Общество

Аелет Шакед и Нафтали Беннет. Фото: Noam Revkin Fenton/Flash90

Не право и лево, а человечество против безумия

Наряду с другими нравственными требованиями еврею в Торе предписывается не причинять зло слабому, защищать вдов и сирот, помогать нищим и кормить голодных. Не менее человечным еврей должен быть и к неевреям: "и когда будет жить у тебя пришелец в стране вашей, не притесняй его … ибо пришельцами были вы в стране египетской".

В последнее время все большее число людей начинает серьезно волновать националистический разгул политиков правого лагеря. Выступая 13 марта на армейском радио с критикой резко усилившегося подстрекательства правых политиков против арабов, актриса Яэль Абекассис высказала мысль, которая созрела у меня давно, и я очень рад что она была публично высказана. Яэль Абекассис сказала, что расизм и безнравственность идут именно от правого лагеря, что многие правые «забыли» человечность, а нынешние выборы — это уже «не право и лево, это человечество против безумия».

Да, высказывания и поведение части правых политиков и активистов иначе как безнравственными и расистскими нельзя назвать. Немало из них погрязли в коррупции, мошенничестве и злоупотреблении служебным положением. Можно назвать целый ряд правых политиков разного уровня, против которых начаты уголовные расследования. Среди наиболее известных из них премьер-министр Биньямин Нетаниягу, министр внутренних дел, лидер ШАС Арье Дери, министр социального обеспечения Хаим Кац, депутат Кнессета от партии Ликуд,  бывший глава коалиции Давид Битан. Поражает, насколько электорат правых партий безразличен к коррупции и правонарушениям политиков, за которых они голосуют. Например, несмотря на то, что не только полиция, но уже и юридический советник правительства Авихай Мандельблит намерен предъявить Нетаниягу обвинения в получении взятки, мошенничестве и злоупотреблении доверием, ядро сторонников Нетаниягу продолжает его поддерживать, как будто ничего не произошло, и его рейтинг, как будущего премьер-министра, остается таким же высоким.

Еврейский террорист Барух Гольдштейн, убивший в 1994 году в хевронской Пещере Патриархов 29 молящихся мусульман, принадлежал к правому лагерю.  И массовое паломничество израильтян определенных взглядов на место поклонения у могилы этого убийцы невинных людей в Кирьят Арбе в первые годы после его захоронения не было случайным (молельня у его могилы была уничтожена в 1999 году по решению Верховного Суда). К правому лагерю принадлежит и Игаль Амир — убийца премьер-министра Израиля Ицхака Рабина.

Политическое движение «Херут», на основе которого позже возникла самая большая правая партия «Ликуд», берет свои истоки из радикальных еврейских организаций «Эцель» и «Лехи», впоследствии ставших террористическими. Командиры и активисты этих подпольных организаций в 1948 году возглавили «Херут», а позже влились в партию «Ликуд». Руководители «Ликуд» всегда представляли себя как законных наследников и продолжателей дела сионистов-ревизионистов. Однако, взгляды радикально-националистической части ревизионистов с самого начала плохо сочетались с настоящей демократией и либерализмом, в частности с либеральными взглядами их учителя Жаботинского. Некоторые из них даже выражали восхищение идеологами итальянского фашизма. Известно, что и основатель партии «Ликуд» Менахем Бегин в молодости проявлял крайний радикализм и даже выступал с крайних позиций против Жаботинского.

Сомнительно, чтобы на базе провозглашаемого сионистами-ревизионистами безусловного приоритета национального и такого человеческого материала, как командиры и активисты подпольных террористических организаций, составивших ядро партии «Ликуд», могло вырасти что-то действительно хорошее. Безнравственность – вот главное, что характеризует любую террористическую организацию (будь то левые эсеры и большевики в царской России или современные исламисты), независимо от того, какой бы благородной целью она ни оправдывала свою деятельность. Принцип «цель оправдывает средства» рано или поздно приводит эти организации к страшным преступлениям и бесчеловечности. Большевики, для которых этот принцип был главным руководством к действию, не брезговавшие террористическими акциями и имевшие в своих рядах таких грабителей банков(«эксов»), как Сталин, в конечном счете пришли к тоталитаризму и великорусскому шовинизму. А партия «Ликуд», особенно в последние годы, все более скатывается к агрессивному национализму.

