Женская территория

Фотографии Flash90. коллаж сайта IDI Израильский институт демократии

Почему в Кнессете так мало женщин-депутатов?

Без активного участия женщин в политике, без присутствия в Кнессете, как минимум, 50-60 женщин-депутатов, без женщин-министров, составляющих половину правительственного кабинета, вести борьбу с дискриминацией во всех прочих сферах экономики и социальной жизни просто невозможно.

В одном из предвыборных интервью Мерав Михаэли, председатель партии Авода и единственная женщина, возглавляющая партийный список, с горечью отметила, что по уровню женского представительства в парламенте Израиль занимает одну строчку с бедной африканской страной Сомали. А среди 189 стран еврейское государство находится на малопочетном 66-м месте. Речь шла о Кнессете 23-го созыва, в котором заседали 30 законодательниц, четверть от общего числа депутатов. Это было самое большое число женщин-депутатов за всю историю израильского парламентаризма. После недавних выборов эта цифра вновь сократилась. В ближайшие годы (хотелось бы надеяться, что не месяцы) в Кнессете будут работать всего 28 женщин. Больше всего женщин-парламентариев в Ликуде (8), затем следует вторая по численности партия Еш Атид (5). В Аводе – 4 женщины-депутата, включая лидера партии, в  Кахоль-Лаван – 3, в партии Гидеона Саара “Тиква Хадаша” — 2, в МЕРЕЦ – тоже 2. И по одной законодательнице в НДИ, партии Ямина, Арабском объединенном списке и партии “Религиозный сионизм”.

Скажем прямо – негусто. Еще печальнее то, что в Израиле есть две партии, категорически отказывающиеся предоставлять женщинам места в партийных списках, несмотря на соответствующее решение Верховного суда. Речь, разумеется, идет об ульраортодоксальных партиях Яадут ха-Тора и ШАС.

В чем причина подобной дискриминации женщин в главном законодательном органе государства? Почему столь непропорционально представлена половина населения страны? В этом за два месяца до последних выборов пытались разобраться члены парламентской комиссии по гендерному равноправию и статусу женщины. В начале января состоялось обсуждение поданных на рассмотрение ЦИК партийных списков. Участники заседания с возмущением отметили тот факт, что кроме отсутствия женщин во главе избирательных списков и в целом недостаточного числа кандидаток, большинство из них размещены на нереальных местах, и их прохождение в Кнессет находится под вопросом. Глава комиссии по гендерному равноправию Одед Форер (НДИ) предостерег от регресии в том, что касается женского политического представительства. “Процессы, происходящие в Израиле, не только не свидетельствуют о прогрессе в вопросе гендерного равноправия и пропорционального представительства, а, напротив, говорят об откате назад,” — подчеркнул он. — Создается впечатление, что мы стремительно скатываемся к религиозному, галахическому, государству”.

Участники обсуждения были особенно возмущены тем, что ультраортодоксальные партии настаивают на запрете участия женщин в политике.  Дин Ливне, юридический советник Центральной избирательной комиссии, и Ами Беркович, ответственный за законодательные вопросы в министерстве юстиции, с сожалением, отметили, что законодательство в Израиле позволяет подавать в ЦИК списки, не включающие женщин-кандидаток. Однако формальный запрет на участие женщин в партийном уставе категорически запрещен.

Разумеется, ответ на вопрос, почему политическое представительство женщин в Израиле столь непропорционально, лежит не только и не столько в законодательной плоскости, хотя проблема ортодоксальных списков должна быть решена судебным порядком. Неравенство в политической сфере является продолжением системной гендерной дискриминации на всех уровнях в социально-экономическом поле. Идет ли речь о мизерном количестве женщин, занимающих высшие руководящие посты в государственном секторе и в частном бизнесе, либо о неравенстве в оплате труда, либо о препятствиях в карьерном росте в армей   ских структурах, правоохранительных органах и т.п.  Пожалуй, лишь в судебной системе число женщин достаточно весомо. Казалось бы, в этом нет ничего нового, и низкий уровень политического представительства – лишь еще одно звено в дискриминационной цепи. Однако здесь возникает известный парадокс курицы и яйца. Без активного участия женщин в политике, без присутствия в Кнессете, как минимум, 50-60 женщин-депутатов, без женщин-министров, составляющих половину правительственного кабинета, вести борьбу с дискриминацией во всех прочих сферах экономики и социальной жизни просто невозможно. Пропорциональное гендерное представительство в политике – залог успешной борьбы за равноправие в любом демократическом обществе.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x