Зона безопасности

Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Ну, за миролюбие!

Когда вторая сторона ведет себя прилично, и насилие затухает, перспектива мира – якобы, столь желанного – должна привлекать больше. Наоборот, когда враг поднимает голову, миролюбие должно уступать место праведному гневу. Однако на деле все не так...

Израильтяне любят говорить о своем миролюбии. Сомневаться в нем – ересь, на которую способна лишь горстка отщепенцев. Впрочем, проверить этот тезис несложно. Если бы израильтяне действительно были столь миролюбивыми, как им кажется, их стремление к миру возрастало бы в периоды спокойствия и снижалось в периоды обострения конфликта. Когда вторая сторона ведет себя прилично, и насилие затухает, перспектива мира – якобы, столь желанного – должна привлекать больше. Наоборот, когда враг поднимает голову, миролюбие должно уступать место праведному гневу.

Однако на деле все не так. Впервые массовое движение за мир появилось в Израиле во время Ливанской войны 1982 года. Вторая его волна, принесшая победу левого лагеря на выборах и Норвежские соглашения, была поднята Первой интифадой. До нее палестинского террора на самих оккупированных территориях было немного (был «внешний» террор, который осуществляли ФАТХ, НФОП и некоторые другие организации). Палестинцы вели себя спокойно и не восставали против своего бесправного статуса, отъема земли под строительство поселений и появления рядом с собой класса еврейских господ. Хваленое израильское миролюбие никак себя не проявляло. Правда, был заключен мирный договор с Египтом — с большим трудом, под сильнейшим американским давлением и лишь потому, что Израиль справедливо считал Египет опасным противником. Египет настоял на параллельном подписании второго договора – о судьбе палестинцев (именно с этого договора почти полностью списана «формула Осло»). Но, поскольку палестинцы не имели ни танков, ни самолетов, ни флота, ни – на тот момент – особого желания сопротивляться, о втором договоре тут же забыли.

Если брать годы после Осло, то уровень поддержки формулы «два государства для двух народов» поднялся до почти рекордного уровня в самый кровавый период Второй интифады. Даже первая крупная операция в Газе в 2008 году не слишком поколебала «рейтинг мира». А самый стабильный и долгий спад начался с приходом к власти Нетаниягу – в годы, большинство из которых были одними из самых тихих в истории Израиля. Личной заслуги Биби в этом немного, но она есть — например, он прекрасно умеет договариваться с ХАМАСом. Что касается Западного берега, то тишина там – следствие, в частности, стратегического курса на спокойствие, взятого палестинским руководством после Второй интифады, и успешного оборонного сотрудничества между палестинцами и израильтянами.

Итак, террор есть, но его относительно мало. Ракетные обстрелы нервируют, но почти не убивают, да и случаются лишь в редкие периоды обострения. Недавно израильские СМИ сообщили о важной вехе: впервые с 1964 года за 12 месяцев от рук террористов не погиб ни один гражданский (то есть штатский) израильтянин. Правда, в 1964-м погибло больше ста солдат. То есть случился самый спокойный год в истории страны. Как на это отреагировало израильское общественное мнение? Стали ли израильтяне более благосклонны к идее мирного договора?

Нет, конечно. Поддержка израильтянами мирного договора по формуле «два государства для двух народов» все еще находится на рекордно низком уровне. А что происходит в израильской политике? Еще до нынешней предвыборной кампании «левоцентристский лагерь» казался силой лишь потому, что в него записывали НДИ. Но слова «Либерман – левый» — это самый короткий израильский анекдот, да и то в прошлом, до появления «Беннет – левый». В Израиле уже много лет существует огромный «пул» протестных голосов, которые раньше уходили к очередной новомодной левоцентристской партии. Сейчас они уходят к ультранационалисту Беннету и лишь немного более умеренному Саару. Оба активно против создания палестинского государства. Лагерь мира скукожился до смехотворных размеров.

Рискну предположить, что большинство израильтян не хотят абстрактного мира. Их мало заботят страдания палестинцев под оккупацией. Пока их не убивают, они не видят никакого смысла совершать лишние ресурсозатратные действия — отдавать землю, делить Иерусалим, эвакуировать поселения. Цена справедливого мира высока. Зачем ее платить, если нет войны?

Впрочем, у поправения израильтян есть и еще одна причина – наглая, оголтелая пропаганда, исходящая от Нетаниягу и его окружения. В истории израильской политики никто лучше Нетаниягу не умел натравливать народ на внешних и внутренних врагов. Беспрецедентный спад террора сопровождается не возрождением, как следовало бы ожидать, а вымиранием левого лагеря, все большей делегитимизацией самого термина «левый». Страх, ненависть, шовинизм, комплекс жертвы – все это помогает рационализировать отказ от ставшей ненужной идеи мира.

Конечно, это не значит, что израильтяне становятся убежденными правыми, готовыми стоять насмерть за любую самарийскую кочку. Просто справа быть легко и приятно. В нынешней общественно-политической атмосфере зона комфорта находится именно там, и туда же стекаются голоса неопределившихся. Если бы вопросы войны и мира были для них важны, уродливый национализм Беннета и Саара их бы отпугнул. А так, может, не очень привлекает, но и не отпугивает.

Однако именно непрочность, эфемерность такой правизны внушает слабую надежду. В следующем году многое может измениться. Даже без террора (пусть нынешний период тишины длится как можно дольше) определенное сочетание факторов может переломить ситуацию. Возможно, если в результате честных, искренних мирных переговоров сложится проект мирного соглашения, если он будет предъявлен израильтянам, наваждение схлынет с них, как с толкиеновского Теодена. Возможно, истинного, а не мнимого миролюбия, милосердия по отношению к палестинцам и воспоминаний о прошлых войнах и жертвах хватит для того, чтобы они приняли правильное решение. За это и выпьем.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x