Женская территория

Фото: Volker Glatsch

“Я навсегда останусь виноватой, тупой шлюхой”

Женщины, чьи снимки распространялись в группах, которые администрировал сексуальный преступник Ронен Ших, рассказали судье о нанесенном им ущербе. Им провели перекрестный допрос. Одна из них призналась: “Мое имя запятнано навсегда”. Другая жертва обратилась к судьям с просьбой добиться компенсаций. Приговор Шиху будет известен в апреле.

“Заходя куда-либо, я первым делом проверяю, нет ли на стенах камер. Я больше никогда не поеду в циммер. Кто знает, вдруг хозяин или последний посетитель оставил в комнате камеру. Это вариант по умолчанию, я всегда помню, что могу оказаться слишком наивной. Оказавшись в интимной ситуации, я исследую все вокруг – вдруг меня тайно снимают, вдруг в компьютере есть замаскированная камера”.

Сегодня В. прибыла в хайфский суд по мелким искам, чтобы дать первое свидетельство против сексуального преступника Ронена Шиха. Она и еще пять свидетельниц изложили судье Шломо Бенджо страшную цену распространения их интимных снимков и личных данных в группах “Телеграм”, которые Ших администрировал вплоть до того, как был задержан Центральным управлением Тель-Авива в июне 2020.

В начале января Ших признался в том, что администрировал 18 групп в “Телеграме”, насчитывающих в общей сложности 100 тысяч пользователей, и в некоторых из них распространялись интимные снимки тысяч женщин. Судья Бенджо признал Шиха виновным во множественных преступлениях сексуального характера и в нарушении неприкосновенности частной жизни. В исправленном обвинительном заключении, поданном с соглашением о признании вины, фигурируют 186 жертв.

25 женщин из обвинительного заключения согласились рассказать суду свою историю. Выслушав показания шести из них, судья решил отказаться от перекрестного допроса оставшихся 19 женщин и принял записанные показания как свидетельство.

4 апреля в хайфском суде по мелким искам пройдет слушание, после которого судья Бенджо огласит приговор.

Я стала бояться всего

Ави Амар, адвокат Шиха, всячески пытался преуменьшить травму, нанесенную женщинам. 27-летняя Э. из центра страны рассказала нашим авторам: “Адвокат Шиха расспрашивал меня, кому я разослала снимок, который стал всеобщим достоянием – как будто я занимаюсь этим постоянно. Он также выяснял, какое у меня образование. Вероятно, он рассчитывал показать, что необразованные женщины с трудной биографией склонны рассылать свои снимки ню посторонним, так что ответственность лежит на женщине”.

“Адвокат расспрашивал меня, кому я рассылала снимок, который стал всеобщим достоянием – как будто я занимаюсь этим постоянно”.

В своих показаниях Э. пишет: “В 2019 я узнала, что мой личный снимок попал в разные группы “Телеграма” без моего на то согласия. Я не знаю, как он туда попал, кто предал мое доверие таким образом. Последствия я расхлебываю до сих пор.

“За публикацией снимка (вместе с моим именем и ссылками на профили в “Фейсбуке” и “Инстаграме”) последовали сотни странных запросов на дружбу и домогательства в соцсетях. Мне пришлось изменить имя в сети, что вызвало вопросы и подозрения родственников и друзей”.

Перевод Твита:

Еще одна подробность насчет групп в “Телеграме”, распространявших интимные снимки и личные данные: в некоторых из них была возможность обратиться к администратору с просьбой удалить снимок. Администраторы были очень вежливы и внимательны, хотя, возможно, они просто искали другие каналы общения с девушками, вплоть до группы “Телеграсс”. Прилагаю выдержку из переписки девушки-военнослужащей с администраторамим группы “Харманим Оригинал” (вероятно, речь о братьях Узиель) от 2019 года.

У меня нет сил развивать эту тему. Ты хочешь стереть мои снимки? Меня достали эти обращения.

Ладно. Ты кто такая?

Короче, я устала.

Я могу стереть, не вопрос.

Хорошо, спасибо.

Только назови свое имя, и я сотру.

Вот и все.

Хорошо.

Только есть одно условие.

Что еще?

Напиши у себя на груди “Харманим Оригинал” и сделай селфи.

