Экономика

Фото: солнечные панели в Иордании, Chumash11, via Wikimedia Commons

Робкие надежды на "теплый" мир

На прошлой неделе Израиль при посредничестве Объединенных Арабских Эмиратов подписал по-настоящему историческое соглашение с Иорданией: Израиль обязуется поставлять в Иорданию опресненную воду, а Иордания в обмен — дешевое электричество солнечных электростанций. После десятилетий холодного мира, правительство Беннета поставило цель восстановить хорошие отношения с королевством. На каких принципах будут строиться эти отношения, и какие могут быть последствия для граждан обеих стран?

Сделка “вода за электричество” и заявление о долгосрочном сотрудничестве в этой сфере не могут не разбудить надежду на то, что “холодный мир” с Иорданией превратится в настоящий мир, без оговорок. Страны, экономика которых зависит друг от друга, редко вступают в открытый конфликт, и торговые соглашения часто подаются как залог стабильности и дружественных отношений между государствами.

Например, можно вспомнить “Европейское сообщество угля и стали”, которое было создано в 1950м году специально для того, чтобы не допустить еще одной войны в Европе. Ее идеолог Роберт Шуман говорил про проект так: “солидарность в производстве сделает новую войну не просто немыслимой, но и материально невозможной”. Новой войны, действительно, не случилось, а “Европейское сообщество угля и стали” со временем разрослось в организацию, которую мы знаем как Европейский Союз.

Сделка с Иорданией, очевидно, не имеет амбиций, даже близко похожих по масштабу на проект европейской интеграции. Тем не менее, ключевые элементы в ней можно легко сравнить с “сообществом угля и стали”: по сути, нам предлагают делиться ресурсами ради стабильности, взаимной выгоды и робких надежд на “теплый мир”.

Не все верят в то, что это хорошая идея. После публикации “декларации о намерениях” представителями Израиля и Иордании, в Аммане несколько сотен человек собрались на митинг протеста. Митингующие, помимо обычных слов о поддержке Палестины, говорили о том, что не верят Израилю, и хотели бы видеть развитие национальной индустрии вместо торговой сделки. Их слова повторяют и политики: “Обычно, они не делают то, под чем подписываются” — сказал про Израиль депутат Салех аль-Армути. Справедливости ради, за десятилетия правления Ликуда, Израиль и правда часто саботировал соглашения с королевством, и причин верить нашему правительству у иорданцев нет. 

Более того, чтобы торговая сделка действительно “согрела” мирное соглашение, нужно, чтобы граждане обеих стран почувствовали ее результаты. Чисто теоретически, вода из Израиля будет в Иордании значительно дешевле местной, а электричество из Иордании — дешевле местного у нас. Тем не менее, нет никаких настоящих оснований считать, что это скажется на нашем кошельке. Израиль на данный момент является мировым лидером по опреснению воды — но своим же собственным фермерам продает ее с наценкой, еще и обвиняя производителей в том, что они не могут конкурировать с дождливыми странами. Логично предположить, что и с электричеством произойдет то же самое. Более того, что будет происходить с ценами в Иордании мы тоже не знаем — у израильского общества просто нет понимания того, как живут люди в соседней стране.

И недоверие друг к другу, и концентрация дивидендов сделки в руках картелей, монополий и государства — не неразрешимые проблемы. В послевоенной Европе они были значительно серьезнее. Поэтому “Европейское сообщество угля и стали” было создано на очень конкретных политических принципах. Проблему недоверия между правительствами решал принцип надгосударственности — совет организации имел право принимать решения, обязательные для исполнения всеми участниками, и не зависел от мнения конкретного национального правительства. Проблему недоверия между гражданами решали жесткие антикартельные меры, которые в рамках надгосударственной организации были обязательны для всех.

С одной стороны, сегодня такие амбиции на Ближнем Востоке смотрятся просто абсурдно. У нас нет ни сильных наднациональных организаций, ни понимания того, чего хочет общество по другую сторону границы, ни эффективных методов борьбы с картелями и монополиями. Договор Израиля и Иордании акцентирует внимание совсем не на мирном соглашении, а на движении в сторону “зеленой экономики”, и на огромной прибыли, которую сделка может принести инвесторам. С другой стороны, еще пару лет назад сама сделка с Иорданией выглядела бы не менее абсурдно, а сегодня это наша новая реальность. И на случай, если отношения между государствами и правда потеплеют — лучше не забывать, чего мы могли бы достичь, если бы захотели.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x