Зона безопасности

Абу- Даби. Фото: википедия

Эмирный процесс

Еще пару лет назад ОАЭ не смогли бы сделать ничего для срыва израильских планов аннексии. Сегодня, поставив отмену аннексии в зависимость от подписания мирного договора, они способствовали бесславной кончине этой дурацкой идеи. Согласно договору, полная нормализация (открытие посольств) отложена до подписания постоянного мирного соглашения с палестинцами.

Известие о подписании договора между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами вызвало во мне и во многих моих левых друзьях как минимум смешанные чувства. Признаюсь, поначалу я стыдился собственной реакции. Как могу я, израильский гражданин, не радоваться успеху израильской дипломатии? Неужели я совсем перестал быть патриотом? Неужели мне «чем хуже, тем лучше»?

Вспомнив про реакцию на правом фланге, я немного успокоился. Правые никогда не стесняются. Почему им можно ругать договор, а мне нельзя? С их точки зрения, Израиль потерял больше, чем приобрел. Им нужен ДРУГОЙ Израиль – с суверенитетом над Западным берегом и без дружбы с ОАЭ. Таково их представление о государственном благе. Мне тоже нужен ДРУГОЙ Израиль. Я считаю оккупацию главной израильской проблемой, а поддержание статус-кво, любимое занятие Нетаниягу – стратегией ошибочной, аморальной и опасной.

Однако является ли договор с ОАЭ тем, чем Нетаниягу активно пытается его представить –подпоркой под статус-кво? Говоря о договоре, премьер-министр дважды слукавил — во-первых, сказав, что аннексия не отменена, а лишь отложена, во-вторых, представив договор как полный разрыв шаблона арабо-израильских отношений, воцарение формулы «мир в обмен на мир» вместо «мир в обмен на территории». Первое утверждение настолько очевидно лживо, что его нет смысла разбирать (достаточно посмотреть на реакцию поселенцев – уж они-то знают, что аннексия «всё»), поэтому перейдем сразу ко второму.

Чем страшнее война, тем ценнее мир. ОАЭ никогда не участвовали в войне с Израилем и не представляли для него угрозу. Между ними и Израилем нет общей границы, на которой стояли бы несметные эмиратские армии, и вообще нет территориальных претензий. Налаживание отношений с ОАЭ принесет определенные экономические и политические дивиденды, но не более. Когда пройдет эйфория, станет очевидным, что Израиль так и не приблизился к настоящему, важному миру – с палестинцами и, в меньшей степени, с Сирией.

Нетаниягу пытается представить договор как развал общего арабского фронта, как свидетельство того, что на Израиль перестали давить, выдав нам карт-бланш в палестинском вопросе. На первый взгляд, доля истины в этом есть. В 2001 году родилась Саудовская мирная инициатива, которую на сегодняшний день поддерживает вся Лига арабских государств. Инициатива предполагает нормализацию отношений с Израилем, но только в обмен на справедливый мир с палестинцами. ОАЭ дали Израилю то же самое, но «бесплатно». Разве это не слом парадигмы?

Но что толку в Саудовской инициативе, если Израиль ее проигнорировал? Этот «тотальный игнор» в свое время вызвал на Западе недоумение, если не шок. Саудовская Аравия сделала беспрецедентный шаг навстречу, протянула руку дружбы – в пустоту. В конце концов, Израиль никогда не позволил бы себе проигнорировать мирный план, исходящий от Европы или США. Почему же он отвернулся от саудовцев?

Да потому что Израиль от них не зависит. «Конфликт» со странами Залива для Израиля – как последнее китайское предупреждение из известного анекдота. Собака лает, караван идет. Проще говоря, от близкого друга мы зависим куда больше, чем от дальнего врага. Сближаясь с Израилем, арабские страны получают в свои руки рычаги давления на него, которых у них раньше не было.

Как пишет ветеран американской дипломатии Аарон Миллер в своей книге «Слишком много раз обетованная земля», именно благодаря своим тесным отношениям с Израилем Америка может оказывать на него «влияние и даже давление».

Это несколько контринтуитивно, но прекрасно видно на примере израильских отношений с Западом. К 1978 году Израиль уже давно считался важным стратегическим союзником США. Это не помешало Картеру заставить Бегина подписать нежеланный мирный договор с Египтом (до этого Израиль категорически отказывался вернуть всю захваченную в 1967 году египетскую территорию). Ранее в том же году США вынудили Израиль прекратить вторжение в Ливан. В 1991 году уже республиканская администрация Джорджа Буша-старшего угрозами не дать денежные гарантии, необходимые для приема алии из Советского Союза, заставила несгибаемого Ицхака Шамира сесть за стол переговоров с палестинцами. В 1996 году давление администрации Клинтона стало одним из факторов, вынудивших Нетаниягу отдать палестинцам Хеврон. В 2003 году еще один президент-республиканец, Джордж Буш-младший, заставил ярого противника любых соглашений с палестинцами Ариэля Шарона подписать «Дорожную карту», в которой Израиль впервые официально согласился на создание палестинского государства. Есть мнение, что именно нежелание выполнять условия «Дорожной карты» подвигло Шарона на альтернативную уступку – выход из Газы. Никто не умеет так выкручивать руки Израилю, как его лучший друг – Америка.  Как пишет ветеран американской дипломатии Аарон Миллер в своей книге «Слишком много раз обетованная земля», именно благодаря своим тесным отношениям с Израилем Америка может оказывать на него «влияние и даже давление».

