Экономика

Иллюстрация: pixabay

Эпоха коронавируса: надежды

Пандемия COVID запустила (или ускорила) мощные процессы, которые изменят лицо привычного нам мира. Эпидемия коронавируса ускорит переход к «экономике без человека», а возможно, и к обществу без сверхпотребления. А самый важный вывод – вам теперь придется учиться всю жизнь. Умение постоянно учиться, менять профессию, развиваться без остановки, станет главным метанавыком.

Каждое утро встаешь, заходишь в интернет – а там новые запреты от Минздрава, новые цифры по больным коронавирусом.

У многих сейчас чувство, что мир сорвался в безумный галоп. Стронулся с основ. Эпидемия перевернула с ног на голову привычный образ жизни.

Да, это надолго. Как минимум на несколько месяцев. Да, нас ждет мировой кризис, экономический и политический.

Хорошая новость: мы его переживем (хотя, возможно, некоторые нефтяные режимы и рухнут).

И еще одна новость: после его окончания мир уже не будет прежним. К лучшему или к худшему это – пока не понятно.

Пандемия COVID запустила (или ускорила) мощные процессы, которые изменят лицо привычного нам мира.

А вот в какую сторону – во многом зависит от того, что мы выберем сами. Прямо сейчас.

Сейчас мы стоим в точке бифуркации, из которой есть много разных путей и сценариев. По какому из них пойдут события?

Этот кризис может прикончить современную демократию, в том виде, как мы ее знаем. А может перевести человечество на рельсы «устойчивого развития», о котором уже несколько десятилетий твердят экологи.

В первой части нашего обзора мы поговорим о ближайших изменениях – и о надеждах. Вторая часть будет посвящена опасениям.

Все уйдет в онлайн

Знаете, кто из богатейших людей мира после всех биржевых потрясений последних дней остался при своих ста миллиардах долларов?

Джеф Безос, владелец Amazon.

Биржа рушится, но акции Amazon растут. Из-за страха перед коронавирусом люди переходят на онлайн-заказ всего, что только можно. Начиная с продуктов.

И, однажды сформировавшись, эта привычка у них останется.

Магазины и рестораны, у которых уже есть онлайн-заказы, рванули вперед в конкурентной гонке. Остальные будут спешно подключаться. Для ресторанного бизнеса это будет вопрос жизни и смерти.

Следом за рестораторами в онлайн придут большие торговые сети – те, которые еще не там.

Процессы «оцифровки» экономики, что идут годами, ускорятся до месяцев и недель. Ваш психолог начнет консультировать через скайп. Тренер по йоге – давать уроки в YouTube.  Может даже, ваш любимый продавец с сезонного рынка, поставит себе WhatsApp и будет принимать в чатике заказы на свежую клубнику.

Особенно быстро рванут вперед телемедицина, онлайн-образование и сфера онлайн-развлечений. Они стремительно развивались последние годы. Теперь, когда весь мир сел в карантин, они стартанут, как ракета в космос.

Вы будете консультироваться с врачом по видеочату, удаленно мерять температуру и сдавать анализы по почте. Вы будете получать новую профессию в онлайн-университете или брать курсы на «Курсере».

Вместо лекций в университетах будут стримы, школьные уроки будут проводиться через Zoom. Домашние задания вы и ваши дети будете делать прямо в интернете.

Кто-то с головой уйдет в виртуальную реальность – таких людей и раньше хватало, теперь их станет больше. Раньше сутками сидеть в компьютерных играх было уделом гиков, теперь это станет новой нормой.

И когда пандемия коронавируса схлынет, изменения, произошедшие в повседневной жизни, останутся.

Самый важный вывод для вас – вам теперь придется учиться всю жизнь. Умение постоянно учиться, менять профессию, развиваться без остановки, станет главным метанавыком.

Потому что экономика и структура занятости начнут меняться еще стремительней, чем раньше. Десятки профессий и миллионы рабочих мест уйдут в небытие.

Важная ремарка: скорее всего, это произошло бы и без эпидемии коронавируса. Но она ускорит процесс.

Экономика без человека

Вначале на смену офисам придет «удаленка».

Сейчас все, кто может, переходят на работу из дома. В Израиле свои сотрудников домой отправили уже практически все компании хай-тека.