Совсем не случайно Бен-Гурион относился подозрительно и даже враждебно к теоретическому наследию сионистов-ревизионистов. Похоже, что чутье не обманывало основателя нашего государства. Находясь в Негеве в Сде-Бокер, Бен Гурион писал в серии статей, опубликованных в 1964 году в газете «Давар» «Один из способов, которым «Херут» пытается усилить свое влияние, это – искажение истории. И, наверное, у этой партии нет иного выбора, поскольку с момента своего возникновения она не дала государству ничего, ни одной продуктивной мысли». Кажется, что эта его оценка справедлива и в отношении наследовавшей движению «Херут» партии «Ликуд». Совсем не случайно лидером этой партии вот уже много лет является Нетаниягу, и я считаю, что его деятельность наносит непоправимый вред израильскому обществу.

Достаточно только перечислить принятые правящей правой коалицией новые законы, чтобы понять в каком направлении правые ведут  Израиль. Вот только некоторые из новых законов, которые правые пытаются принять или уже приняли: закон о еврейском характере государства, закон о смертной казни для террористов, закон о лояльности в искусстве, закон, регулирующий торговлю в Шаббат. Возглавляемый «Ликудом» правый лагерь начал наступление на Верховный суд, на всю правоохранительную систему, на демократию. Меняя акценты, усиливая религиозно-еврейские черты и ослабляя демократию, они, по сути, пытаются изменить характер нашего государства.

Выступая 18.03.2019 на конференции Объединения студентов, министр юстиции Аелет Шакед рассказала о своей программе «100 дней», которую намерена осуществить, если сохранит портфель министра юстиции в новом правительстве. Эта программа включает отмену комиссии по назначению судей, введение общественных слушаний для кандидатов в Верховный суд, утверждение судей кабинетом министров и Кнессетом. А чего стоит высказывание Нафтали Беннета, что победа над ХАМАС невозможна без «обуздания Верховного суда, который «все испортил и сделал террористов героями». Реагируя на это высказывание Беннета, Бени Ганц справедливо сказал о правых политиках: «Им даже не надо приводить каханистов в Кнессет — они сами каханисты. Экстремизм — уже внутри.”. » Таким образом, правые стараются подчинить судебную систему политикам. Тем самым они пытаются превратить настоящую демократию, которая должна обеспечивать защиту также и меньшинствам, в диктатуру большинства.

Когда в России в марте 1911 года начался судебный процесс по обвинению еврея Менахема Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве христианского мальчика, известный российский писатель Владимир Короленко опубликовал большую статью «К вопросу о ритуальных убийствах», в которой опроверг утверждения националистической прессы, будто убийства христианских младенцев с давних времен совершались евреями по предписанию их религии. В результате писатель, считавшийся совестью России, был привлечен к суду по обвинению «в клевете на общественный и государственный строй». Аналогично во Франции в январе 1898 года Эмиль Золя написал знаменитое открытое письмо «Я обвиняю», в котором обвинил французское правительство в антисемитизме, указывая  на предвзятость военного суда Франции в судебном процессе о шпионаже в пользу Германской империи офицера французского генерального штаба, еврея Альфреда Дрейфуса. Золя был обвинён в клевете и чтобы избежать тюрьмы, должен был бежать в Англию. Нужно было иметь смелость и быть высоконравственным человеком, чтобы защищать евреев в царской России, где из них пытались сделать козлов отпущения за все проблемы Российской империи, или во Франции, в которой были еще сильны антисемитские настроения.

Я думаю, что в Израиле в левый лагерь человека приводит, прежде всего, его нравственная позиция, приверженность общечеловеческим универсальным ценностям и человечность. Политика же правых партий, как мне кажется, часто отталкивает  людей определенных нравственных принципов. Не случайно наряду с другими нравственными требованиями к еврею в Торе предписывается не причинять зло слабому, защищать вдов и сирот, помогать нищим и кормить голодных. Не менее человечным еврей должен быть и к неевреям: «и когда будет жить у тебя пришелец в стране вашей, не притесняй его … ибо пришельцами были вы в стране египетской». Защита прав человека и меньшинств, в том числе, иммигрантов-«мистаненим«,  борьба за интересы слабых слоев общества и справедливую экономику, стремление к миру с арабскими соседями, к диалогу с ПА и заключению мирного договора, все, что отстаивает левый лагерь – это прежде всего человечно.

В Израиле левые уже давно стали политическим меньшинством. Быть на стороне большинства всегда удобно и выгодно. Легко быть еврейским националистом-патриотом в Израиле, впрочем так же, как русским националистом-патриотом в России, или итальянским в Италии. И нужно иметь немалое мужество, чтобы быть с меньшинством, и тем более нужно иметь смелость, чтобы в условиях непрекращающегося израильско-палестинского конфликта защищать права израильских арабов. Вот почему так важен поступок известных актрис Ротем Села и Галь Гадот, телеведущего Аси Азара и других, выступивших в защиту арабского населения Израиля.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x