Общество

Голый король Мири Регев

Мири Регев прервала заседание правительства словами: «Ты великий лидер! Хотя есть в Израиле люди, которые не любят говорить это. И не любят транслировать это. Но правду нужно сказать! Ты достоин, чтоб говорить об этом...»

В пьесе сказочника Евгения Шварца «Голый король» есть такой диалог:

«Первый министр. Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна. Я ведь стоял тут все время, видел, как вы, откровенно говоря, просыпаетесь, слышал, как вы, грубо говоря, смеетесь, и так далее. Позвольте вам сказать прямо, ваше величество…

Король. Говори. Ты знаешь, что я на тебя никогда не сержусь.

Первый министр. Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!

Король (он очень доволен). Ну-ну. Зачем, зачем.

Первый министр. Нет, ваше величество, нет. Мне себя не перебороть. Я еще раз повторю – простите мне мою разнузданность – вы великан! Светило!

Король. Ах какой ты! Ах, ах!… Поди сюда, правдивый старик. (Растроганно.) Дай я тебя поцелую. И никогда не бойся говорить мне правду в глаза. Я не такой, как другие короли. Я люблю правду, даже когда она неприятна. Командуй к одеванию с шоколадом, честный старик».

Вы думаете, это только сказка?! Типа гипербола? Вроде преувеличение? Гротеск?!

«Найди какую-нибудь сказочку»

Когда режиссеры театра «Современник» Олег Ефремов и Маргарита Микаэлян решили поставить эту пьесу Шварца в 1960 году, то они тоже думали, что ставят сказку. Думали, что будут на детских утренниках выступать. Сказка же!

Маргарита Микаэлян (вспоминала):

«Олег Ефремов предложил мне поставить спектакль:

– Ну, найди какую-нибудь сказочку.

В воздухе чувствовалось приближение весны, снег стаял, и солнце уже слегка припекало. Казалось, что никто никуда не торопится. И только я, как безумная, мчалась в сторону площади Пушкина, в ВТО и там, в ресторане, разыскала Семена Дрейдена, друга Евгения Шварца и знатока его творчества. Он сидел за столиком, накрытым серой замызганной скатертью, один, обложенный кипой книг, и вкушал завтрак. Из-за бархатной занавески выплыл официант, шмякнул на его стол тарелку с фирменной закуской – красной маринованной капустой – и вяло удалился. Мой взъерошенный вид нисколько не нарушил покоя Дрейдена.

– У Шварца, – запыхавшись, начала я, – есть пьеса, которую никогда никто не ставил?

Он не торопился. Сделал глоток воды, вытер рот мятой салфеткой и, выдержав солидную паузу, сказал:

– Есть.

Я замерла в ожидании.

– «Голый король»…»

Поставили. Короля блестяще играл Евгений Евстигнеев. Роль первого министра исполнял Игорь Кваша.

«Великие прописные истины»

И вдруг на пьесу повалили взрослые. Она стала восприниматься как чрезвычайно смелая сатира с политическими аллюзиями. «Современник» выяснил, что у него в кармане фига, и все её видят. Ведь король — голый.

Такой вот, например, «невинный» и абсолютно «сказочный» диалог:

«Ученый. Слушаю, ваше величество. Когда Адам…

Король. Какой ужас! Принцесса еврейка?

Ученый. Что вы, ваше величество!

Король. Но ведь Адам был еврей?

Ученый. Это спорный вопрос, ваше величество. У меня есть сведения, что он был караим.

Король. Ну то-то! Мне главное, чтобы принцесса была чистой крови. Это сейчас очень модно, а я франт. Я франт…».

