Арабский мир

Гуманизм идет с Востока?

 

Восток - родина гуманизма?

Восток — родина гуманизма?

Как известно, «Ex oriente lux» -“Свет идет с Востока”. Чаще всего это выражение (введено Фондом содействия переводам с восточных языков в двадцатых годах XIX столетия), употребляется в религиозном смысле. Что неудивительно, ибо это перефразированная цитата из Евангелия от Матфея, где рассказывается, как с Востока, следуя за светом звезды, явились мудрецы-волхвы, благословившие младенца Иисуса.

Младенец, как известно, тоже родился на Востоке, но учение его большинством соотечественников поддержано не было, ушло на Запад и там укоренилось в разных своих версиях. С востока пришли мудрецы-волхвы, шедшие за звездой, и с востока взошла звезда христианства, чей свет просветил языческие народы Европы.

“И слово вещее не ложно,
И свет с Востока засиял,
И то, что было невозможно,
Он возвестил и обещал”
(Владимир Соловьев)

Победное шествие света Востока, начиная от принципа единобожия, перевода Библии на все живые и мертвые языки мира и до всеобщего принятия семидневной недели, начинается с рождения сына еврейского мальчика, устроившего публичный скандал в Иерусалимском храме и заявившего, что на месте храма будет «мерзость запустения». Позднее, во исполнение этого пророчества христиане со всех окресностей сносили мусор на Храмовую гору.

По Иерусалиму

Мусорная свалка на Храмовой горе

Когда иудеи сделали все возможное, чтобы добиться в 639 году захвата Иерусалима арабскими войсками халифа Омара, освободив его от византийцев, которые притесняли евреев и их религию, то праведный халиф Умар ибн аль-Хаттаб вошёл в город один, при этом одетый в простой белый плащ, без массивных дорогих украшений, роскошных нарядов, которые отличали императоров, византийскую знать и даже их приближенных. Хронисты сообщают,что он поразил местное население. Приученные к пышным и роскошным нарядам византийских и персидских правителей, люди были изумлены такому виду их завоевателя. Халиф без охраны вошел в завоеванный город, лично получил ключи града из рук греческого православного патриарха Софрония и пообещал ему сохранить все церкви. Софроний показал ему местонахождение храма Гроба Господня. Иисус почитается и мусульманами, но, конечно, не как сын божий, а как пророк. Халиф вышел из храма и стал молиться у его входа за пророка Иссу, дабы указать своим единоверцам, что нельзя отнимать у христиан их святыню и превращать их в свое культовое место.

А потом он потребовал от евреев, которые вели его войска на Иерусалим показать ему «Где ваша Святая Святых?» Он хотел увидеть место, где стоял храм. Ведь первое арабское название Иерусалима «Байт Макдас» — Бейт Микдаш, то есть Храм. Когда халиф увидел Храмовую гору, то его взору открылась огромная мусорная свалка. Христиане, упоенные торжеством своей веры, обеспечивали с примитивной непосредственностью обещанную Иисусом «мерзость запустения» на месте разрушенного иудейского храма . На Храмовой горе старались ничего не строить, на нее свозили со всей округи отходы и даже, по утверждению некоторых хронистов, привозили мусор из Константинополя.

На гору почти нельзя было взойти. Легенда рассказывает, что Умар ибн аль-Хаттаб продвигался, не брезгуя прорывать собственными руками проход в мусоре. Халиф, взобравшись на гору, помолившись и осмотревшись с вершины, недолго думая, собрал кучу мусора в свой плащ, который был пред восхождением белоснежным, и первым стал наводить порядок. Так было положено начало расчистке Храмовой горы.

Победителям-мусульманам пришлось бороться с христианами, которые тайно по ночам приносили мусор на Храмовую гору, во имя исполнения слов Иисуса. Они наказывали за это в течении нескольких столетий. Последних фанатичных старушек, которые пытались испачкать святое место, задержали уже в 11 веке. Через почти 400 лет после завоевания Иерусалима арабами, и за считанные десятилетия до начала Крестовых походов.

8.07.2011

Кощунство во имя Господа

Здесь бы мне очень хотелось расписаться о Крестовых походах, «благородных» рыцарях и их «святых» делах. Как кощунство во имя Господа и религиозный садизм всегда зиждется на убежденности в такой своей высшей правоте, которая оправдывает любые злодеяния во имя «благого дела». Но объем статьи, который мне может разрешить редактор, не безграничен. Да и статья не об этом, а о свете, что идет с Востока. Посему отсылаю интересующегося читателя к опубликованной на этом сайте статье «Религиозный садизм, рыцари и сарацины».

В этой статье есть и про «подвиги» крестоносцев, и про аль-Маарри, который (наряду с другими великими арабскими мыслителями) имел отношение к формированию вольнодумства, именуемого «гуманизмом», которое возникло именно в мусульманских странах, было подхвачено в эпоху Крестовых походов европейцами, перевезено в Европу, и оказало огромное влияние на наступление Нового времени.