Прочие западные страны, с одной стороны, поддерживают тесные отношения с Израилем, но, с другой, являются одними из его главных критиков. Израильтяне пользуются безвизовым въездом в ЕС, но большинство стран ЕС при этом гнет жесткую антиоккупационную линию. Именно благодаря своему тесному сотрудничеству с Израилем ЕС имеет возможность грозить ему санкциями. Хотя до сих пор европейские санкции напоминали комариные укусы, ЕС уже неоднократно намекал на готовность ввести в бой тяжелую артиллерию – например, наложить санкции на израильские банки, работающие на оккупированных территориях (то есть на все банки). Можно не сомневаться, что в случае аннексии некоторые из этих угроз были бы приведены в исполнение.

Конечно, ОАЭ пошли на договор с Израилем, прежде всего, из шкурных интересов. Договор отражает заинтересованность стран Залива в сотрудничестве с Израилем – оборонном против Ирана, экономическом и научно-техническом. Однако это вовсе не значит, что ОАЭ и прочие арабские страны списали палестинцев со счета. Палестинскую проблему может перечеркнуть только ее справедливое решение. Несомненное, после смены власти в Белом доме США и другие страны Запада забудут «план Трампа» как страшный сон и предпримут новую попытку продавить мирное соглашение на основе 242-й резолюции СБ ООН. Несомненно и то, что новые арабские друзья Израиля просто не смогут не присоединиться к давлению, как бы безразличны им ни были палестинцы. Разница в том, что теперь у них есть, пусть и скромные, но рычаги.

Более того, мы уже увидели эту схему в действии. Еще пару лет назад ОАЭ не смогли бы сделать ничего для срыва израильских планов аннексии. Сегодня, поставив отмену аннексии в зависимость от подписания мирного договора, они способствовали бесславной кончине этой дурацкой идеи. Согласно договору, полная нормализация (открытие посольств) отложена до подписания постоянного мирного соглашения с палестинцами. Вот и еще один рычаг. В этом контексте можно вспомнить угрозы Иордании в случае аннексии отменить мирный договор с Израилем. Не было бы договора – нечем было бы грозить. Возьмем самих палестинцев: если бы они не осуществляли эффективное оборонное сотрудничество с Израилем, они не могли бы угрожать его отменой. До появления Палестинской автономии палестинцы не имели возможности угрожать ее расформированием.

Договор, повторюсь, явно не задумывался как жест доброй воли. Однако он может им стать. Формально договор с ОАЭ и впрямь идет вразрез с мирной инициативой ЛАГ (бывшей Саудовской). Но при этом он демонстрирует серьезность и искренность инициативы. Апатичное отношение израильского общества к ней обусловлено, прежде всего, стереотипным мнением, что арабы – наши вечные враги, и потому их мирные намерения не могут быть искренними. Если предложение дружбы исходит от арабов, значит в нем есть подвох, и проще его проигнорировать. Конечно, эта теория полна внутренних противоречий. В реальности оба арабских государства, с которыми Израиль подписал мирные соглашения, Египет и Иордания, неукоснительно эти соглашения соблюдают. Но многие израильтяне до сих пор свято уверены, что мир держится только на страхе наших соседей перед израильской военной мощью.

Однако Эмиратам Израиль не угрожает — и значит их желание дружить обусловлено не страхом, а общностью интересов. Это нормальное, здоровое партнерство – без особой любви, но и без ненависти. Поэтому договор с ОАЭ – еще и «пробник», демонстрация товара. Не верите, что товар настоящий? Вот, пожалуйста, попробуйте. Нравится? У нас такого еще много. Хотите «открыть» полную версию, с обменом посольствами? Заключите договор с палестинцами.

В конце концов, разве мог сам великий защитник интересов Израиля Нетаниягу подписать фальшивый договор? Нет, от такой кощунственной мысли взорвется мозг у любого ликудника. Стало быть, Биби лично засвидетельствовал подлинность арабских мирных намерений. Как знать — возможно, это разрушит стену недоверия, преграждающую путь к настоящему, важному миру.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x