Когда эпидемия закончится, работодатели, возможно, поймут удивительную вещь. Не обязательно собирать сотрудников в офисе с 9 до 18, чтобы они работали эффективно.

Удаленная занятость развивалась все быстрее в последние годы. Но ее во многом тормозила инерция мышления.

При этом есть уже множество инструментов и программ для командной удаленной работы. «Удаленные» сотрудники экономят деньги работодателя на аренду офисов и собственное время – на дорогу на работу.

Сегодняшний кризис наверняка подтолкнет еще больше компаний к «удаленке» — полной или частичной.

Но это только начало.

Новые луддиты?

Мировая экономика давно и поэтапно заменяет низкоквалифицированных работников машинами. Впереди —  новая промышленная революция. Человечество уже это видело — так в XIX веке станки повсеместно вытесняли ручной труд. В Британии это породило движение луддитов. Оголодавшие ткачи и чулочники, которых машины оставили без работы, громили фабрики, а правительство отправляло против них войска и высылало на каторгу в Австралию.

Первыми в «луддиты XXI века» рискуют угодить водители и курьеры. Беспилотные автомобили и до пандемии тестировали Google, Tesla, General Motors и многие другие. А «беспилотная» доставка заказов из интернет-магазинов была горячей темой последние два года.

Теперь эти технологии получили невероятный толчок к развитию.

В начале февраля китайский онлайн-маркетплейс JD.com доставил лекарства в госпиталь в эпицентре эпидемии – городе Ухань – с помощью собственного робота. Его главные конкуренты- Alibaba – уже начинают возить посылки в отдаленные районы Китая по воздуху, с помощью дронов.  Об этом много пишут журналисты и главное – это видят инвесторы.

Роботы-курьеры и полностью автоматизированные склады, доставка заказанной вами пиццы дроном прямо в форточку – это уже не фантастика. Беспилотные такси на улицах и фуры на трассах и так появились бы в ближайшие 5 лет. Теперь они появятся в ближайшие 2-3 года.

Эпидемия коронавируса ускорит переход к «экономике без человека».

Вряд ли освободившиеся работники будут умирать с голоду: мы все же не в XIX веке. Заменять людей машинами будут в первую очередь в развитых странах первого мира.

Скорее всего, эти государства придут к тому, чтобы выплачивать «безусловный доход» всем гражданам или части – тем, кто не работает.

И это изменит структуру общества. Появится «праздный класс». Он сформирует высокий спрос на развлечения – но, надеюсь, и на искусство, и на образование для взрослых. Те, кто сможет, сменят профессию.

Школьное образование тоже станет другим.

Школа XXI века будет учить учиться всю жизнь. Это станет главной ее задачей — научить самостоятельно искать, проверять, усваивать и применять знания. Выращивать гибкие и подвижные умы, интеллектуалов, способных то, на что не способны машины.

Человеческий потенциал станет «новой нефтью», главным ресурсом, вместо углеводородов. Те страны, которые раньше всех это поймут и начнут вкладываться в образование нового типа, вырвутся вперед – станут новым «первым миром».

Правда, Израиль может в этой гонке и отстать. У нас есть продвинутые методики в образовании- но есть и классы по 30-40 человек. А в нескольких сегментах общества – ультрарелигиозные евреи и арабская община – школы все еще отстают от времени на несколько десятилетий. Тора вместо математики и английского – не лучший ответ на вызовы времени.

Конец эпохи безудержного потребления

Коронавирусный кризис обнажил все проблемы либертарианской рыночной экономики. И может положить ей конец.

Рыночная экономика западных стран построена на безудержном росте производства и потребления. Чем быстрее, тем лучше. Вы должны покупать все больше и больше – чаще менять одежду, смартфоны и автомобили. На это нацелена вся реклама и массовая культура я еще с 1950-х.

После двух мировых войн западное общество, словно голодный ребенок, дорвалось до изобилия. И объелось.

Финансовая система рыночной экономики заточена под рост. Кредиты – кровь, которая бежит по ее жилам. А «сердце», которое гонит эту кровь – безудержный рост производства и потребления.

Гражданин берет в банке кредит на новый телевизор или машину. Бизнес берет кредит на расширение.  Экономика на подъеме. И покупатель машины, и собственник бизнеса знают, что скорее всего, смогут вернуть деньги с процентами.

