Общество

Юли Новак. Фото: Yonatan Sindel, Flash-90

Как меня сделали диссиденткой

Для того чтобы стать объектом агрессии и травли, не нужно быть директором правозащитной организации. Ты можешь быть директором школы, театральным актером, кинорежиссером, журналистом, университетским преподавателем, мелким правительственным чиновником или армейским генералом – это совершенно не важно. Начните говорить о демократии, попробуйте выразить критическую позицию по отношению к власти – этого достаточно, чтобы превратить вас в нежелательный элемент

В 2018 году в Израиле каждый, в мгновение ока, может превратиться в диссидента. Все, что для этого следует сделать, это решить – в определенный момент, сознательно или неосознанно – остаться самим собой.

В последние годы в Израиле ведется борьба за форму правления. Исходом этой борьбы станет установление правил, норм и ценностей, которыми будет руководствоваться общественно-политическая система государства Израиль. Ведется борьба между националистической, ксенофобно-консервативной мировоззренческой системой и либерально-демократической.  Эта борьба ведется на всех общественно-социальных фронтах: в системе просвещения, в судебной системе, в сфере культуры, в СМИ, в рамках общественного диалога, в кнессете. Каждый может выбрать для себя поле битвы.

Соотношение сил между властью и оппозицией (идейной и практической) настолько ясны, что это эта битва кажется почти предрешенной. Куда ни глянь, механизмы правления меняют прежнюю форму и становятся более дружественными консервативной, концентрирующей силу, подавляющей мировоззренческой парадигме. Это не просто оценка ситуации. Это рабочий план правого поселенческого политического лагеря, находящегося у власти. Прислушайтесь к ним: некоторые открыто, с большой гордостью, говорят о своей стратегии, об успехах в ее реализации. В подобной политической обстановке продвижение любых либерально-демократических ценностей в израильском публичном пространстве воспринимается властью в качестве угрозы, и власть, со своей стороны, реагирует на эту “угрозу”. Агрессивная атака власти призвана заткнуть рот атакуемому. Но не только. Цель:  преподать урок всем нам – где проходят легитимные границы нового общественного дискурса в рамках устанавливающегося режима.

Существует бесчисленное количество примеров такого рода в последние годы. Для того чтобы стать объектом агрессии и травли, не нужно быть директором правозащитной организации. Ты можешь быть директором школы, театральным актером, кинорежиссером, журналистом, университетским преподавателем, мелким правительственным чиновником или армейским генералом – это совершенно не важно. Начните говорить о демократии, попробуйте выразить критическую позицию по отношению к власти – этого достаточно, чтобы превратить вас в нежелательный элемент, мешающий формированию израильского недемократического режима. Не просто в нежелательный элемент – а в объект для агрессии. За подобное поведение следует немедленная расплата – социальная, юридическая, экономическая, в виде насилия. Порой мы, даже не обращая внимания, усваиваем “правильные” поведенческие нормы.

Те моменты, когда нас “помечают”, приклеивают ярлык, и являются моментами личного выбора: капитулировать и отказаться от наших ценностей (открыто или отрицая очевидное) или по-прежнему придерживаться этих ценностей и действовать в соответствии с ними. Но в тот момент, когда ты выбрал (если все-таки выбрал) не отказываться от своих ценностей, ты немедленно становишься противником режима, диссидентом.

Это именно то что произошло со мной. Примерно два года назад, в течение считанных месяцев, я из человека, живущего относительно нормальной жизнью, превратилась в объект грубой и агрессивной травли со стороны членов правительственного кабинета. Я превратилась в человека, чья жизнь ежедневно находится под угрозой, в человека, к которому глава правительства посылает следователей Общей службы безопасности, за которым постоянно ведется наблюдение, который непрерывно подвергается нападкам. Да, никто не бросил меня в карцер. Ко мне даже не стали относиться так, как, скажем, относятся к палестинцам. Да, социальные привилегии, которые я имею в Израиле, будучи состоятельной ашкеназской еврейкой, по-прежнему весьма значительны. И тем не менее в результате изменившейся политической атмосферы в стране я, вопреки собственной воле, превратилась в диссидентку.

Моя история – не только моя история. Это история всего либерально-демократического крыла израильского общества. То, что произошло со мной и другими, произойдет со многими людьми, которые и не подозревали, что они диссиденты. С такими же, как я, с теми, кто просто-напросто решает оставаться самими собой – и действовать в соответствии с исповедуемыми ими ценностями – в то время, как власть требует от них перестать быть теми, кто они есть.

Превращение в диссидента имеет далеко идущие последствия: тебя преследуют, тебя порицают, ты должна отказаться от части своих привилегий. Это опасно, это пугает. Но есть и хорошие новости. Внутренний диссонанс, с которым мы жили слишком долго, наконец разрешился. В конце концов есть нечто умиротворяющее в том, чтобы просто быть самим собой. Когда над страной реют черные флаги, сотрудничать с режимом, подчиняться ему или просто делать вид, что ничего не происходит, значит быть частью зла.

Автор  — бывший директор организации “Шоврим штика”

Оригинал статьи на сайте » Гаарец» 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x