Политика

Мирьям Перец. Photo by Miriam Alster/Flash90

Первое лицо государства

Я бы очень хотел, чтобы президент, являющийся символом объединения всех граждан Израиля – светских и религиозных, арабов и евреев, ашкеназов и сефардов, «эфиопов» и «русских», всех-всех-всех, – избирался прямым всенародным голосованием, а не в результате закулисных сделок в кнессете.

Говорят, что пост президента Израиля был учрежден, как это у нас часто бывает ныне с министерскими постами, под конкретного человека. А именно – под Хаима Вайцмана. Якобы, Бен-Гурион, чтобы нейтрализовать своего основного конкурента за влияние во вновь создаваемом государстве, предложил учредить почетный пост главы государства с представительскими функциями. Самое интересное, что полномочия президента в Основном законе  практически не прописаны. То есть президент волен заниматься чем угодно. Но фактически о деятельности президента исчерпывающе говорит исторический анекдот. Якобы, Хаим Вайцман однажды так сказал о своих президентских полномочиях:  «Единственное место, куда я могу совать свой нос, это мой носовой платок». Так с тех пор и повелось.

Должность президента была чисто номинальной, но очень почетной: достаточно вспомнить, что после смерти Хаима Вайцмана это место было предложено самому Альберту Эйнштейну, который благоразумно отказался от этой чести. Со временем де-факто сложились традиции, чем именно занимается президент. Он принимает таких же символических президентов  (не символических, а из стран с президентской формой правления, принимает глава правительства), навещает семьи пострадавших в терактах, выступает на государственных церемониях в Дни памяти и День Независимости, вручает награды и премии и т.д. В политику вмешивается только в одном случае: согласно закону, он вручает мандат на формирование правительства депутату, который, по его мнению, имеет наибольшие шансы его сформировать. Время от времени даже здесь его свободу пытаются ограничить, приняв закон, превращающий и эту почти формальную процедуру в абсолютную формальность. Пока, однако, такой закон не принят.

Пока президентом страны избирались «персоны консенсуса» – приемлемые как для левых, так и для правых ученые, писатели, общественные деятели, всё было вполне благостно. Но потом на этот пост стали зариться политики, охочие до почета. И голосование в кнессете (тайное пока что!) превратилось в подковерную битву.

Престиж должности упал ниже плинтуса. Пост, который должен был по определению быть честью и совестью страны (а хорошо бы еще и умом), оказался замаранным скандалами.  Так, Эзер Вейцман был вынужден добровольно уйти в отставку после обвинения его в получении незаконных подарков на сотни тысяч долларов. В борьбе за пост президента в свое время участвовали политики Меир Шитрит, впоследствии обвиненный в сексуальных домогательствах (хотя дело в итоге было закрыто из-за отсутствия  достаточных доказательств) и Биньямин  Бен-Элиэзер, благополучно скончавшийся до суда по обвинению в коррупции. Наконец, в священной борьбе с ненавистным партиархом израильской политики Шимоном Пересом на должность президента был избран серый политик второго ряда Моше Кацав, чьим главным символическим достоинством стало его сефардское происхождение и биография «селфмейд» репатрианта, выходца с периферии, достигшего министерских постов. Закончил свою политическую карьеру этот президент в тюрьме «Маасиягу», отбывая семилетний срок за изнасилования.

Тогда стали поговаривать: а зачем нам вообще такой символический пост, который ничего, кроме позора, нашей стране не приносит? Даже стали подсчитывать, сколько эта должность стоит бюджету в шекелях. Но у нас что-то отменить всегда намного труднее, чем учредить. На всякий случай, президента решили не трогать, тем более, что и Перес, и нынешний президент Ривлин достойно выполняли свои незамысловатые функции.

Обычно выборы президента не вызывали особых дискуссий в обществе. И даже когда в результате закулисных комбинаций в кнессете ничем не выдающийся Моше Кацав (это потом он стал на слуху у всех совсем по другому поводу) ухитрился победить явного фаворита — лауреата Нобелевской премии Шимона Переса, это вызвало лишь сострадание к вечному «лузеру».

На этот раз уже за несколько месяцев до ухода Реувена Ривлина в отставку – 5 июля, к посту президента стал проявляться повышенный общественный интерес. Хотя, казалось бы, до выборов ли президента сейчас, когда такие страсти кипят вокруг формирования правительства! Ну, в первую очередь такой повышенный интерес был вызван различными вариантами (реальными или придуманными) использования этого символического поста в качестве «юридического убежища» для Биньямина Нетаниягу в случае, если бы ему не удалось сформировать  коалицию. Дело в том, что, в отличие от главы правительства, президент имеет иммунитет от судебного преследования. Правда, исключение из иммунитета составляют особо опасные преступления, к которым прегрешения Нетаниягу  уж точно не относятся. Не то, что Кацав, чьи полномочия своей властью приостановил тогдашний юридический советник правительства Мени Мазуз после предъявление тому обвинений в изнасиловании.

