Блогосфера

Огонь на границе с Газой. Фото: Olivier Fitoussi/Flash90

Что общего у ХАМАСа и COVID-19?

Я хочу выдвинуть свое главное обвинение против нынешнего правительства страны. Возможно, это верно и относительно других правительств, но я, в силу своей новизны в этом государстве, знаю только это. Оно не умеет играть в долгую. Не умеет планировать, медленно, но верно работать на благо своей страны. Не умеет сильно и уверенно продвигать непопулярные, но полезные для государства решения. И из-за этого умирают люди.

Не пугайтесь кликбейтового заголовка. Тут не будет теорий заговора и неоправданных обвинений. Просто в ответе Израиля на оба эти кризиса, коронавирусный и террористический (а также кризис на Мероне и многие другие ситуации) я вижу один и тот же пагубный шаблон. Одну и ту же черту нашей (нынешней?) власти, которая, подобно раковой опухоли, постепенно разъедает эту страну.

Итак, возьмем для начала коронавирус. Выиграли мы или проиграли эту войну? Обратимся к цифрам. По части вакцинации мы впереди планеты всей с большим отрывом как в плане скорости, так и в плане полноты покрытия страны. Опережают нас тут только карликовые государства, вроде Гибралтара. Объединенные Арабские Эмираты за счет больших ресурсов поначалу с нами конкурировали, но потом таки сошли с дистанции. Равных нам нет, тут мы победили.

Но нужно добавить ложку дегтя. Вакцина не имеет никакого отношения к Израилю. Не мы ее сделали (хоть СМИ и трубили во все концы о еврействе гендиректора Pfizer, который, уверен,  даже не в курсе с какой стороны держать пипетку в лаборатории). Не мы разрабатывали, не мы испытывали. У нас даже собственной инфраструктуры для испытаний практически нет – мы признаем все решения FDA и даже для наших собственных внутренних стартаповских разработок ждем, пока лекарство одобрят американцы.

Вот давайте на секунду вообразим, что вакцину не изобрели. Или изобрели, но на ее экспорт из стран-производителей наложено эмбарго, что все государства в первую очередь пытаются привить своих граждан. Что тогда остается Израилю? Только старые добрые конвенционные методы борьбы – карантин, маски, социальная дистанция, эпидемиологические расследования.

И вот тут мы с вами видим полный провал государства. По количеству смертей на миллион населения Израиль, конечно, не впереди планеты всей, но очень сильно не в лучшей десятке. Южная Корея, Япония, Австралия, Новая Зеландия справились лучше. Даже Индия, о кошмарной ситуации в которой не написали только ленивые журналисты, справилась ЛУЧШЕ Израиля. Израиль потерял 738 человек на миллион. Каждый 1355-й гражданин страны умер от болезни. По ним не звучала сирена и из-за них целый город не бросался в бомбоубежища, а потому это прошло как-то тихо и мимо нас, но все же это было. Вдумайтесь в эти цифры. А сколько бы их было сейчас, не начни мы в декабре прививаться?

И тут я как раз хочу выдвинуть свое главное обвинение против нынешнего правительства страны. Возможно, это верно и относительно других правительств, но я, в силу своей новизны в этом государстве, знаю только это. Оно не умеет играть в долгую. Не умеет планировать, медленно, но верно работать на благо своей страны. Не умеет сильно и уверенно продвигать непопулярные, но полезные для государства решения. И из-за этого умирают люди. При этом оно вполне способно решать проблемы нахрапом, залпом из главного калибра, своими ракетами, снарядами или деньгами. Как только появляется «быстрое и дорогое» решение – тут мы на коне.

Правительство способно решать проблемы нахрапом, залпом из главного калибра, своими ракетами, снарядами или деньгами. Как только появляется «быстрое и дорогое» решение – тут мы на коне.

Пробежимся по другим последним кризисам. Гора Мерон. По сообщениям СМИ об опасности было известно еще с 2008 года. Вдумайтесь. Весь срок правления Нетаньягу было известно, что это место опасно. Но пошел ли кто-то тихо и спокойно, в перерыве между праздниками исправлять ситуацию? Нет. Зато, как только трагедия случилась – тут мы сразу бросили на спасение людей вертолеты, армию и космические войска. Уверен, что раненые, кому повезло пережить трагедию, получили лучший в мире уход и не заплатили ни агоры за это.

