Арт-политика

Эфраим Баух. Фото: семейный архив

Эфраим Баух: "Не надо растворяться. Надо оставаться собой"

Эфраим Баух жил словом.  Литература была его миром, его работой, его судьбой. Свободно владея ивритом, он перевел огромный массив ивритской литературы на русский язык. От книги «Зоар» до романов Наоми Френкель.

В понедельник, 13 апреля в возрасте 86 лет умер писатель, журналист, общественный деятель Эфраим Баух.

Эфраим Баух жил словом.  Литература была его миром, его работой, его судьбой.

Обладая энциклопедическими знаниями, свободно перемещаясь силой воображения и таланта через миры, эпохи, языки, пространства и время, он вкладывал свой мир в романы, стихи, публицистику, очерки, эссе.

Свободно владея ивритом, он перевел огромный массив ивритской литературы на русский язык. От книги «Зоар» до романов Наоми Френкель.

Родившийся в Молдавии, выросший в СССР, он уехал в конце 70-х в Израиль. Израиль был его мечтой и стал его страной

Эфраим принадлежал к легендарному поколению «шестидесятников».  Его первая профессия — геолог. И с тех пор — гитара, под которую он пел и свои песни, и песни на идиш, и «блатной» фольклор.

Остались его точные мемуарные эссе о друзьях той поры, ровесниках, единомышленниках – о Белле Ахмадулиной, Андрее Вознесенском, о Василии Аксенове…

Его активность поражала. Вот только некоторые из его проектов, в которых мне довелось принять непосредственное участие. Возобновление участия Израиля в Московской книжной ярмарке – представительная делегация писателей и открытие проекта «Люди мира пишут Библию». Книжная серия «Мастера израильской прозы». Журнал «Слово писателя». Проект «Писатели России и Израиля за демократию». Выступления Евтушенко в Израиле. Стенды Федерации союзов писателей на Иерусалимских книжных ярмарках… И десятки книг Эфраима Бауха — его собственных и переводов с иврита, изданных в издательстве «Книга Сефер».

Он прожил образцовую жизнь писателя. И такой же честной была и его личная жизнь. Он любил одну женщину, свою Аллу, пережив ее на несколько лет.  Сын, дочь, внуки…

Он был удостоен множества премий и наград. Был многолетним председателем Федерации союзов писателей Израиля.

Всю жизнь его сопровождали два имени, две судьбы – Ницше и Мандельштам. Он написал, и мы издали роман «Ницше и нимфы». Над романом о Мандельштаме работал до последних дней. Это должен был быть не роман в традиционном смысле, а некий сплав параллельных судеб автора и героя.  Скорее не биографические, а нравственные размышления.  Надеюсь, что зная авторский замысел, удастся реконструировать практически готовый текст в книгу.

Последний роман семилогии «Сны о жизни», «Завеса», заканчивается так: «Потрясение – удел пророков. Осознание – удел философов. Именно об этом думал Орман, уходя на прогулку по тропе, погружающейся в окрестность, в сгущающиеся сумерки, в призрачно бледное сияние луны за легкой облачной кисеей, в умиротворение и покой накатывающей будничной жизни».

Пророк и философ Эфраим Баух ушел на свою последнюю прогулку.

Остались книги.

Светлая память вам, Эфраим.

Виталий Кабаков — издатель книг Эфраима Бауха.

Из интервью Эфраим Бауха порталу Jewish.ru  «Я ощущаю иврит как родной язык. Я издал книгу стихов на иврите. Сам перевел на иврит то, что написал на русском. И думал сначала, что полностью растворюсь в стране. Но это невозможно! Я жил в России, я впитал традиции русской классики. И не надо растворяться. Надо оставаться собой. Я приехал в 43 года, а сейчас мне за 80… Я прожил две жизни. Пусть так и будет».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x