Честно говоря, я с самого начала не верил в реальность такого варианта. Во-первых, сам Нетаниягу такую возможность отрицал. Во-вторых, было сомнительно, что избрание президентом находящегося под судом Нетаниягу выдержит испытание БАГАЦем. Если можно было согласиться с аргументами и решением БАГАЦа, разрешившего Нетаниягу формировать исполнительную власть, то для назначения на должность, символизирующую нашу государственность, человек должен быть, как жена Цезаря, — вне подозрений.
Правда, под этот вариант в стане сторонников Биби готовилось несколько «гарантийных» законопроектов. Например, была вброшена идея  провести закон об открытом голосовании при выборах президента. Чтобы не было никаких сюрпризов от депутатов своего лагеря при тайном голосовании. Кроме того, прощупывалась идея провести закон о значительном расширении полномочий президента (специально под своего лидера). Но вряд ли эти предложения можно было считать серьезными, особенно при нынешнем раскладе политических сил.

Еще пару месяцев казалось, что за пост президента развернется нешуточная борьба между многими претендентами. Назывались самые разные имена. Среди них были и бывшие министры – Натан Щаранский,  Ицхак Герцог, Давид Леви, Шимон Шитрит, и действующие министры Юлий Эдельштейн и Амир Перец, и отставной судья Верховного суда Эльяким Рубинштейн, и лауреат Премии Израиля с формулировкой «За вклад в укрепление еврейско-израильского духа» педагог Мирьям Перец. Кто-то из них, например, Амир Перец и Ицхак Герцог, заявляли о своем намерении бороться за резиденцию президента. Других в качестве возможных кандидатов называли журналисты. О выдвижении своих кандидатур заявили знаменитый актер, певец и, по совместительству, иерусалимский муниципальный деятель Йорам  Гаон, историк и общественный деятель, автор биографии первого премьер-министра Давида Бен-Гуриона Михаэль Бен-Зоар, лауреат Премии Израиля с формулировкой «За вклад в укрепление еврейско-израильского духа» педагог Мирьям Перец.
Между прочим, несколько месяцев назад был проведен опрос  среди израильтян, кто из всех находящихся на слуху кандидатов больше других достоин быть президентом. С колоссальным отрывом победила Мирьям Перец – ее в качестве желаемого будущего президента тогда назвали 59%.

Выборы президента Израиля тайным голосованием депутатов кнессета назначены на 2 июня. В полночь на 20 мая закончилась регистрация кандидатов. Чтобы быть зарегистрированным, кандидат должен заручиться подписями, как минимум, десяти депутатов кнессета. И из всего длинного списка претендентов осталось всего два кандидата — Ицхак Герцог и Мирьям Перец.

61-летний Ицхак Герцог – из «принцев «Аводы» — сын шестого президента Израиля Хаима Герцога и внук главного раввина Израиля Ицхака Галеви Герцога. Занимал различные министерские посты, в настоящее время является председателем Еврейского агентства «Сохнут».

Мирьям Перец – 67 лет. Она педагог по профессии.  Двое ее сыновей – офицеры ЦАХАЛа — отдали свою жизнь, защищая Израиль. После гибели сыновей Мирьям значительное время посвящает общественной деятельности в сфере еврейского наследия, выступает с лекциями перед молодежью и солдатами ЦАХАЛа.

Уже после регистрации кандидатов был проведен новый опрос, кого из двоих хотели бы израильтяне видеть президентом Израиля. И снова в опросе «со счетом» 49% против 38% «победила» Мирьям Перец. Слово «победила» я взял в кавычки, потому что решает здесь не народ, а 120 его избранников. А среди депутатов, по мнению знатоков, бо́льшие шансы имеет Ицхак Герцог, несмотря на «левизну». Дело в том, что у него хорошие личные дружеские отношения как с левыми, так и с правыми политиками. Кроме того, на этом церемониальном посту, как показывает история, личные политические убеждения не имеют никакого значения.

Большинство парламентских партий, в том числе «Ликуд» и ШАС – заявили о свободе голосования для своих депутатов. Хотя в «Ликуде» некоторые пытаются  оказать давление на Нетаниягу, чтобы он заявил о поддержке Мирьям Перец. Сделает ли он это?

Есть одно обстоятельство, почему Нетаниягу не безразлично, кто будет президентом ближайшие семь лет. Дело в том, что если судебный процесс над Нетаниягу закончится не в его пользу, ему придется обратиться за помилованием к президенту страны. В этом смысле, на мой взгляд, ему предпочтительно, чтобы президентом был, как ни странно, Герцог. Политики лучше понимают друг друга, даже если они придерживаются разных взглядов. Впрочем, до этого если дело и дойдет, то очень не скоро.

Что касается меня, то я считаю, что оба кандидата на этот раз весьма достойные люди. Но, поскольку пост президента – это не политический, а государственный, я хотел бы, чтобы этот пост не занимал политик. То есть я – за Мирьям Перец.

И еще: я бы очень хотел, чтобы человека на этот государственный пост, являющийся символом объединения всех граждан Израиля – светских и религиозных, арабов и евреев, ашкеназов и сефардов, «эфиопов» и «русских», всех-всех-всех, – выбирали прямым всенародным голосованием, а не в результате закулисных сделок в кнессете.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x