Или возьмем израильских арабов. Давно уже известно, что эта группа очень страдает от внутренних проблем. От насилия в арабских городах, от дискриминации уровня «квартира сдается только евреям». Кто-то попробовал решить эту проблему? Нет. А сейчас, когда произошел социальный взрыв, на уровне депутатов кнессета какие предложения звучат? То-то.

Ну и, наконец, ХАМАС. Страна с лучшей в мире разведкой и самой боеспособной армией позволила у себя под боком вырыть сотни километров туннелей и построить арсенал в тысячи, если не десятки тысяч ракет. Можно ли было это предотвратить? Конечно. Диверсия тут, взрыв на складе там, тихо и без шума устраненный полевой командир. При должных вложениях можно было если не полностью уничтожить Хамас, то как минимум не позволить ему ни одной ракеты выпустить. Но никому в этой стране не интересны тихие и планомерные действия, о которых никто кроме узкого круга разведки не узнает. Нам нужно чтобы с взрывами, жертвами, кровью и сиренами.

Почему так происходит? Отчасти это связано с политической системой – парламентской демократией. Израиль, при том, что тут живет всего 9 миллионов человек, чертовски разнообразен. И в Кнессет постоянно проходят представители очень разных слоев населения. Чтобы сформировать правительство, им постоянно приходится отказываться от части своих требований, что блокирует перемены. Проблема лебедя, рака и щуки во всей красе. Президентская республика или некоалиционная модель формирования правительства была бы тут куда более эффективна. Правда, более склонна к потере своего демократического характера. Возможно, федерализация тоже сработает – чтобы каждая область сама решала, на что ей потратить свой кусок федерального бюджета.

Вторая проблема более близка. Это наш премьер. За годы своего правления он уже успел наступить на хвост всем слоям израильского общества. При этом он очень хочет остаться у власти. Потому у его партии, по сути, нет никакой внятной программы ни в одной области. Ничего не меняется, ничего не планируется, потому что любое движение в любую сторону так или иначе снизит его популярность у какой-то части населения. Был у Стругацких такой персонаж, Саваоф Баалович Один, который мог творить любое чудо, но с ограничением – оно не должно было навредить ни одному разумному существу. А так как «такого чуда никто, даже сам Саваоф Баалович, представить себе не мог», он оказался бессилен и всесилен одновременно.

За годы своего правления Нетаниягу уже успел наступить на хвост всем слоям израильского общества. При этом он очень хочет остаться у власти. Потому у его партии, по сути, нет никакой внятной программы ни в одной области. Ничего не меняется, ничего не планируется, потому что любое движение в любую сторону так или иначе снизит его популярность у какой-то части населения.

Потому проблемы на горе Мерон он отдает на решение религиозным людям, только которым эта гора нужна и интересна. Арабские проблемы пусть решают арабы. Светские проблемы можно не решать вовсе, потому как светские люди не имеют единой идеологии и не способны против тебя объединиться. А мы же будем готовы в случае кризиса максимально оперативно послать скорые помощи, боевые вертолеты или позвонить «своему большому другу» Джо Смиту и за любые деньги решить проблему, чтобы потом покрасоваться с трофеем перед камерами в прайм-тайм.

При этом есть куча проблем, которые не решить нахрапом. Например, проблема международного имиджа Израиля. Вдумайтесь только. В просвещенной Европе, в США, почти во всех развитых странах всерьез рассуждают, не стоит ли действительно «сбросить евреев в море». Ракеты, летящие на жилые кварталы, вызывают куда меньшее осуждение, чем точечные удары по инфраструктуре боевиков. Эту проблему имиджа нельзя решить, вбухав все деньги мира в одно крутое решение. Ее нужно решать долго и целенаправленно, работая с общественным мнением. Но кому это нужно, если это не приносит тебе сиюминутной популярности?

Нынешний кризис просто высветил данную проблему. Но он также и нанес урон. Через неделю-две все забудут о кризисе в Иерусалиме и с Газой. О Мероне все уже забыли. Так мы устроены. Нельзя в стране постоянных кризисов долго муссировать в голове какую-то трагедию – ведь так недолго и сойти с ума. Но отдаленные последствия продолжают копиться. Израильские арабы еще немного меньше готовы быть частью государства, гражданами которого являются. Ортодоксы чуть меньше доверяют своим раввинам, но в то же время чуть лучше понимают – государство о них не заботится. Следующий Мерон и следующий Иерусалим будут еще немного более кровавыми. И мы снова решим проблему ракетами и вертолетами, заклеив очередную кровавую язву на теле страны высокотехнологичным и дорогим пластырем. До следующего раза…

Блог автора на ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x