Арт-политика

Валери-Таль и Михаэли. Кадр из фильма "Непостижимая милость"

Любимая актриса Амоса Гутмана

В 1970 году Ада и еще три трансгендерные женщины впервые в Израиле сделали хирургическую коррекцию пола в медицинском центре Тель ха-Шомер. Ада делала все, чтобы никто и никогда не поднимал тему ее трансгендерности, о которой за пределами узкого круга ЛГБТ-сообщества знали немногие. Став известной, она возненавидела журналистов, не оставлявших попыток вытянуть из нее пикантные подробности биографии...

В начале 90-х я открыл для себя потрясающего режиссера Амоса Гутмана, любовь к которому храню вот уже три десятилетия. К сожалению, Гутман, будучи одним из самых талантливых израильских авторов, не то чтобы забыт, но явно недооценен – как на родине, так и за рубежом, где он практически неизвестен. Его короткая карьера трагически оборвалась, когда ему было всего 38 лет. Гутман скончался от осложнений ВИЧ-инфекции в 1993 году, вскоре после премьеры своего последнего фильма-завещания.

Несмотря на то, что за десять лет Гутман снял всего четыре полнометражных ленты (“Нагуа”, “Бар-51”, “Химо – царь Иерусалимский”, “Непостижимая милость”), он создал оригинальный, лишь ему присущий,  киноязык — редкое явление для тогдашнего израильского кинематографа. Его тревожным картинам, наполненным образами странных и одиноких людей, свойственны особое настроение, ритм, цветовая гамма, музыкальное оформление и изобразительный ряд.

Амос Гутман. фото: Википедия

К тому же Амос Гутман был первопроходцем в том, что касается квирной тематики в израильском кино. Герои трех его фильмов — тель-авивские гомосексуалы, что по тем временам кажется ненаучной фантастикой. В картинах Гутмана играли известные актеры – Йонатан Сегал, Ривка Михаэли, Шарон Александер, Джулиано Мер, Алон Абутбуль, Аки Авни, Алона Кимхи. Однако особой любовью режиссера пользовалась эксцентричная Ада Валери-Таль, непрофессиональная характерная актриса, которую Гутман открыл для большого экрана и снял в трех своих картинах. Гутман не был бы самим собой, т.е. тотальным квиром в творчестве и жизни (ему было неведомомо слово “чулан” в те годы, когда о каминаутах в консервативном Израиле — с еще неотмененной уголовной статьей — никто даже не заикался), если бы и в своих актерских пристрастиях не совершил немыслимый прорыв. Ада-Валери Таль стала первой израильской трансгендерной актрисой.  Всю жизнь она пыталась скрывать прошлое и категорически отказывалась говорить о своей трансгендерности. Как и Гутман, довольно рано ушла из жизни и была благополучно забыта не только зрителями и коллегами, но и ЛГБТ-сообществом.

Недавно портал Mako опубликовал статью журналиста Идана Йосефа-Ямина об Аде Валери-Таль, в которой открываются некоторые детали и подробности биографии актрисы.

Незадолго до смерти осенью 1994 года 58-летняя Ада-Валери Таль сказала друзьям, что желает лишь одного — чтобы ее помнили, как актрису, поскольку все остальное неважно. На следующее утро после похорон газеты вышли с кричащими заголовками “Актриса Ада Валери-Таль была мужчиной”. Ада делала все, чтобы никто и никогда не поднимал тему ее трансгендерности, о которой за пределами узкого круга ЛГБТ-сообщества знали немногие. Став известной, она возненавидела журналистов, не оставлявших попыток вытянуть из нее пикантные подробности биографии.

Причин для того, чтобы скрывать гендерную идентичность у нее было более чем достаточно. В 80-90-е гг. трансгендерная женщина была абсолютным изгоем. Общество отвергало ЛГБТ-людей в целом, но жизнь транс-персон можно было без особых преувеличений назвать адом. Трансженщины жили в постоянном страхе перед полицией, большую часть дня скрываясь в арендованной квартире, за которую были вынуждены платить втрое больше рыночной цены. О какой-либо нормальной работе не было и речи. Единственным способом заработать на жизнь была проституция.

“Полиция задерживала нас якобы за бродяжничество, — вспоминает Илана Зайфрид, одна из первых трансгендерных женщины в Израиле, близкая знакомая Ады Валери-Таль. — Я провела много времени в Абу-Кабире (СИЗО тель-авивской полиции) и до сих пор ненавижу людей этой профессии. Тюремщики бесконечно издевались над нами, унижали и даже насиловали. Они чувствовали свою безнаказанность”.

Кадр из фильма «Бар-51»

Ада Валери-Таль родилась 15 августа 1936 года в Румынии под именем Серджиу Валери. В 28-летнем возрасте репатриировалась в Израиль. Вначале была известна, как гомосексуальный мужчина, принимала участие в жизни тельавивской гей-коммунити. По словам знавших ее в те годы, Ада любила искусство, не пропускала ни одной премьеры в театре, посещала оперу.

В 1970 году Ада и еще три трансгендерные женщины впервые в Израиле сделали хирургическую коррекцию пола в медицинском центре Тель ха-Шомер. В повседневной жизни Аду было трудно игнорировать – стильная, высокая, с пышной копной светлых волос и ярким макияжем, говорившая с тяжелым румынским акцентом.

Она мечтала о сцене, и поэтому взяла имя своего кумира, израильской актрисы Ады Таль. В отличие от других трансгендерных израильтянок, не отказывавшихся от своего прошлого, Ада решила жить, как обычная женщина. Она вышла замуж, но вскоре развелась.  В середине 80-х стала выступать в легендарном ночном клубе по адресу Ха-Яркон, 51. Взяв сценическое имя “Лола”, Ада исполняла стриптиз-номера и пела.

Именно там ее нашел режиссер Амос Гутман, заглянувший в клуб вместе с приятельницей, драматургом Эдной Мазия. Выступление настолько понравилось Гутману и Мазия, что они решили написать сценарий фильма “Бар-51”, а затем предложили Аде роль стареющей стриптизёрши Аполонии Гольдштайн. Фильм, позднее ставший культовым, вышел в прокат в 1985 году и с треском провалился. Но Ада Валери-Таль проснулась знаменитой. Критики с теплотой отнеслись к ее дебюту, она стала членом израильской актерской гильдии. Аду приглашали на телевидение, она была гостьей популярного шоу Ривки Михаэли “Уикэнд” (Софшавуа) на первом госканале.

Гутман дал своей любимице роли и в двух последующих фильмах. В картине 1987 года “Химо – царь Иерусалимский”, снятой по роману Йорама Канюка, Ада Валери-Таль играет медсестру полевого госпиталя в разгар Войны за независимость 1948 года. В последней и главной ленте режиссера “Непостижимая милость” (Хесед муфла) Ада исполняет роль вздорной соседки матери главного героя, которую играет Ривка Михаэли. Фильм вышел на экраны в 1992 году.

Смерть Амоса Гутмана стала потрясением для его любимой актрисы. Ада снялась в нескольких студенческих фильмах, приняла участие в спектакле яффского театра “Ха-симта”, но повторить успех своей первой роли она больше не смогла. Всего через два года после смерти открывшего ее режиссера Ада Валери-Таль скончалась в результате сердечного приступа.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x