Политика

Протесты у резиденции Нетаниягу. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Прямые выборы: за и против

Очевидно, что окончательный проект закона об изменении выборной системы стоит вынести на всенародный референдум. Это длительный и сложный процесс и его нельзя подстраивать под прихоти действующего премьер-министра и других политических интересантов.

В последние дни среди политиков упорно циркулирует идея прямых выборов премьер-министра, вброшенная нынешним премьером Биньямином Нетаниягу, который зашел в тупик в коалиционных переговорах и уже не видит другой возможности сохранить власть. Естественно, сопартийцы Нетаниягу – за, потому что и для них это похоже единственный шанс сохранить свои посты. А вот почему против и противники нынешней власти, и нейтральные политики, и политологи – стоит объяснить.

Интересна также позиция избирателей. 2-й телеканал обнародовал результаты опроса, чтобы выяснить, чего хочет народ — пятых выборов или прямых выборов премьера. По этому опросу, 48 процентов израильтян выступают за прямые выборы главы правительства и 39 процентов – против.

Кто бы сомневался. Кто же откажется от права напрямую выбирать – кому быть главой государства. Это как раз тот случай, когда, какой вопрос поставишь, такой ответ и получишь. Если вам поставить вопрос: “Вы за хорошее или за плохое?”, ответ предрешен. Если вам задать вопрос: “Вы за то, чтобы поднять вам зарплату на 20%?”, то вы естественно ответите – да. Но если вам объяснить, что после поднятия зарплаты на 20%, ваши расходы увеличатся на 40%, то вы скорее всего ответите – нет (те, кто умеют считать).

Так же и с вопросом о прямых выборах. Прямые выборы премьер-министра в истории Израиля проводились только дважды – в 1996 и 2001 годах. Эта привлекательная система оказалась в израильской политической конструкции совершенно не жизнеспособной. В Израиле законодательная и исполнительные власти фактически срослись. Премьер-министр является не только главой правительства (т.е. главой исполнительной власти), но и главой законодательной власти – Кнессета (прежде всего). И спикер Кнессета, и глава ведущей фракции – это фактически его ставленники и проводники его политики. Он может эффективно управлять страной только если является лидером большинства в Кнессете, т.е. 61 голосов. В израильских реалиях такое большинство ни одна партия никогда не набирает , так что — это всегда коалиция нескольких партий, которые заключили коалиционный договор, в котором обязались поддерживать премьер-министра и его решения в обмен на преференции себе любимым и своему электорату, бюджеты, портфели и прочие плюшки.

Эта система худо-бедно работает, когда процессы формирования коалиции и выбор главы государства объединены. Кандидат в премьеры получает от президента мандат на формирование правительства, а фактически – коалиции. Договорился с партиями, владеющими минимум 61 мандатами в Кнессете, собрал коалицию – ты премьер. Не собрал – извини, премьером быть не можешь. Пусть пробует другой кандидат. Закон сегодня предоставляет 3 последовательные возможности формирования коалиции: 1-ый кандидат (обычно лидер самой большой партии), потом 2-ой кандидат, и наконец передача мандата на формирование в Кнессет, а там уже – любой кандидат. Весь этот длинный, не очень эффективный, малопривлекательный, а временами просто неприглядный процесс торговли, подкупа, переманивания, войны компроматов, закулисных интриг и подковерной борьбы, имеет одну цель – переманить на свою сторону 61 мандат.

А теперь представьте ситуацию, когда народ напрямую выбрал премьера (главу государства), а он не может собрать коалицию и не набирает в Кнессете 61 голос. Фактически работа такого премьера парализована, потому что Кнессет находится к нему в оппозиции, и он не может принять ни одного решения. Что и наблюдалось в период между 1996 и 2001 годами после прямых выборов премьера.

Вопрос о необходимости прямых выборов главы государства в Израиле – совсем не прост. Его нельзя решать голосованием среди электората, который в массе своей слабо понимает особенности функционирования израильской политической системы. По-моему, это то же самое, что вынести на всеобщее голосование вопрос, какой способ доказательства теоремы Пифагора более правильный или удобный, в то время, когда большинство ни одного не понимает.

Конечно, прямые выборы главы государства – демократичная и привлекательная система выборов и, возможно, стоит ввести ее в Израиле. Но, на мой взгляд, ее можно ввести только полностью изменив сложившуюся в Израиле политическую конструкцию. А именно: отделить законодательную власть от исполнительной, уйти от коалиционной системы управления, ввести мажоритарную систему выборов (хотя бы частично). Возможно, изменить систему формированию правительства на более профессиональную… и сделать еще ряд изменений. Два последних помогут нам избавиться от присутствия в Кнессете и правительстве каких-то уж совсем одиозных и абсолютно безграмотных фриков, имена который у всех на слуху.

Понятно, что политическая и выборная система Израиля, созданная в конце сороковых прошлого века и предоставляющая собой неудачную, сильно ужатую кальку со старых британских законов, катастрофически устарела и не позволяет управлять современным высокотехнологичным государством. Понятно, что изменения назрели. Но такие изменения не проводятся кавалерийским наскоком между выборами. Нужно сформировать комиссию профессионалов. Разработать предложения, провести их через законодательную комиссию Кнессете. Очевидно, что окончательный проект закона об изменении выборной системы стоит вынести на всенародный референдум. Это длительный и сложный процесс и его нельзя подстраивать под прихоти действующего премьер-министра и других политических интересантов.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x