Родительский день

Фото в статье принадлежат автору

Экстремальное существование

В отличие от нейротипичных детей, которые примерно на пятый день карантина привыкают к ситуации и начинают сами находить себе занятия: творить, читать, слушать книги, - Яшка не может сам себя занимать, не может придумывать себе занятия. Статья о карантине с особенным ребенком.

“Ну все, началось. Еще даже первая неделя карантина на закончилась, а Яшка уже истерит”, — подумала я вчера вечером, когда мой 12-летний сын — аутист, начал ходить по квартире странно подвывая и пытаясь кого-нибудь укусить. Оказалось, всего лишь, кто-то положил его наушники не на свое место и он не мог их найти. Объяснить то, что наушники — пропали, Яша не может. Он просто ходит по квартире и злится. С трудом мне удалось вытащить из него одно слово — “наушники”. После чего эти пресловутые наушники были найдены и положены на место. Мир и спокойствие в отдельно взятой квартире было восстановлено. Эта зарисовка все-лишь иллюстрирует нашу жизнь во время карантина. Мы живем как на пороховой бочке, все время ожидая, что сейчас рванет.

Яше 12 лет. Из них в специальном образовании мы 9 лет. Даже один день незапланированных каникул раньше для нас был сродни стихийному бедствию. Я радуюсь только одному, что эпидемия коронавируса случалась именно сейчас, а не 8 лет назад, когда Яше было 4 года. Для гиперактивного ребенка, который не понимает речь и физически не может сидеть больше 2 часов дома — это была бы катастрофа. Сегодня Яков понимает, что я ему говорю, может сидеть за столом и заниматься в течение нескольких часов, выполняет мои указания, слушается. Ему так же, как и раньше, важно выходить из дома, но при этом не обязательно весь день проводить на улице.

Наш день выглядит примерно так. Яша встает в 5 утра или даже раньше. Он всегда рано встает, но сейчас сказывается еще и напряжение и беспокойство последних дней. На любые изменения привычной рутины Яков реагирует отсутствием сна. Я не совсем уверена, что Яша понимает что такое эпидемия и карантин и почему отменили все занятия. Из Яшиной специальной школы нам прислали рассказ с картинками о том, что такое коронавирус и почему, собственно, школа закрыта. Мы прочитали этот рассказ три раза. Но понять, что Яша действительно для себя уяснил, — я не могу. Однако тот факт, что он спит всю ночь и не требует моего присутствия рядом с собой каждую минуту, говорит о том, что информация до него дошла. Он понимает и готов принять тот факт, что школы нет и мы какое-то время будем заниматься дома.

Утром мы стараемся гулять. Пока еще есть такая возможность и нас не заперли в четырех стенах, мы выезжаем на пару часов на природу. Дальше занятия. Я пытаюсь заменить Яше всех его учителей. Это непросто. Но это не моя прихоть и не мое личное желание.  Если я не займу его хотя бы на пол дня и отпущу в свободный полет, то он в течение всего дня будет смотреть мультфильмы по айпаду. А через несколько часов непрерывного просмотра ютюба, Яшка начинает сходить с ума. Носиться по квартире, издавать странные звуки, биться головой о стену. Он перестает понимать речь и реагировать на замечания и просьбы. Легко впадает в истерики. Он как бы перемещается в свои мультфильмы и перестает осознавать где реальность, а где выдуманный мир. Я делаю все, чтобы не довести до этой ситуации. Это требует от меня огромного количества времени и сил. В очередной раз я думаю о том, что самая тяжелая профессия на земле — это учитель. А учитель в специальном образовании — это вообще святой человек.

Яша не может сам себя занимать, не может придумывать себе занятия. Поэтому я не могу дать ему раскраску или краски и кисточки и сказать — рисуй. Я должна дать ему задание и объяснить что мы сейчас рисуем.  То же самое с любой игрой или конструктором. Я должна быть всегда рядом, руководить, направлять.

Чтобы Яшка согласился со мной заниматься, я должна составить ему расписание с подробным описанием уроков. Не достаточно просто написать — урок. Надо написать: “урок иврита, изучаем написание новых слов”. Такое ежедневное подробное расписание снижает тревожность и дает ему ощущение, что он контролирует ситуацию.  В ход пошли уже все мои запасы пластилина, красок, фломастеров, карандашей. Страшно боюсь, что закончится краска в принтере и я не смогу распечатывать новые задания. Вот что надо было запасать перед карантином, а не туалетную бумагу. Кстати моя младшая дочь теперь тоже просит, чтобы я ей составляла подобное расписание. Она говорит, что с ним ей легче смириться с тем, что приходиться заниматься.

 Очень помогают занятия, которые присылают учителя из Яшкиной школы. Например, каждый день у нас есть онлайн урок йоги с преподавателем из школы. Яшка, правда, как-то не очень охотно делает йогу, но зато я получаю удовольствие. Еще наша учительница записала нам утреннее приветствие с музыкой и зарядкой. И мы каждое утро начинаем учебный день с этого приветствия, машем руками и что-то поем. Как ни странно, но это помогает. Яша видит своих учителей и понимает, расстались мы с ними не навсегда, а когда-нибудь это закончится и привычная рутина к нам вернется. Сегодня, когда удаленные занятия тоже отменились, лично я ощущаю — одиночество. Не злость и не отчаяние, а одиночество. Потому что разбилась эта иллюзия, при которой, как нам казалось, мы живем все вместе. Иллюзия при которой я всегда могу попросить помощь  и мне помогут. Теперь у меня есть стойкое ощущение, что помощи ждать не стоит, что наша жизнь и жизнь нашей семьи с ее проблемами, продвижениями и застоями — это только наша жизнь, и никому больше не до кого нет дела. Самое модное теперь словосочетание — это социальная изоляция, а это не что иное, как одиночество.

Первая неделя подходит к концу. Мы живы и даже не забываем дышать. Весь мой день занят детьми. Больше всего меня раздражают советы использовать время карантина для собственного развития, написания книги или изучения чего-то нового. Я не успеваю даже читать, не говоря уже о чем-то новом. Как только мы с детьми заканчиваем учебный день, я начинаю готовиться к следующему. Придумывать занятия, распечатывать задания. Потому что в отличие от нейротипичных детей, которые примерно на пятый день карантина привыкают к ситуации и начинают сами находить себе занятия: творить, читать, слушать книги, — Яшка наоборот, без постоянного контроля, может психануть. И тогда все мои усилия сойдут на нет.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x