Ваши права

Волонтеры собирают коробки с едой для неимущих. Photo by Hadas Parush Flash90

Эпидемия короновируса "придавила" самых уязвимых

"В последние месяцы мы наблюдаем заметный рост обращений людей с просьбами об основных продуктах питания: муке, масле, макаронных изделиях", – говорит Шарон Гаргер, семейный социальный работник из отдела социального обеспечения одного из городов в центре страны.

Социальные работники сообщают о финансовых трудностях пациентов, которым не хватает на жизненно важные потребности, такие как еда, оплата жилья, воды и электричества, а также о росте обращений, связанных с эмоциональными и психическими расстройствами. Опрос выявил, что число нуждающихся постоянно растёт, но оказывать им эффективную помощь становится всё труднее.

«В последние месяцы мы наблюдаем заметный рост обращений людей с просьбами об основных продуктах питания: муке, масле, макаронных изделиях», – говорит Шарон Гаргер, семейный социальный работник из отдела социального обеспечения одного из городов в центре страны.

«Некоторые из просителей – новые, но большинство – это люди, финансовое положение которых ухудшилось после начала эпидемии, и им пришлось впервые обращаться к нам с просьбой о продовольственной помощи, – рассказывает она. – Среди них есть и наёмные работники, отправленные в неоплачиваемый отпуск, есть самозанятые «фрилансеры», которые месяцами не имели заработка, есть те, чей бизнес закрылся, и они оказались без работы, без профессии и без возможности найти прямо сейчас что-то новое.

Они выражают беспокойство и опасаются, что не смогут прокормить себя и свои семьи. Мы можем отправлять им продуктовые наборы от имени муниципалитета, но только один раз. Поэтому мне приходится направлять их в различные благотворительные организации, но, к сожалению, там тоже всё переполнено».

Приведённое выше описание полностью соответствует результатам опроса, проведённого Ассоциацией социальных работников среди 699 социальных работников. Это исследование было необходимо для понимания последствий короновирусного кризиса для социальных служб в Израиле, и оно даёт особенно мрачную картину. 91 процент социальных работников сообщили о том, что опекаемые ими люди жалуются на трудности в оплате жизненно важных потребностей, таких как продукты питания, жильё, вода и электричество, а 68 процентов сообщили об увеличении количества запросов, связанных с финансовыми затруднениями. 97 процентов указали, что их пациенты лишились работы или снизился уровень их дохода, а 95 процентов сообщили о снижении дохода самозанятых. 73 процента из них подчеркнули, что масштабы урона  большие или очень большие.

Более половины опрошенных социальных работников сообщили об обращениях людей, которые до эпидемии короновируса никогда не нуждались в социальных услугах

Более половины опрошенных социальных работников сообщили об обращениях людей, которые до эпидемии короновируса никогда не нуждались в социальных услугах. 85 процентов заявили о резком увеличении числа обратившихся за помощью, 72 процента отмечают, что их возможность реагировать на проблемы снизилась, а 43 процента заявили, что им пришлось отклонять запросы гораздо чаще, чем раньше или составлять лист ожидания помощи. Около трети социальных работников сообщили, что они были вынуждены сократить свою профилактическую деятельность, а около одной пятой заявили, что им стало труднее, чем раньше, реагировать на обращения.

«В прошлом году мы стали свидетелями стремительного обострения социальных проблем и, соответственно, увеличения числа обращений за помощью на десятки процентов, – говорит Инбаль Хермони, председатель Ассоциации социальных работниц и работников. – Дети, которые страдают дома, подростки, застывшие перед «Зумом», пожилые люди, запертые в четырёх стенах, растущее насилие в отношении женщин. Есть группы населения, которые в прошлом никогда не обращались в службы социального обеспечения, но теперь они с трудом дотягивают до конца месяца. Государство не увеличило ресурсы социальных служб, не расширило их штаты, поэтому социальные работники не имеют возможности реагировать и вынуждены заниматься только самыми экстренными случаями. Если государство сегодня не проснётся и не предоставит необходимые ресурсы – нас ждёт в скором будущем социальная эпидемия».

Дети, которые страдают дома, подростки, застывшие перед «Зумом», пожилые люди, запертые в четырёх стенах, растущее насилие в отношении женщин. Есть группы населения, которые в прошлом никогда не обращались в службы социального обеспечения, но теперь они с трудом дотягивают до конца месяца

Больше попыток, обречённых на провал

Опрос также показывает, что закрытие системы образования привело к очень серьёзному ущербу для психологического состояния детей и подростков. Так, 36 процентов социальных работников сообщили о семьях, в которых дети стали плохо учиться или уже находятся вне рамок системы просвещения. 44 процента социальных работников отметили, что у них увеличилось число обращений, связанных с насилием в семье.

«В стационарных отделениях больниц, а также в детских и подростковых поликлиниках мы наблюдаем значительный рост жалоб на патологические зависимости, депрессию и тревожные состояния. Кроме того, стало заметно больше суицидальных попыток и поведенческих расстройств, – говорит Амит Нахум, директор социальных служб больницы при Центре психического здоровья в Беэр-Яакове. – Необходимо отметить, что, по сравнению с предыдущими годами таких случаев среди детей и подростков стало гораздо больше».

