств для поддержки жертв насильственных репрессий в Беларуси с помощью #BY_help и через платформу «ИМЕНА». Белорусы запустили «Черную книгу» – проект по деанонимизации силовиков, непосредственно участвовавших в избиениях и пытках (инициатива неоднозначная, но, по-видимому, необходимая в данных условиях). Вообще количество инициатив, возникших за время протестов, поражает воображение – помимо целого ряда благотворительных фондов, это помощь в трудоустройстве для тех, кого сократили – для учителей, членов избиркомов, отказавшихся подписывать протоколы, сотрудников государственных СМИ, помощь и обучение для рабочих заводов, обучение и работа в IT для сотрудников госпредприятий, сбор вещей для школьников из семей, в которых родители вышли на забастовку, а также агрегаторы различной помощи.

По стране развернулось забастовочное движение, которое может стать самой настоящей угрозой для режима Лукашенко. И хотя в забастовке участвуют далеко не все предприятия, это пока, скорее, похоже на митинги на производстве, уже начали организовываться стачкомы. Создан Национальный забастовочный комитет, который будет координировать действия бастующих предприятий, на днях он объявил о выделении по 100 тыс. долларов МТЗ, МЗКТ и «Гродно Азоту». Власть почувствовала опасность и уже вчера утром у заводских проходных появились вооруженные люди, разгоняющие митингующих. А это значит, что болевая точка режима была выбрана верно, и даже забастовка только на двух флагманах белорусской промышленности – предприятиях «Беларуськалий» и «Гродно Азот» принесет бюджету серьезные потери.

Организован Фонд Солидарности, осуществляющий сбор и распределение помощи для бастующих и для людей, которые увольняются из силовых органов. Его уже поддержали больше 250 предприятий и бизнесов, за четыре дня был собран один миллион евро. Тем, кто потерял работу или хочет оставить службу предоставляется помощь в размере 1500 евро (три среднемесячных зарплаты). Фонд уже получил больше сотни обращений от сотрудников силовых структур, которые перешли на сторону народа.

Кроме того, представители оппозиции сформировали Координационный совет, задачей которого является поиск путей для преодоления в стране политического кризиса и обеспечение мирного транзита власти. Лукашенко уже назвал Координационный совет русофобским и обвинил в попытке захвата власти «со всеми вытекающими последствиями». В определенном смысле это можно назвать признанием.

Внешний фактор

Реакция Запада на происходящее в Беларуси не заставила себя ждать. США, Евросоюз, Великобритания, Ирландия, Канада, Литва, Эстония, Украина отказались признать итоги выборов и считать Лукашенко легитимным президентом. В ЕС заявили о подготовке нового пакета санкций против лиц, причастных к фальсификации итогов голосования и ответственных за насилие в Беларуси, а Александра Лукашенко объявили персоной нон грата в Евросоюзе. Такое уже было, и Лукашенко это не сильно волнует (правда, это обеспокоит его подручных, которые потеряют возможность выезжать за границу). Узурпатора сейчас больше волнует Россия.

Фото: Белорусский портал TUT.BY

Поливая Россию грязью накануне выборов и обвиняя ее в попытках дестабилизировать ситуацию в Беларуси, Лукашенко, конечно, не рассчитывал на то, что к объявленной врагом стране так скоро придется обращаться за помощью. Конечно, если бы он не пошел на принцип и не фальсифицировал результаты выборов столь демонстративно, до этого бы не дошло – протест был бы меньше и за 2-3 дня его удалось бы подавить своими силами. Но случилось, как случилось. И Лукашенко пришлось бежать на поклон к Путину. За пять дней он разговаривал с российским лидером аж четыре раза, и одно только это говорит о том, как он сегодня нервничает. После первого разговора Лукашенко объявил о том, что Россия готова оказать Беларуси помощь в рамках договора ОДКБ, но забыл упомянуть о том, что этот договор предусматривает помощь только в случае внешнего вмешательство. То есть, чтобы Россия пошла на этот шаг, ему нужно, как минимум, организовать провокацию с имитацией такого вмешательства, потому что пока никто на страну нападать не собирается. Поэтому он заявил, что войска НАТО «лязгают гусеницами у ворот Белоруссии» и потребовал привести войска на западной границе страны в полную боевую готовность.

Поливая Россию грязью накануне выборов и обвиняя ее в попытках дестабилизировать ситуацию в Беларуси, Лукашенко, конечно, не рассчитывал на то, что к объявленной врагом стране так скоро придется обращаться за помощью.

Но Россия, похоже не готова бросаться на помощь. Она выжидает. Путину очень хочется сожрать Беларусь, но она ему сейчас не по зубам. Начинать войну против белорусского народа, который настроен дружелюбно к России, но лишь до того момента, пока российский сапог не ступил на белорусскую землю, для Путина означает лечь в политическую могилу следом за Лукашенко. Конечно, среди российских «патриотов» он получил бы большую поддержку, но таким шагом он сразу и навсегда отрежет себя от всего цивилизованного мира. Западные лидеры за эти дни уже дали понять Путину, чего ему следует ожидать, если он поддастся на уговоры белорусского диктатора. Лукашенко до чертиков ему надоел, но и идти на переговоры с оппозицией Путин не может – непонятно с кем вести такие переговоры. Координационный совет не является для него политическим субъектом, а Светлана Тихановская в качестве переговорщика неприемлема, поскольку является не лидером, а символом оппозиции, да еще вдобавок ко всему – женщиной.

Единственная роль, которую действительно в сложившихся условиях может сыграть Россия – это роль медиатора в переговорах Лукашенко с оппозицией. Тем более, что оппозиция обозначила свою готовность в дальнейшем поддерживать дружеский взаимовыгодный диалог и прагматичные транспарентные отношения с Россией. Конечно, несколько наивно ожидать от России, что она станет поддерживать людей, нацеленных на построение демократического государства вместо диктатуры, но, в конце концов, это ей просто экономически выгодно. Ведь если нельзя зарезать и съесть овцу, то лучше стричь с нее шерсть. Это в любом случае приятнее, чем иметь дело с неадекватным психопатом.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x