Ведь Свет идет с Востока не только в религиозном смысле, но в антирелигиозном — гуманистическом.

Зиндики и дахриты

Музей ИзраиляКонцепция гуманизма, имеющая глубокие корни в различных культурах мира, в своем раннем варианте пришла в Европу из арабских стран. Она появилась в философии зиндиков (вольнодумцев-безбожников) и дахритов (материалистов) X – XI веков.

Их развитие и творчество, проходившее в основном на землях, которые были охвачены войной в ходе Крестовых походов, было крестоносцами оборвано. Но зато эти исламские вольнодумцы умудрились заразить некоторых европейцев. И этого было достаточно…

Зиндики и дахриты, конечно, не были ни последовательными атеистами, ни последовательными материалистами в современном смысле слова. Их набор представлений шел и от различных течений внутри исламских доктрин, и от гностиков, манихеев, зороастрийцев. Их секулярная философия то отрицала, что материя создана Аллахом, считая её первичной; то противопоставляли материю Аллаху; то считала материю враждебной духовному, а дух — узником материи.

Правильный вопрос

Музей ИзраиляКак религия относится к знанию? В Израиле обращение к религии именуют “возвращением к ответам”, отход от религии — “возвращение к вопросам”.

Зиндики и дахриты более всего интересны не своими ответами, а своими вопросами. Живший на рубеже десятого и одиннадцатого столетий, философ, поэт, популяризатор знаний и блестящий стилист Абу Хайян Али ибн Мухаммад ат-Таухиди подчеркивал превосходство безрелигиозной морали над религиозной. Ат-Таухиди писал: «Что побуждает зиндика и дахрита делать добро, предпочитать благие действия, проявлять честность, не отступать от правды, быть милосердным к страдающему, идти на выручку взывающему о помощи, оказывать поддержку всякому, кто обращается к нему с заботами своими и жалобами? Ведь, поступая так, он вовсе не надеется на потусторонние награды, не ожидает воздаяний и не страшится расплаты».

Его недаром считали одним из опаснейших еретиков в исламском мире. Ат-Таухиди часто задавал многочисленные «докучливые» вопросы, на которые собеседники, да и он сам, не находили ответы, за что его прозвали «философом вопрошания».

Его вопрос, который вслед за ним повторили другие арабские материалисты, которые думали над той же проблемой, может быть является вопросом всех вопросов: что побуждает человека, не верящего в божьи кары и награды, творить добро и избегать зла?

Не находя ответа, великий Вольтер говорил, что без веры в Бога и посмертное воздаяние люди бы совсем отбились от рук. Без этого нельзя было бы управлять даже одной деревней. Поэтому Вольтер говорил «Если бы Бога не существовало, его следовало бы изобрести». За полтора века до Вольтера нечто подобное говорил в своей проповеди архиепископ Кентерберийский. То, что именно вера в Высшего Судию, в загробное поощрение или наказанием — служит побудительным мотивом приличного поведения, основой этики, гарантом морали… Это не вызывало сомнение. Как же может быть иначе?!

Открытие человечности

Музей ИзраиляА вольнодумцы мусульманского средневековья зиндики и дахриты утверждали, что человек, который в своем сознании сжег райские кущи и затушил адское пекло, способен творить добро и избегать зла. Ему есть на что опереться. Они обозначили эту внутреннюю силу, особое свойство высокоразвитого ума, словом Инсанийя – человечность. Это было началом гуманизма — концепции, которая ставила в основу человека и человечность. И преобразила мир.

Гуманизм распространялся из завоеванного Ближнего Востока, где шедшие в Крестовые походы контактировали с арабской культурой. Он шел в Европу в свитках и умонастроениях возвращавшихся купцов, воинов, монахов. Он был опасен католической религии, поскольку искал основу не в Боге, а в человеке и человечности. Иногда он шел в теологическом плаще. И тогда представлялся ещё более антицерковным.

Гуманизм оформился в Италии XIV-XV веков. Он потряс старую эпоху Возрождением, преподнося античное наследие, сохраненное арабским миром. Гуманизм Ренессанса отодвигал религию, выдавливая её, пусть не всегда осознанно, в сугубо «божественное» из реального человеческого мира: из науки, политики, права и медицины. Гуманизм давал этику, основанную не на божественном, а на человеческом, которое на поверку оказалось более человечным. Гуманизм призывал к построению более человечного общества, к царству разума и свободного поиска, за счёт использования человеческих способностей, а не «сверхъестественного» видения реального мира.

Гуманизм мог уживаться с религией и проявлять к ней демонстративную вежливость. Но опирался он на те же принципы, что сформулировал слепой вольнодумец из Маарры:

«Два вида есть средь жителей Земли.
Разумные, что веру не нашли.
И те, кто обрели основу всех основ,
уверовав, но не нашли мозгов
».

А с века XVI гуманизм стал распространятся и превращать Европу в цивилизацию Запада, а наступившую эпоху — в Новое время.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x