Критик и историк театра Анатолий Миронович Смелянский писал: «Актеры «Современника» сыграли сказку Е. Шварца с отвагой канатоходцев, балансирующих над пропастью. Сказочный колорит не помешал им сохранить сходство министров, королей, официальных поэтов и придворных с совсем не сказочными советскими прототипами. Обвал смеха сопровождал спектакль, его ударные репризы и намеки. Когда Игорь Кваша (он играл Первого министра) «прямо, грубо, по-стариковски» резал Королю «правду-матку» о том, какой он, Король, мудрый и гениальный, то в этом был не только намек на нравы российского партийного двора, но нечто большее. Актер ухватывал тип советского выдвиженца и жополиза, того самого простого, цепкого малого «из низов», который стоял у каждого перед глазами».

У Евгения Шварца было хорошее выражение: «великие прописные истины». Шварц говорил, что от того, что эти истины прописные, часто повторяемые, они не перестают быть верными и нуждающимися в постоянном повторении. В ультимативной демонстрации этих истин — и есть главный секрет притягательности сказочной драматургии Шварца.

Шварц смотрел на свою страшную и стремительную эпоху через призму этих прописных истин. И это были лучшие линзы, позволявшие многое узнать и понять. Потому, очень часто его тексты выглядят какими-то абсолютно пророческими. И мы, когда читаем его сказки, видим узнаваемые сегодняшние вещи. И в глобальных процессах. И в вроде незначительных вещах, которые при вспоминании фрагмента из сказки Шварца тут же начинают выглядеть тревожным звоночком.

«Ты великий человек»

Вы скажете, что слишком уж грубо лизнул короля в… «прямолинейный» первый министр. Что так не бывает? Гипербола, преувеличение, гротеск?

А вот сообщение в газете «Гаарец»:
«מירי רגב התפרצה בישיבת הממשלה: נתניהו, אתה מנהיג גדול».
Мири Регев прервала заседание правительства восклицанием. Накопилось в душе (или другой ёмкости для хранения эмоций). Не могла больше держать в себе. Не выдержала душа бывшего армейского глашатая. Мири Регев стала благодарить руководителя своей партии и главу правительства. «Ты великий лидер! Хотя есть в Израиле люди, которые не любят говорить это. И не любят транслировать это. Но правду нужно сказать! Ты достоин, чтоб говорить об этом! Ты сослужил нам великую службу! С большим уважением и гордостью! Я собирала публикации о твоем визите. О твоей деятельности и почитании тебя как короля в Индии. Это просто трогает до глубины души. Большое спасибо тебе за то, что ты делаешь для Государства Израиль! И я желаю тебе ещё многие годы общественной деятельности».

Как говорят в таких случаях циники: до диафрагмы!

Сидевшие на заседании правительства между Мири Регев и Нетаниягу министры Исраэль Кац и Юваль Штайниц чувствовали себя несколько неудобно, как лица оказавшиеся втянутыми в нечто не только очень интимное, но даже несколько извращенное, что хотя и возможно по обоюдному согласию, но должно делаться без свидетелей и видеозаписи.

Нетаниягу от всей души поблагодарил «правдорубку» Мири Регев. Ему было приятно…

Лекарства от депрессии

Одновременно с публикацией восторженных дифирамбов Мири Регев газета «Йедиот Ахронот» опубликовала сообщение о катастрофическом росте потребления антидепрессантов в Израиле. На десятки процентов в последние годы увеличилось количество запросов и выписанных рецептов на лекарства от депрессии — от ципралекса и прозака до тразодона и золофта.

Стране нужны лекарства от депрессии. Я бы, если бы был режиссером, поставил бы в этом качестве на сцене пьесу Шварца «Голый король». Там многое есть, над чем посмеяться. Ну, и не только посмеяться.

Например, принцесса в сказке говорит: «Здесь все это… ну как его… мили… милитаризовано… Все под барабан. Деревья в саду выстроены взводными колоннами. Птицы летают побатальонно. И кроме того, эти ужасные, освященные веками традиции, от которых уже совершенно нельзя жить».

כינוס חירום של יושבי ראש השדולות החברתיות בכנסת

Министр культуры Мири Регев, конечно, попытается такой спектакль запретить и предаст анафеме…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x