Зона безопасности

Иордания. Фото: Майк Полищук

Не стоит аннексировать Иорданскую долину

Из-за двух пунктов мирного договора между Израилем и Иорданией намерения Биньямина Нетаниягу и избегающего слова "аннексия" Бени Ганца аннексировать Иорданскую долину превращаются в проявление национальной безответственности.

В существующем уже 25 лет мирном договоре между Израилем и Иорданией есть два пункта, значение которых для безопасности не менее, а может, и более важно, чем демилитаризация Синая согласно мирному договору с Египтом. Из-за этих пунктов намерение Бени Ганца и обещания Биньямина Нетаниягу аннексировать Иорданскую долину превращаются в неудачную шутку и проявление национальной безответственности.

Эти два пункта находятся в четвертой, посвященой вопросам безопасности, части договора, и они дополняют друг друга. Первый из них, пункт 4, запрещает Израилю и Иордании вступать в военные союзы со странами или организациями, враждебными другой стороне, или «позволять введение, размещение или действия на местности сил, или перемещение их по своей территории… при обстоятельствах, которые могут поставить под угрозу безопасность другой стороны.» То есть, если исходить из того, что армия Иордании не имеет намерения или возможности быть угрозой для Израиля, получается, что настоящая граница безопасности Израиля проходит не по реке Иордан, а по границам Иордании с Ираком, Сирией и Саудовской Аравией, расположенных в нескольких сотнях километров от израильских населенных пунктов. Этот пункт обеспечивает Израилю большую стратегическую глубину, чем когда-либо требовало сионистское движение со времени Версальской конференции в 1919.

Безопасное пространство на востоке — на холмах Самарии и в Иорданской долине — потребовалось, потому что после 6-дневной войны Израиль опасался наземного вторжения армий Иордании, Сирии и Ирака «на потенциальном восточном фронте». Потом этот фронт исчез: во время Первой Ливанской войны были уничтожены зенитные батареи в Ливане и сбито 86 ливанских самолетов, после падения СССР в 1988 русские прекратили бесплатные поставки оружия в Сирию, в 1994 был заключен мирный договор с Иорданией, США захватили Ирак в 2003, а в Сирии с марта 2011 бушует гражданская война.

Каждый молодой офицер разведки знает, что Иран не имеет ни намерений, ни возможности отправить в сторону Израиля бронетанковые войска — для этого им пришлось бы преодолеть 1 500 км простреливаемой Израилем Аравийской пустыни, к тому же контролируемой суннитами. Несмотря на это, оказывается, что в Израиле, в котором около 52% учителей не знает, с какими странами граничит Израиль (исследование института ха-Галь ха-Хадаш, 2015), и 34% школьников не могут назвать столицу Сирии (исследование, проведенное в средних школах Иерусалима, 2003), можно успешно распространять пропагандистские ролики, в которых Иорданская долина изображена естественным препятствием для танков с востока.

Сегодня говорят о возможном проникновении террористов из Иордании через Иорданскую долину в будущее государство Палестину, и оттуда — в Израиль. На эту угрозу тоже существуют более успешные ответы. Во-первых, пункт 5 четвертой части мирного договора с Иорданией гласит, что «стороны обязуются предпринимать эффективные шаги, необходимые для предупреждения террора, диверсий или насилия, осуществляемые со своей территории или через нее, а также использовать эффективные средства, необходимые для борьбы с подобной активностью и теми, кто ее осуществляет» Командиры Хативат а-Бекъа (бригада 417) и генералы, командующие Центральным Округом, подтвердят, что армия Иордании, развернутая к востоку от реки Иордан, прекрасно выполняет свою часть договора. Это обеспечило и обеспечивает Израилю спокойную и безопасную границу и позволило ему значительно сократить количество своих сил на этой границе.

Во-вторых, в ходе переговоров между Израилем и ООП последняя согласилась на временное (в течение нескольких лет) присутствие в долине израильской армии; кроме всего прочего, чтобы дать возможность палестинским силам безопасности распредилиться на Западном Берегу после выхода оттуда ЦАХАЛ и эвакуации части поселенцев в рамках будущего постоянного урегулирования. Палестинцы также согласились на присутствие там сил третьей стороны после истечения этого срока. Махмуд Аббас (Абу Мазен) предложил, чтобы вооруженные силы США, которым Израиль доверяет, обеспечивали бы демилитаризованный статус Палестинского государства и контроль над его пограничными переходами.

Уже десятки лет ходят слухи, что дни Хашимитской династии сочтены. Игаль Алон, который сразу после Шестидневной войны предложил создать на Западном Берегу Палестинское государство, считал ненужным вести переговоры с королем Хусейном, поскольку «Хусейн будет не всегда… Сегодня — Хусейн, завтра — [Сулейман] ан-Набульси. Послезавтра их захватит какой-нибудь сириец.» Нестабильность, которую мы видим в Сирии, частые смены власти в Египте, которую мы видели, когда в 2012 к власти пришли Братья-мусульмане — все эти факторы и связанную с ними угрозу отмены мирных договоров с Египтом и с Иорданией стоит учитывать, если Нетаниягу выполнит свою угрозу аннексировать в одностороннем порядке Долину Иордана.

Ганц тоже уже должен был бы знать, что палестинцы не хотят и не могут отказаться от границы с Иорданией, не могут отказаться без компенсации от 30% Западного Берега, и что они планируют поселить в Долине Иордана некоторое количество беженцев, которые вернуться в Палестину после постоянного урегулирования. Он должен был действовать так, чтобы предотвратить давление, которое окажут на короля Абдаллу иорданское общество и парламент. Они станут требовать отказаться от нормализации отношений с Израилем и сотрудничества с ним в области безопасности из-за отсутствия продвижения палестинского вопроса. Он должен был заблокировать призывы Кнессета и правительства видеть в Иордании «родину палестинцев», дать жителям Западного Берега гражданство Иордании и даже изгнать массы палестинцев в пылу следующей войны — призывы, которые в Иордании воспринимаются как нарушение мирного договора и угрозу, от чего пострадает стабильность королевства и его шаткая экономика.

И пару слов о ключевом моменте договора. Действия Израиля на территориях, которые были отобраны у Иордании, но которые тем не менее Израилю было разрешено обрабатывать в течение еще 25 лет, демонстрируют неуважение к великодушию, проявленному королем Хусейном. Как такая сильная и богатая страна, как Израиль, не нашла замены 2 000 дунамам, обрабатываемым мошавниками? Как палестинцы должны отнестись к идее аренды, которую Израиль предлагает как часть постоянного урегулирования, если Израиль относится к аренде как к чему-то, что должно длиться вечно?

Без возбновления переговоров с палестинцами, основанных на параметрах, подписанных Эхудом Ольмертом и Аббасом в 2008 в Аннаполисе, отмена мирного договора с Иорданией (блага для Израиля, а в ряде вопросов — и для Иордании), может стать самым худшим шагом из уже сделанных Нетаниягу и его преемниками в сфере безопасности Израиля и его взаимодействий в регионе.

Автор — полковник запаса, доктор Шауль Ариэли, автор книг «Граница между нами и нашими соседями» и «Все границы Израиля»

Перевод Анны Кац

Текст мирного договора

Оригинал на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x