«Стало заметно больше суицидальных попыток и поведенческих расстройств», – говорит Амит Нахум, директор социальных служб больницы при Центре психического здоровья в Беэр-Яакове

По её словам, проблемы подростков и детей возникают на фоне социальной изоляции, трудного экономического положения семей, длительного совместного с родителями нахождения в ограниченном пространстве и душевных кризисов родителей. «Короновирус – это скороварка, которая усугубила проблемы в семьях, которые были проблематичными и до кризиса, а также привела к нам людей, которого мы не видели раньше – взрослых, которые обращаются с симптомами депрессии и тревоги».

Амит Нахум сетует на сокращения штатов и большую загруженность персонала, в результате чего целые отделы не в состоянии эффективно работать. «Когда нет государственного бюджета, а бюджет на короновирус направляется, прежде всего, в больничные отделения для лечения заболевших, психиатрическая служба и клиники оказываются в конце очереди, – говорит она. – Работа всех отделов очень серьёзно пострадала».

79 процентов социальных работников, принявших участие в опросе, сообщили об увеличении числа обращений, связанных с эмоциональными и психическими расстройствами. Наряду с детьми и подростками, страдающими от психических и эмоциональных последствий короновируса, пожилые люди тоже очень тяжело переживают нынешний  период, особенно вынужденное одиночество.

«Из-за режима самоизоляции всё больше пожилых людей обращаются к врачам и медсёстрам с жалобами на различные недуги, – говорит Ницан Шпак, социальный работник ультраортодоксального дома престарелых в Нетании. – У них больше проблем со сном, больше тревожных состояний. Некоторые пожилые люди стали меньше есть, у них нарушен аппетит, другие сообщают о нежелании принимать свои лекарства. Многие жалуются на упадок сил. И всё это происходит в доме престарелых, который является дружественной, поддерживающей средой, тем более,  в ультраортодоксальном сообществе, которое отличается заботой о людях старшего поколения».

Некоторые пожилые люди стали меньше есть, у них нарушен аппетит, другие сообщают о нежелании принимать свои лекарства. Многие жалуются на упадок сил

Шпак говорит, что из-за режима самоизоляции отмечается резкое увеличение количества обращений как со стороны пожилых людей, так и членов их семей. «Люди связываются со мной в нерабочее время, в дни, когда я не работаю, – рассказывает она. – Времена сейчас тяжёлые, людям непросто и приходится всё это учитывать и относиться с пониманием».

Новые жертвы зависимостей

Один из побочных эффектов эпидемии короновируса – распространение патологических зависимостей.  Пристрастие к компьютерным экранам, к антидепрессантам, алкоголю, наркотикам, азартным играм и покупкам в Интернете. Результаты опроса социальных работников показывают, что 23 процента из них принимали пациентов, жаловавшихся на проблемы с зависимостью. Резко увеличилось число обращений в частные клиники, помогающие преодолеть патологические зависимости.

Доктор Шира Соболь, клинический социальный работник и преподаватель университета Бар-Илан, а также специалист по лечению тревожных состояний и зависимостей: «Число обращений с просьбой о помощи в борьбе с зависимостями постоянно растёт, и я очень этим обеспокоена. Вот сейчас только десять утра, а я уже получила три новых обращения. У меня ощущение происходящего распада».

По её словам, эпидемия короновируса вызвала эскалацию эмоционального стресса. Например, если кто-то раньше был в депрессии, то он впадает в депрессию снова. Если кому-то было одиноко, то он становится более одиноким. Интенсивность растёт, и отмечается больше случаев аддиктивного поведения как у взрослых, так и у подростков – людей, которым необходима поддержка со стороны, чтобы успокоиться в сложных эмоциональных ситуациях.

Эпидемия короновируса вызвала эскалацию эмоционального стресса. Например, если кто-то раньше был в депрессии, то он впадает в депрессию снова. Если кому-то было одиноко, то он становится более одиноким

Д-р Соболь рассказывает о пациентах, которые страдали от зависимостей, излечились, но после начала эпидемии снова вернулись в прежнее состояние.  При этом, отмечается и рост обращений со стороны тех, кто в первый раз почувствовали себя зависимыми. «Эпидемия короновируса стала причиной массового экстремального поведения», — объясняет она.

Д-р Соболь с тревогой смотрит в будущее, которое наступит после эпидемии. «Если вы на протяжении года усвоили некую дурную привычку, вам будет очень непросто остановиться и освободиться от неё», – говорит она.

В качестве примера д-р Соболь приводит проблему зависимости от компьютерных и телефонных экранов. Есть поведение, которое сегодня считается нормальным в ненормальной ситуации, например, когда дети сидят перед экранами в течение долгих часов. Взрослые относятся к этому с пониманием, потому что в любом случае детям нечего делать, потому, что у них отняли свободу. Но многие родители справедливо обеспокоены тем, что, когда мы вернёмся к прежней жизни, им будет трудно оторвать детей от экрана. Поэтому, давайте мы больше не будем относиться к такому поведению со снисходительностью.

«Ожидается, что после кризиса от людей потребуется  быстрее справляться с текущими задачами, и тогда новый стресс может усугубить эмоциональный надлом. Мне совершенно ясно, что после эпидемии одной из самых сложных  проблем будет проблема излечения от зависимостей. То есть, возвращение к рутине не приведёт к быстрому улучшению в этой сфере».

Оригинал на сайте  «Ха-маком ахи хам ба-геейном»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x