Политика

Сколько флагов и какого цвета было на площади Рабина? Да какая разница! Photo by Avshalom Sassoni/Flash90

Флаг и аннексия как отвлекающий маневр  

Если Нетаниягу всерьез решил совершить самоубийство регионального масштаба и аннексировать те или иные территории Западного Берега – никто ему в этом не помешает. Он контролирует правительство и Кнессет, где уже с 2016 года у сторонников аннексии есть весомое большинство. Но ведь как и флаги на площади, аннексия может сама по себе быть прекрасным отвлекающим маневром!

Демонстрация против аннексии палестинских территорий на Западном Берегу прошла и отгремела без малого неделю назад, однако в соцсетях пропагандисты Ликуда продолжают обсуждать сколько флагов и какого цвета было на площади Рабина 6 июня. С фотографий площади в их постах, а также в газетах, принадлежащих лоялистам Нетаниягу как по мановению волшебной палочки исчезли бело-голубые флаги. Лишь те кадры, где мелькали флаги Палестинской Автономии или красный флаг партии ХАДАШ, которая была среди организаторов акции протеста, нашли свой путь к благодарным читателям, которые яростно принялись обсуждать не саму аннексию, а то, какие флаги можно или нельзя поднимать на демонстрациях. То, что аннексия может привести к эскалации насилия в регионе или осложнить внешние отношения Израиля со странами ЕС и на Ближнем Востоке – сдвинулось на второй план. В центре внимания остались только флаги.

Нетаниягу может продолжать годами сотрудничать с Палестинской Автономией и принимать у себя в резиденции Абу-Мазена на фоне палестинского флага, но когда такой флаг поднимают обычные граждане на демонстрации в поддержку решения «два государства для двух народов» — то самое решение, в поддержку которого Нетаниягу так красиво говорил в ходе своей знаменитой речи в Бар-Илане, то это, конечно, просто ужас-ужас.

Разумеется, в свободной стране можно выражать свое недовольство чем угодно – и правительством, и флагами. Однако, когда раз за разом дискредитируется легитимная акция протеста – на этот раз против аннексии, а в другие разы против полицейского насилия или дискриминирующих ЛГБТ общину законов – очевидно, что речь идет не столько о флаге, сколько об отвлекающем маневре.

Кстати сказать, вполне возможно, что и разговоры об аннексии сами по себе также являются отвлекающим маневром. Пока левые и правые ожесточенно спорят о ее смысле, пользе или вреде, разрабатываются законы, расширяющие действия правительства и полиции и осваиваются бюджеты министерств. Хозяева небольших бизнесов, фрилансеры и тысячи наемных работников, оставшихся без работы и средств к существованию с изумлением наблюдают за тем, как мимо них проплывают миллионы, изначально выделенные на помощь пострадавшим в результате корона-кризиса.

Но копья в телестудиях ломаются не по этим животрепещущим вопросам, а исключительно вокруг флагов и прочей символики, а также терминологии (суверенитет или аннексия) и эпической борьбы правых с левыми, причем крик стоит такой, как будто Авода набрала 45 мандатов, а Мерец еще 15, и именно они, а не дядюшка Дональд, а также Совет Поселений стоят на пути у сторонников аннексии.

Очнитесь, друзья. Если Нетаниягу всерьез решил совершить самоубийство регионального масштаба и аннексировать те или иные территории Западного Берега – никто ему в этом не помешает. Он контролирует правительство и Кнессет, где уже с 2016 года у сторонников аннексии есть весомое большинство. После победы Трампа у Нетаниягу было четыре года для того, чтобы провести в жизнь этот шаг. Учитывая, что Нетаниягу никогда не страшился американского гнева и действовал так, как считал – и по иранской теме, и по вопросу переговоров – ясно, что время было предостаточно.

Но ведь как и флаги на площади, аннексия может сама по себе быть прекрасным отвлекающим маневром – вначале на всех трех предвыборных кампаниях, а затем в новой двухголовой конструкции, которая может похоронить премьера под собой через ровно 13 месяцев. Прекрасно, когда народ продолжает кусать друг друга за пятки и ругаться о том, должна ли граница проходить вокруг поселенческого форпоста Эш Кодеш 145А, или за его пределами. Это значит, что то, что обвиняемый в коррупции премьер-министр не покинул свой пост, а продолжает руководить страной, перестанет быть главной темой дня. Израильтяне не будут обсуждать непомерную цену за газ, которую они платят монополисту Ицхаку Тшуве благодаря сделке, заключенной при полной поддержке Нетаниягу.  Скорее всего, они не станут обсуждать монополистов вообще – там много букв и цифр, и надо вникать в детали, а тут аннексия – как красная тряпка для быка. Не будут бурчать по поводу раздутого правительства и непомерных расходов на министерств по делам прошлогоднего снега и журавлей в небе. Не поинтересуются, почему правительство продлевает свои безграничные полномочия, и наделяет непомерной силой ШАБАК и полицию, а с другой пальцем о палец не ударит ради того, чтобы найти адекватные решения для досуга детей, которые этим летом не пойдут в летние лагеря и не уедут в отпуск заграницу. Не будут задавать никаких вопросов о законе о призыве, который вновь стал неактуальным, о качестве образования и медицины.

А если аннексия по какой то причине потеряет свою актуальность и привлекательность, всегда можно будет оживить арабскую тему – давненько в израильских СМИ не говорили о «пятой колонне» и «врагах народа», Иран – почему то премьер-министр давно не высказывался на свою излюбленную тему, хотя Иран как раз активизировался в последнее время, и вечное – Новый Фонд, Джорж Сорос, deep state и левый лагерь, даже когда он останется без представителей в Кнессете.

Дорогие граждане, не давайте отвлекающим маневрам сбить себя с толку и отвлечь от истинных проблем, которые Нетаниягу с помощью своих верных псов в СМИ пытается заслонить ворохов мнимых проблем и процессов (и забудьте о мифической «левой прессе», это не имеет ничего общего с реальностью). Будьте бдительны!

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x