Это серьезно?

Тогда снимок сотрут.

Таково пожелание Чиро.

Все сотрем, даю слово.

Хватит переводить стрелки.

Тогда говорю от своего имени.

Это мое желание.

____________________

“Каждый раз, когда ко мне обращается мужчина, меня охватывает паника. Страхи проявляются и в других ситуациях. Последние полгода мне требовалась помощь психолога. Косвенный ущерб можно описывать долго: это и пропуски работы из-за панических состояний или лечения, и невозможность нормально жить, когда неизвестно, кто видел эти снимки, мне трудно заводить отношения с мужчинами, поскольку доверие к ним подорвано”.

“Я надеюсь, что суд признает, что мой случай – лишь часть масштабного явления, которое должно быть наказано. Я – жертва не только Ронена Шиха, но и всех мужчин, которые заходят в группу ради порнографического контента.

“Поведение полиции тоже сыграло свою роль. Когда я пришла туда, чтобы подать заявление, мне сразу сказали: “Никто ничего не будет делать, вы зря тратите время”. Ведь обвинить жертв проще всего. На этот раз случилось невероятное: суд однозначно на стороне жертв”.

34-летняя С. из района А-Шарон рассказала нашим авторам: “За ширмой я столкнулась с попыткой адвоката Шиха обвинить жертв. Вопросы, которые он мне задавал, были попыткой выяснить, была ли я достаточно сознательна, чтобы беречь свои интимные снимки. Он намекал на то, что, если они куда-то просочились, то теперь я доступна любому. Он интересовался моим уровнем образования и явно считал, что, если после случившегося я продолжаю более или менее нормальную жизнь, то Ших не совершил ничего страшного”.

В своих показаниях С. делится историей: “В разгар эпидемии я читала по ZOOM лекцию 500 школьникам. Всю лекцию я думала о том, что часть этих детей состоят в группах в “Телеграме”. Вдруг я заметила в верхнем ряду квадратиков троих парней, которые над чем-то посмеивались. Я не слышала, о чем они говорят, но сразу испугалась: вдруг они знают? Они наверняка считают меня шлюхой, которая говорит с ними о высоком. В конце лекции мне на телефон пришло сообщение с неизвестного номера. Я узнала физиономию абонента. Это был один из парней. Я заблокировала его номер и никому не рассказала о случившемся – даже другим преподавательницам. Меня не отпускает мысль, что любой мужчина, подросток, юноша, с которым я встречусь с будущем, знает меня из “Телеграма”.

Меня не отпускает мысль, что любой мужчина, подросток, юноша, с которым я встречусь с будущем, знает меня из “Телеграма”.

“Я мечтаю стать общественным деятелем. Но после случившегося мое имя запятнана, и я не уверена, что смогу осуществить свою мечту. Я навсегда останусь виноватой, тупой, безответственной шлюхой. Наказание в виде шести лет тюрьмы попросту оскорбляет жертв”.

Мое тело больше мне не принадлежит

Подробности интимной жизни В. попали в группы в “Телеграме” вместе с ее личными данными. Она признается, что с тех пор не может строить отношения с мужчинами. Она описывает свой страх: вдруг он обращается ко мне ради материалов, которые можно разослать по группам. Это ее первая мысль, когда к ней обращается незнакомый мужчина: “Мое естественное доверие к миру подорвано”.

“Я никогда в жизни не делала подобных снимков, не посылала их подруге или партнеру, я тщательно фильтрую все, что выкладываю в соцсетях, и тем не менее со мной случилось такое”. В своих показаниях она требует не только ужесточить наказание Шиху, но и добиться компенсаций для нее и других жертв.

Еще одна молодая свидетельница, выступившая перед судом – А., жительница юга страны. Я боялась, что снимки попадут к моему работодателю, к командиру в армии, к родным. Я чувствовала, что у меня больше нет частной жизни, что надо мной надругались.

“Каждый день ко мне приходили сообщения от мужчин. Мне звонили посреди ночи, и я чувствовала, что мое тело больше мне не принадлежит: оно теперь в руках тысяч незнакомых мужчин. Этот кошмар начался два с половиной года назад и продолжается по сей день”.

 

Ссылка на оригинал публикации на сайте Ха-Маком 

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x