Арт-политика

Фото: Александр Ханин.

“Я убила нашего мужа…»

Спектакль «1000 сияющих солнц»  еще одна попытка призвать женщин к сопротивлению, пониманию,  уважению. Сострадание и вдохновение рождает эта театральная работа.

Американец афганского происхождения,  врач Халед Хоссейни,  рассказал миру о вещах настолько горьких и прекрасных, трагичных и человечных, что читатели разных стран откликнулись  сердечным движением. И  приняли. И полюбили.

С появлением Хоссейни в литературу вошла особая нота, особый щемящий мотив.   Роман «1000 сияющих солнц» будто написан для сцены, он органично и щедро предлагает театру свою динамичность и высокую трагедию. Сюжет захватывает и интригует.

В «Гешере» — пьеса Урсулы Рами Сарма  по роману Хоссейни. Перевод Рои Хена.  Режиссер спектакля Ноам Шмуэль. Музыка Амира Лекнера.

«На крышах города не счесть зеркальных лун, Сиянье тысяч солнц  за стенами сокрыто…». Стихи вплетаются  в  восточную мелодию. Над сценой парят, живут, нависают жестяные звезды (солнца?). Они  проржавели от прожитых лет, высохли от жара  – и время оставило в них навсегда свой странный свет. Война искривила, изуродовала жизни людей – и на руинах   осколки, боль памяти, странные уродливые  стены, похожие на скелеты домов, створки изломанных сундуков. В этих стенах нет уюта, мебели, какое-то тряпье,  сквозняк,  и   вдруг – красивый серебряный  чайник, изогнувший шею¸ как восточная гурия (сценограф Михаил Краменко).

Фото: Александр Ханин.

… Лейла чудом выжила после бомбежки, — ее спасли соседи. Родители погибли, надежды и планы рухнули. Рашид, сосед-сапожник, оставил девочку в своем доме.  И потом обманом взял ее в жены. Второй женой. Вроде любимой. В то время,  как первая Мариам, давно была для него прислугой, рабыней.

Лейла с детства любила Тарика. Истинной, глубокой любовью. И он ее любил. И не забыл в разлуке. Дочка, которую родила Лейла в браке с Рашидом, это дитя Тарика… Война и людское горе,  нищета  – это фон. Жестокий¸ мрачный. Но самое страшное – это идущее из глубины веков, узаконенное государством, властью  унижение женщины. Отношение к женщине, как к вещи.  Право лишить женщин свободы, достойной работы, образования, развлечений, даже косметики…Об этом роман, об этом и спектакль.

Право сильных – бесправие слабых. И за этим – океан невидимых  слез. Мариам и Лейла начинают путь навстречу друг другу. В темноте и жестокости мира, среди отчаяния и вероломства,  они обретают свою дружбу. Нет, не дружбу- единство и взаимную преданность, каких частенько не бывает у родных по крови людей. Потом – защищая Лейлу – Мариам убьет садиста Рашида. И одна  предстанет перед неправым судом, и будет казнена. А Лейла обретет счастье с любимым Тариком и детьми. Немного фантастический, сказочный поворот – но как без этого жить?  Людям нужно верить, и пытаться изменить неправильную жизнь, как бы сложно это не было.

Финальная сцена спектакля, когда на берегу лазурной реки Лейла прощается с погибшей подругой, полна надежды и света. Кто знает, может, впереди забрезжит новый день для всех поруганных и униженных…Сцены самоубийства Наны¸ матери Мариам, и расстрел Мариам эффектно- метафоричны¸ полны изобразительной силы. Зал абсолютно погружен, ни шороха¸ ни  звонков сотовых телефонов.

Фото: Александр Ханин.

Хорош актерский состав. Как это свойственно именно театру «Гешер», здесь все роли важные, выстроенные, выверенные  до деталей.  Паоло Э.Моура представляет  пять персонажей  в небольших эпизодов. И запоминается продуманностью каждого шага и жеста. Саша Сендерович  (Хаким и мулла)  тонко и искренне выражает одну из главных тем:  мир должен быть гармоничен¸ кому он нужен,  мир  без солнца разума, гуманизма? Лена Фрайфельд царственно- горделива, даже высокомерна, когда  она Нана, и совсем меняется в сценах, где она доктор и мама Лейлы Фариба. Дорон Тавори – Рашид. Он в этой роли очень разнообразен. Зло, которое его герой  олицетворяет, многолико.   Он лицемерен и сластолюбив, изворотлив и слаб душой¸ полон нелепых предрассудков и эгоистичен. Это самодур и тиран.  Женщина для него никак не равная. Она игрушка, собственность, служанка. Она вещь, не имеющая права на чувства и мысли. Дорон Тавори  не щадит своего героя, и, когда его убивают, в зрителе нет ни капли сочувствия.  Лейла у Рони Эйнав — девочка, освещенная солнцем. Лучи – изнутри. В начале истории она мечтательная, нежная, ближе к финалу сильная и решительная. Цельная и упрямая. Отстаивающая принципы, правила, которые передал ей отец.

И Мариам, ее старшая подруга¸ меняется, растет от сцена к сцене. Я видела в этой роли двух актрис  — Нету Шпигельман и Елену Яралову. Напишу сейчас о Елене Яраловой. Строгая, сдержанная восточная красавица, молчаливая и покорная, она  в итоге раскрывается¸ как самоотверженная героиня. Как нежная мать, — именно мать в ней решается на убийство,  чтобы охранить детей, Лейлу¸ тех, кто стал ее миром, ее семьей. Если вы будете смотреть спектакль¸ обратите особое  внимание на то, как Лена Яралова молчит и слушает, всем существом переживая ситуацию. Как осторожно и блаженно прижимает к себе крошку-Азизу, как трогательно и серьезно проживает каждую минуту сценической жизни, обретая тот высший смысл, который открыт именно женщине. Становясь мудростью и святостью. Становясь  воплощенным в прекрасной женщине светом.

1000 солнц – это сердце и душа женщины¸ любящей, кроткой, сильной, самоотверженной.  В  театре «Гешер»  родился спектакль.  Талантливый. Глубокий и яростный, как речь блистательного адвоката на суде в защиту женщин. Их прав и достоинства.

У нас – уже не в театре,  не в далеком Афганистане, а в нашей с вами жизни – каждый год убивают и калечат десятки женщин. И сотни судеб уродуют в злобе и эгоизме. Мужья, братья, сыновья делают это повсеместно. Спектакль «1000 сияющих солнц»  еще одна попытка призвать к сопротивлению, пониманию,  уважению. Сострадание и вдохновение рождает эта театральная работа.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x