Политика

У резиденции премьер-министра, 24 апреля 2021 года .Photo by Noam Revkin Fenton/Flash90

Волшебная шляпа Нетаниягу

Нетаниягу однозначно говорил, что любые реформы в системе власти надо принимать после всестороннего обсуждения, тщательно взвесив все «за» и «против», и бла-бла-бла… Теперь же он предлагает изменить Основной закон с ходу, чуть ли в трех чтениях в один день, в период отсутствия комиссий кнессета…

Минувшая неделя только еще больше запутала политический клубок. Как его распутать, похоже, не знает уже никто. И будет чудом, если, в конце концов, он распутается, и мы увидим небо в алмазах или стеклярусе.

Все началось в понедельник, когда на повестку дня вновь избранного, но еще не работающего кнессета встало утверждение состава организационной комиссии. Казалось, после того, как Нетаниягу в течение несколько часов уговаривал Беннета (и уговорил, предоставив «контрольный голос» в комиссии) проголосовать за ликудовский вариант состава комиссии, проблем не должно было быть. Но Мансур Аббас, похоже, гораздо более изощренный игрок в политический покер, чем предполагал Биби. Он проголосовал против этого варианта, в результате чего при голосовании прошел вариант «лагеря перемен».

Мотив Аббаса стал понятен только потом: до договоренности Нетаниягу с Беннетом решающий голос в комиссии был бы у РААМ. Само по себе это поражение Нетаниягу серьезное, даже очень, но не смертельное. Ведь и РААМ и Беннет отметили, что это голосование – единичное, и это не значит, что они будут так голосовать и впредь.

Но Мики Зоар, подводя резюме этому голосованию «оптимистично» заметил: «Похоже, мы будем в оппозиции».

Да, шансы Нетаниягу сформировать коалицию, и до того весьма сомнительные, стали еще призрачней. Но как бы я ни относился к Биби, я его считаю гением политического шулерства. Так что, не советую его оппонентам терять бдительность.

В качестве первого пробного шара,  Нетаниягу (не напрямую, а через Дери) вбросил идею немедленных прямых выборов главы правительства. И вот Биби теперь уже «через телевизор» публично призывает Беннета поддержать этот законопроект. Он даже звонит лидерам «Аводы» и МЕРЕЦ с тем же безнадежным призывом. Глупо надеяться, что Беннет, находящийся на расстоянии вытянутой руки от кресла главы правительства, пусть и по ротации, согласится на прямые выборы премьер-министра, когда его шансы на таких выборах даже не нулевые, а находятся на точке абсолютного нуля. Что касается звонков к Михаэли и Горовицу, то это был чисто формальный акт.

Беннет тоже пообщался с Нетаниягу «через телевизор». Он произнес ритуальные слова о своей приверженности правому делу и заявил, что готов присоединиться к Нетаниягу, но пусть тот сначала уговорит Смотрича и Аббаса возлечь рядом, как лев и ягненок (кто из них лев, кто ягненок – решайте сами). То есть каждый говорит то, во что сам уже не верит, и речи их обращены не друг к другу, а в пространство будущей предвыборной кампании.

Теперь самое время поговорить об идее прямых выборов главы правительства. Поначалу это предложение Арье Дери показалось какой-то откровенной нелепостью, чем-то маргинальным. Таким пробным шаром. Но сейчас его обсуждают уже всерьез, хотя с безнадежной обреченностью.

Что ж, давайте обратимся к истории. Тут сразу приходят на ум две цитаты. Первая – из Екклесиаста (он же Коэлет): «Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших до нас». Вторая мысль принадлежит Альберту Эйнштейну «Безумие – это делать одно и то же снова и снова и ожидать совсем других результатов».

У нас уже были трижды прямые выборы главы правительства – в 1996, 1999 и 2001 годах. Результаты известны. Нововведение было признано неудачным и отменено.

У нас уже были трижды прямые выборы главы правительства – в 1996, 1999 и 2001 годах. Результаты известны. Нововведение было признано неудачным и отменено

Хотя – не все так просто. В начале 90-х в Израиле задумались, как бы уменьшить влияние малых партий на большую политику ведущих партий – «Ликуда» и «Аводы».

Была создана серьезная комиссия по реформе системы выборов. Комиссия, как положено в Израиле, заседала долго и выдвинула свои аргументированные предложения. Я пытался найти в Гугле следы решений этой комиссии. Увы, тогда еще интернет только зарождался, и ничего найти мне не удалось. Но известно, что, в конце концов, кнессет проголосовал не за весь продуманный комплекс реформы, а только за одну его часть – прямые выборы главы правительства и голосование двумя бюллетенями: одним — за любимую партию, другим – за желаемого главу правительства. То  есть поступили, как в знаменитом анекдоте о переводе движения с левостороннего на правостороннее: сначала в порядке эксперимента перевели только автобусы.

