Родительский день

Фото в статье принадлежат автору

Чем чревато ужесточение

Я знаю, что мы, родители особенных детей, конечно, переживем и этот карантин. Как пережили прошлый. Но вот в каком состоянии мы будем в конце этого карантина - это большой вопрос.

Яша встал в час тридцать восемь. Это было на третий день карантина. Нам запретили ездить на море и ходить в походы. Яша отреагировал вспышкой тревожности. Любое изменение рутины, изменение его привычного образа жизни, бьет в первую очередь по самому больному. Рвется там, где тонко. Сын перестает спать. Весь прошлый карантин он вставал в три часа ночи, а иногда и раньше. Проблема даже не в том, что он сам вставал. Проблема в том, что если просыпается Яша, то просыпается весь подъезд. Яша очень шумный. Он поет, танцует и издает непроизвольные звуки. Во время прошлого карантина у меня было стойкое ощущение, что в доме появился младенец, который совсем не спит по ночам. Но Яша не младенец, ему двенадцать с половиной лет и у него аутизм.

В обычное время мы практически не сидим дома. Мы ездим на море и на Кинерет, каждые выходные ходим в походы в пустыню или на Голаны. Сейчас же, когда гулять можно, но за пределы города выходить нельзя, мы обходим все достопримечательности нашего городка. Но все равно, этого недостаточно для поддержания душевного спокойствия ребенка с аутизмом.

Самое страшное для меня сейчас, — это если вдруг опять объявят полный карантин и спецобразование будет закрыто. Постоянно говорят об ужесточении карантинных мер. Боюсь, что это ужесточение коснется и системы специального образования, спецшкол для особенных детей, а также специальных садиков и маленьких классов в обычных школах. На данный момент особенные дети продолжают учиться до 14.30 и даже есть подвозка до школы и обратно.

Почему мы так боимся остаться со своими детьми наедине? Зачастую нейротипичному ребенку непросто объяснить, что тут у нас происходит и почему нет детского садика или школьных занятий. Объяснить все это так, чтобы не напугать и не вызвать приступ паники особенному невербальному ребенку — практически невозможно. Самое страшное сейчас для Яши, как и для меня, это если у него отменят школу. Он каждый день по нескольку раз спрашивает есть ли него завтра школа, еще не отменили?

Фото принадлежит автору

Яша и так уже очень многим пожертвовал из своей обычной жизни.  Он согласился ходить целый день в маске. Он понимает, что мы не смогли и в ближайшее время не сможем поехать заграницу в отпуск. Не сможем полететь на самолете. Он видит, что мы не можем сейчас ходить в походы и купаться в море. Он понимает, что отменились все школьные экскурсии и другие интересные мероприятия. Но хотя бы есть школа. Есть учителя и дети, с которыми он ежедневно встречается. Если у Яшки забрать еще и это, то у него останется только его семья.

Скорее всего это приведет к резкому откату в поведении. Как это было в первый карантин. Вырастет количество истерик. Из активной речи уйдут слова. Яша очень плохо разговаривает, каждое слово мы с ним учим отдельно. Обычно, когда с Яшей занимается огромное количество преподавателей, словарный запас у него довольно большой. Но когда кроме меня с ним никто не занимается, большую часть слов он просто вычеркивает, за ненадобностью.

Наблюдая за своей нейротипичной 9-детней дочкой, я понимаю, что чем дольше длится карантин — тем ей становится легче и спокойнее. Она находит себе занятия, перестает вставать рано по утрам, кое-как справляется со своими уроками по Зуму. У Яши все наоборот. Чем дольше карантин, тем тяжелее и беспокойнее ему становится. Он переживает, что нормальная жизнь, которую мы так долго выстраивали и которую он так любит — не вернется никогда. Ему очень быстро надоедают все уроки, которые я пытаюсь с ним делать, и он замыкается на ютюбе. Более того, от очень долгого сидения в ютюбе, как мне кажется, ему сложнее и сложнее вынырнуть из мультипликационного мира в мир людей и реальной жизни.

У всех по-разному. Сколько детей, столько и их особенностей. Точно так же сколько особенных детей, столько и особенных особенностей. Некоторым детям хорошо, когда они большую часть времени проводят дома. Но большинство, все-таки, начинают потихоньку деградировать. Уходить в ютюб или компьютерные игры. Вытащить их оттуда бывает очень непросто. Есть дети, которым после карантина очень тяжело выйти на улицу. Есть такие, которые наотрез отказываются ходить в школу. И им вновь и вновь надо выстраивать программу посещения общественных мест.

Почему спецобразование не работает по Зуму? Даже нейротипичным детям зачастую тяжело учиться по Зуму. Что же касается спецобразования, тот тут уроки по Зуму провалились у подавляющего большинства детей. В классе у Яши очень быстро выяснилось, что дети не могут высидеть и 15 минут урока. Тогда наши учителя решили присылать детям маленькие видео примерно на 5 минут. Чтобы они могли смотреть их когда захотят или когда смогут. Из десяти присланных видео я смогла заинтересовать Яшу только двумя. Остальные он смотреть отказался.

Я знаю, что мы, родители особенных детей, конечно, переживем и этот карантин. Как пережили прошлый. Но вот в каком состоянии мы будем в конце этого карантина — это большой вопрос. Сейчас, когда я думаю о том, что вот-вот закроют нашу спецшколу, у меня начинается что-то типа панической атаки.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x