Общество

Как правильно увековечивать память о Холокосте? Мемориал в Бостоне, фото: Jennifer Boyer https://www.flickr.com/

Тату в память о Холокосте?

Татуировка с номером из концлагеря - очевидно, не самая умная идея. Но  сделавший татуировку хотя бы будет вспоминать о том, что прошел его дед, чуть чаще, чем раз в год. В отличие от нас.

Социальные сети — весьма предсказуемы. Напишешь лонгрид — получишь 10-20 лайков. Выложишь фотку с парой-тройкой фраз  — счет лайков идет уже на сотни. Выложишь фотку с пляжа и с минимальным набором одежды — тут все понятно.

Но и на старуху бывает проруха. Никак не ожидал, что фотка братьев, вытатуировавших на руке  концлагерный номер своего деда, вызовет такое бурное обсуждение со шквалом комментариев. Оказывается, люди —  большие специалисты в том числе и в том, как нужно чтить память о  Холокосте. А главное — как не нужно.

Два брата, живущих в Торонто, решили столь неоднозначным образом увековечить память своего деда, прошедшего Освенцим. Дед всю жизнь ходил с синим номером на руке, и им захотелось сделать такой же. Казалось бы, “мое тело — мое дело”. К тому же, каждый из нас волен сам решать, как ему увековечить свою семейную историю, если, конечно, человек удосужился хоть что-то об этой истории узнать.  Сказать честно, татуха с номером деда из концлагеря — способ, мягко говоря, не конвенциональный. Но…

Лично у меня каждый год в преддверии дня Памяти Холокоста просто руки чешутся удалить свой аккаунт в фейсбуке, чтобы только не видеть подогнанные  “в память о шести миллионах” аватарки, куда добавили изображение свечи памяти, звезду давида, цифру шесть или еще что-нибудь «на один день душераздирающее». Добавили к фотке в купальнике, плавках, в платье с декольте по самое не хочу, с улыбающейся в 32 зуба физиономии — кто ж будет парится менять фотки. Скажите мне, так вспоминать о погибших — нормально?

Стоять во время минуты молчания с постной физиономией и чувством “выполненного долга” — нормально? Запилить видео в фейсбук — посмотрите, какие мы молодцы, аж целую минуту отстояли — это в порядке вещей?

А постановочные фотографии  с многочисленных мероприятий  профессиональных евреев, приуроченных к дням памяти, по израильскому и европейскому календарям, с непременными дежурными улыбочками- так нормально?

Тошнотворные казенные церемонии, в школах и общинных центрах, проводимые по копирку, с дежурными речами, повторяющимися из года в год речами, одними и теми же песнями  —  это никого не задевает?

Поездки израильских старшеклассников в лагеря смерти,  где выросшие в Израиле еврейские великовозрастные детины бухают, курят траву и громят мебель в приютивших их гостиницах — это тошнотворного эффекта не вызывает?

Марши жизни, где участники  в обязательном порядке постят селфи  из лагерей смерти — это не бесит?

Татуировка с номером из концлагеря — очевидно, не самая умная идея. Но  сделавший татуировку хотя бы будет вспоминать о том, что прошел его дед, чуть чаще, чем раз в год. В отличие от нас, чистоплюев.

Закономерный вопрос — а как надо? Не знаю. Но знаю, что надо как то иначе! Без дурацких аватарок, без казенщины, без набившех оскоминуну бездушных церемоний. Может быть, без массовых публичных мероприятий, а наедине с самим с собой, когда каждый из нас вспомнит своих предков, прошедших через этот ад.

Дедовский номер концлагеря на запястье — так себе креатив. Но ведь тригернул — и заставил задуматься.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x