В результате всё получилось «с точностью до наоборот»: люди голосовали за Переса или Нетаниягу, а потом с легкостью и чистой совестью выбирали ту партию, которая им милее. Именно это и привело к триумфу партии «Исраэль ба-алия», получившей семь мандатов.

Напомню, что в 1992 году, когда материальное положение новых репатриантов было куда сложнее, и потребность в такой партии была еще острее, «русская» партия  «Да» даже не приблизилась к очень низкому электоральному барьеру. Большие партии — «Ликуд» и «Авода» — потеряли на выборах 1996 года соответственно 8 и 10 мандатов. А исследование, проведенное после выборов 1999 года, показало, что за Барака проголосовали многие ликудники, одновременно бросившие свой второй бюллетень за свою партию.

Современные технологии позволяют телеканалам хранить в своих архивах выступления политиков, о которых те предпочли бы не вспоминать. Вот и сейчас на белый свет (точнее, в эфир) было извлечено выступление Нетаниягу в гораздо более благоприятные для него времена. Он однозначно говорил, что любые реформы в системе власти надо принимать после всестороннего обсуждения, тщательно взвесив все «за» и «против», и бла-бла-бла… Теперь же он предлагает изменить Основной закон с ходу, чуть ли в трех чтениях в один день, в период отсутствия комиссий кнессета… Чем это будет отличаться от ситуаций предыдущих прямых выборов?

Старейший израильский политический обозреватель, сам придерживающийся правых взглядов, Яаков Ахимеир недавно возмущенно говорил на 12 канале (именно в связи с идеей прямых выборов премьера)  о неуважительном отношении политиков к Основным (фактически – конституционным) законам Израиля, которые меняются в угоду сиюминутной ситуации. Число министров, прописанное в Основном законе, менялось после каждых выборов, пока, наконец, вообще изъяли этот пункт из закона. Нынешнее «паритетное» правительство Нетаниягу-Ганца тоже было проведено через изменение Основного закона.

То есть, если нельзя, но очень хочется, то можно. Подумаешь, изменить конституцию! Вот, в России ее постоянно меняют, и ничего!
Перед вторыми выборами в «Ликуде» предлагали принять закон, согласно которому главой правительства автоматически назначался бы лидер самой крупной партии. Сами понимаете, под кого делалось это предложение. После третьих выборов, когда крупнейшей партией стала «сборная» «Кахоль-Лаван», в «Ликуде» больше об этой идее не вспоминали.

Нынешняя идея прямых выборов для Нетаниягу почти беспроигрышная. Согласно опросу 12 канала, если бы такие выборы состоялись сегодня, то за Нетаниягу проголосовали 46% избирателей, за Яира Лапида – 23%, за Бени Ганца – 9%, за Гидеона Саара и Нафтали Беннета – по 8%. Многие будут голосовать по принципу Гамлета: «Мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться». Мол, зачем что-то менять, если у меня лично и так всё неплохо? Забавно, что всего месяца три назад  в аналогичном опросе Нетаниягу шел «ноздря в ноздрю» с Сааром  42:39. Как много изменилось с тех пор! Где теперь Саар?

Нынешняя идея прямых выборов для Нетаниягу почти беспроигрышная. Согласно опросу 12 канала, если бы такие выборы состоялись сегодня, то за Нетаниягу проголосовали 46% избирателей, за Яира Лапида – 23%, за Бени Ганца – 9%, за Гидеона Саара и Нафтали Беннета – по 8%. Многие будут голосовать по принципу Гамлета: «Мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться».

Я не против прямых выборов главы правительства. Но не сейчас и не таким образом.  Правила игры во время игры не меняют. Вот, когда всё «устаканится», будет создано какое-никакое правительство, тогда пусть сядут ученые и политики, не спеша изучат различные системы власти, существующие в разных странах, адаптируют всё лучшее, что есть у них, к нашей этнической, религиозной и прочей чересполосице, выработают предложение и вынесут его на всенародный референдум, как и полагается проводить конституционные изменения. Тем более, что четыре предыдущих и бог знает сколько будущих раундов выборов показали, что что-то менять надо.

Пока на ближайшее время остается несколько интриг, и большинство из них зависят от президента. Первая: если Нетаниягу не удастся за оставшиеся дни сформировать коалицию (а я даю на это 10% шансов), то попросит ли он еще 14 дополнительных дней? Вторая: если попросит, то даст ли их ему Ривлин? Третья: если не даст, то передаст ли он мандат Лапиду (будет странно, если он передаст его Беннету с 7 мандатами) или отдаст его на 21 день кнессету?

Ну а самая главная интрига: какой еще трюк выкинет Нетаниягу, чтобы остаться у власти или уйти от суда? Я почти уверен, что какого-нибудь кролика из шляпы наш политический волшебник еще вытащит.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x