Арт-политика

Кадр из фильма " Долина Слез"

Сериал "Долина слез": мир сложнее

"В этом месте прозвучит ключевая фраза: "Долина слёз" отвратительно написана. Здесь нет ни одного сколько-нибудь живого, сложного и убедительного персонажа. По сути, все персонажи это просто говорящие сюжетные функции". Продолжаем обсуждать сериал " Долина слез".

Во время утренней разминки, внезапно, ощутил желание высказаться по поводу сериала «Долина слёз»/שעת נעילה. Желание странное, поскольку я его начал смотреть несколько недель назад и бросил после нескольких серий. В следующий раз нужно будет разминаться осознанней и не отвлекаться на постороннее, но в этот раз, коль уж приспичило — надо написать.

По поводу сериала сказаны уже тонны слов, кто-то ругает, кто-то хвалит, обсудили историческую достоверность, обсудили социальные темы, но вот как-то мне не попадалось обсуждение самого главного — художественного уровня. Каждая книга и каждый фильм это, прежде всего, воображенный и созданный автором мир. И чем этот мир сложнее и достовернее (не в смысле соответствия той или иной реальности, а в смысле убедительности, умения подчинить себе зрителя, заставить поверить) — тем большее воздействие он производит. Просмотр фильма сродни подглядыванию, что замечено уже давно и гениально использовано Хичкоком в «Окне во двор». Чем сложнее герои и взаимодействия между ними, тем процесс подглядывания увлекательней.

В этом месте прозвучит ключевая фраза: «Долина слёз» отвратительно написана. Здесь нет ни одного сколько-нибудь живого, сложного и убедительного персонажа. По сути, все персонажи это просто говорящие сюжетные функции, на которые наклеены те или иные ярлыки: «Черная пантера», левацкий журналист, героический офицер, задрот с ёжиком, девушка с большой грудью. Каждый будет действовать в соответствии со своим ярлыком: офицер — геройствовать, журналист — леватствовать, «пантера» — злиться, девушка — почесывать грудь, задрот — гладить ёжика. Когда авторам понадобилось ввести двух персонажей «Чёрных пантер», они, почесав голову, вышли из положения, решив, что один из них будет сердитым, а второй добродушным. Поскольку нет характеров, а есть одущевленные функции, они и взаимодействуют соответственно. Например, экипаж танка: в каждой ситуации сержант будет впадать в истерику и стрелять во все стороны, «Черная пантера» (сердитый подвид) будет швырять снаряжение на землю и кричать: «Фак ит, грёбаная страна, я пошел домой», друг «Пантеры» будет всех мирить и разруливать ситуацию. В другой сюжетной линии — задрот будет кричать: «Спасите, меня хотят убить! Где мой ёжик?», героический офицер будет спасать его, себя и всех остальных. Эта схема будет повторяться из эпизода в эпизод. Честно говоря, в свете всего сказанного, забавно читать обсуждения актерских работ. Актёр не может сделать что-то из ничего, ему нужен материал. А когда твой персонаж вытесан топором из полена, то будь ты хоть Лиор Ашкенази, хоть Лоренс Оливье — играть тут нечего.

Сценарист сериала — Рон Лешем, прославился, в свое время, дебютной книгой «Если есть рай» — об израильских солдатах в южном Ливане. Фирменный стиль родился уже тогда: военная тематика, при этом сам автор знаком с темой только опосредовано (Лешем не служил ни в Ливане, ни вообще в боевых частях), топор в качестве инструмента, а полено в качестве материала для создания персонажей. Чтобы не ошибиться, наклеиваем ярлыки: Шутник, Очкарик, Марроканец. Шутник шутит. Очкарик страдает от неразделенной любви, поправляя очки. Марроканец жалуется на условия жизни в родном Йерухаме, и спит с неразделенной любовью Очкарика.

Что-то я какой-то злой с утра. Стоит, наверное, тут остановиться и пожелать всем побольше хороших книг, фильмов и сериалов.

Блог автора на ФБ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии . Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.
Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x