Экономика

Фото: протест в Тель-Авиве, октябрь 2011 года, avivi via Wikimedia Commons

Забытый протест

То, что почти незамеченной прошла 10-летняя годовщина самого мощного в истории Израиля социального протеста, не может не вызывать недоумения. Можно многое, разумеется, списать на коронавирус – за полтора года пандемии мы пережили столько потрясений, что с лихвой хватило бы на иное десятилетие. Но на прошлой неделе произошло два знаковых события, как будто специально приуроченных к круглой дате.

В июле 2011 года молодые граждане разбили палатки на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве в знак протеста против высоких цен на жилье и базовые товары — прежде всего продукты питания. Символами протеста стали популярный зерненый творог “Коттедж” и молочный десерт “Милки”, которые за границей стоили намного меньше, чем в Израиле. Палаточный лагерь на Ротшильде сгенерировал волну небывалых акций протеста, проводившихся еженедельно с августа по октябрь в Тель-Авиве и других израильских городах. В них приняло участие более миллиона израильтян. Чтобы снизить накал недовольства была спешно создана государственная комиссия под руководством профессора Мануэля Трахтенберга, рекомендации которой так не были претворены в жизнь. Массовые манифестации лета и осени 2011-го дали старт политическим карьерам молодых лидеров протеста (Ицик Шмули, Став Шафир).

Насколько протест 2011 года изменил социально-экономическую парадигму развития страны? Приостановил ли он стремительное свертывание и без того скукожившегося израильского Welfare state? Внес ли коррективы в закостенелый политический диалог, бесконечно вращающийся вокруг вопроса палестино-израильского конфликта и темы безопасности? Споры об этом ведутся до сих пор. Но главным остается одно: практические цели социального протеста достигнуты не были. Поднятные насущные проблемы так и не были решены. Цены на покупку и аренду жилья взлетели до небес. Продукты питания стали дороже. Не подешевели ни мясные, ни молочные изделия, а некогда вполне доступные фрукты стали настоящей роскошью для большинства израильтян. Ни одно из правительств Нетаниягу не провело назревшие реформы в области импорта продуктов питания. Сельскохозяйственное лобби всеми силами торпедирует подобные изменения.

Принятый недавно кабинетом Беннета-Лапида-Либермана новый госбюджет предусматривает реформу продуктового импорта. Но удастся ли это осуществить на практике – большой вопрос. Уровень конкуренции на продовольственном рынке в Израиле позорно низок. Сферу розничной торговли продовольствием фактически контролируют монополии и картели, диктующие свои правила фермерам и препятствующие реализации любых регуляторных мер по снижению цен. Порой создается впечатление, что в стране вообще не действует антимонопольное законодательство.

На прошлой неделе произошло два знаковых события, как будто специально приуроченных к 10-летней годовщине социального протеста. Они прекрасно иллюстрируют проблему дороговизны, которую израильские правительства не способны решить столько лет. Вначале разразился скандал в связи с тем, что сеть супермаркетов “Шуферсаль”, на долю которой приходится около 70% рынка розничной продажи продуктов питания, предлагает ультраортодоксальным гражданам намного более низкие цены, чем всем остальным. Дешевые товары  “Шуферсаль” продавал харедим через сайт “Яшир ле-меадрин”. После обнародования этой истории администрация сети закрыла онлайн-продажу для ортодоксов вместо того, чтобы снизить цены для всех клиентов.

А вскоре стало известно, что антимонопольное управление подозревает руководство нескольких крупных продуктовых сетей в нарушении Закона о конкуренции. Речь идет о картельном сговоре, в рамках которого сети супермаркетов решили взвинтить цены на многие товары.  В нарушении закона подозреваются главы сетей “Шуферсаль”, “Виктори” и «Дипломат», а также компании «Штраус», крупнейшего в стране производителя продуктов питания. Следствие по этому делу далеко от завершения, но не нужно быть Шерлоком Холмсом или Эрклюлем Пуаро, чтобы догадаться: картельные сговоры на израильском рынке продовольствия – привычная практика.

До тех пор, пока государство не наведет порядок в этой отрасли, не реформирует рынок импорта сельхозпродукции, не вступит в серьезную борьбу с картелями, рассчитывать на человеческие цены на еду не стоит. И новый социальный протест поможет не больше, чем старый. Тем более, что массовые акции в ковидную эпоху опасны для здоровья.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x