Проценты, которые создает рост экономики, – питают банковскую систему. И до пандемии корнавируса все, казалось работало неплохо, за исключением периодических рецессий. Государству отводилась роль пресловутого «ночного сторожа», защитника слабых слоев населения и кризисного менеджера в период рецессии. «Невидимая рука рынка» разберется со всем остальным, государство лишь может корректировать рынок – налогами, преференциями и финансовой политикой.

Ну, по крайней мере, так все думали.

Там, где «рука рынка» бессильна

Экономика сверхпотребления на определенном этапе развития была эффективнее других. Она и правда смогла всех накормить – более или менее.

Но она не могла решить другие проблемы.

Одна из них сейчас встала во весь рост – это отсутствие доступного для всех качественного здравоохранения.

Там, где нет обязательного медстрахования, урон от коронавируса будет особенно тяжелым. США дорого обойдется отказ от реформы, которую пытался провести Барак Обама, подписавший в свое время Закон о доступном здравоохранении (Obamacare).

Реформа Обамы предусматривала минимальную обязательную медстраховку для всех граждан. Увы, как раз этот пункт Obamacare администрация Трампа упразднила в 2017 году одним из первых.

В итоге значительная часть американцев не застрахованы, частная медицина им не по карману. Они не смогут вовремя протестироваться на коронавирус, их не будут спасать с аппаратами ИВЛ и дорогими антивирусными лекарствами. Они будут быстро разносить вирус по стране, а смертность среди них будет гораздо выше, чем могла бы быть.

В этом отношении израильская система здравоохранения окажется эффективнее и устойчивей. Как и у скандинавских стран «рыночного социализма». И это будет одним из важных уроков эпидемии.

Классическая рыночная экономика не решает и других проблем. Вне ее поля зрения остается все, что не даст прибыли в ближайшие годы. В том числе, экология и борьба с глобальным потеплением. Недостаточно поддержки получают образование и наука. На разработку и рекламу новой косметики тратится зачастую больше, чем получают микробиологи и вирусологи на свои исследования, которые не приносят прибыли здесь и сейчас, — но могут спасти миллионы жизней в отдаленной перспективе.

И уж совсем за рамками остаются такие ценности, как социальная справедливость, мораль, взаимопомощь в обществе, раскрытие полного потенциала каждого человека.

Пол Раскин, философ и аналитик, директор-основатель Института Tellus, считает, что механизмы чистой рыночной экономики и слабые вмешательства со стороны политиков устарели. По его мнению, если мы продолжим бездумное потребление, это приведет к не очень приятным сценариям. Среди худших сценариев – «новое варварство» и переход к политике поднятых мостов, когда каждое государство закроет границы и превратится в отдельную «крепость»

Увы, коронавирус сделал эти сценарии вероятнее. Но в то же время вероятнее стал и переход к обществу устойчивого развития.

В нем мы массово откажемся от сверхпотребления. Станем менять смартфоны и машины, только когда они ломаются.  Оставим в шкафу одно пальто вместо десяти, и будем носить его несколько лет.

На место уже разорванных коронавирусом глобальных цепочек поставок все чаще будет приходить локальное потребление. Вместо того, чтобы заказывать платьишко из Китая, мы сошьем его у портнихи на соседней улице (мерки снимем, не выходя из дома, по WhatsApp). И купим в местном интернет-магазине эко-шампунь, произведенный в нашем же городе. Налоги с этой покупки пойдут в городской бюджет – на эти самые деньги нам и починят дорогу.

Сокращение авиаперевозок улучшит состояние озонового слоя. Государства будут все больше и больше вкладываться в реформу образования, в развитие науки и цифровой экономики, в социальное равенство и развитие человеческого потенциала.

Этот переход может быть нелегким, а выглядит он и вовсе утопично. Но он вполне возможен. Сценарий устойчивого развития не нов. Страны Европы еще до пандемии коронавируса делали шаги по этому пути – переходя на чистые источники энергии, реформируя школы и развивая локальное потребление. Обычный немец или француз уже сейчас скорее закажет местный товар, даже если он дороже, — чтобы оставить деньги в стране.

И пандемия коронавируса может ускорить переход к сценариям устойчивого развития. Надежды? Да. Но надежды, под которыми есть основания.

Впрочем, есть и вполне обоснованные страхи. О них – и о других сценариях развития событий – мы поговорим во второй части статьи.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x