Арабский мир

Иллюстрация: кадр видео

Идлибский кризис пугает Европу

В результате воздушной атаки погибли 33 турецких военнослужащих, более 30 были ранены – это самые крупные одномоментные потери Анкары за 9 лет войны в Сирии. Минобороны Турции заявило, что Россия была уведомлена о месте дислокации турецких войск и никаких группировок оппозиции в этот момент рядом не было, Москва же, естественно, заявила, что турецкие военные просто оказались в рядах боевиков, по которым наносился удар, и что Россия не может помешать Асаду «отвечать террористам».

Рано или поздно это должно было произойти – Россия и Турция оказались на грани прямого военного противостояния в Сирии. Бывшие партнеры по урегулированию ситуации в Сирии, инициаторы мирных переговоров в Астане, два лидера, похожие друг на друга в своих политических амбициях как близнецы-братья, Путин и Эрдоган сегодня выступают с заявлениями, свойственными, скорее, заклятым врагам, чем бывшим друзьям.

Хотя, по большому счету, друзьями Россия и Турция никогда не были – обе страны преследовали свои интересы в Сирии. Но, поскольку каждая из них считает, что именно она должна «командовать парадом», и каждый из лидеров уверен, что он хитрее другого и непременно переиграет соперника, столкновение интересов было настолько прогнозируемо, что эксперты давно уже запаслись попкорном и ждали, кто же в этой политической дуэли сделает первый шаг.

Сначала Эрдоган две недели назад сделал пробный выстрел из крупнокалиберного оружия, заявив, что Россия «на высшем уровне» руководит войной в Ливии, которая также является зоной турецких интересов. Конечно, тот факт, что Россия воюет в Ливии на стороне Халифы Хафтара, давно уже не является ни для кого секретом – российские независимые СМИ неоднократно публиковали расследования на эту тему, но одно дело журналисты, которых никто не слушает, а другое – турецкий президент. Он и до этого говорил, что в Ливии находятся более двух тысяч наемников ЧВК «Вагнер», а тут в подтверждение своих слов Эрдоган продемонстрировал фотографию, на которой, по его словам, был запечатлен глава ЧВК «Вагнер» в компании с министром обороны Сергеем Шойгу и главой Генштаба Валерием Герасимовым. Естественно, российское дипломатическое ведомство опровергло эту информацию, но в мире давно уже привыкли к тому, что если российский МИД что-то яростно опровергает, то, скорее всего, это правда.

Ну, а потом начался Идлиб. Вернее, Идлиб давно уже не кончается. Формально он считается «зоной деэскалации» под контролем турецкой армии. С одной стороны там воюет турецкая армия при поддержке сирийской оппозиции, последним оплотом которой является эта провинция, с другой им противостоят войска Асада совместно с российской армией. Кроме вооруженной оппозиции там находятся поддерживаемые Турцией джихадисты, а также беженцы из других районов Сирии. Эрдоган заявил, что Турция готова обеспечить безопасность в Идлибе «любой ценой» и отклонил российское предложение по мирному урегулированию конфликта. Он сказал, что не намерен оставлять Идлиб режиму Асада, а хочет превратить его в безопасный район. Пока это удается плохо. За последние несколько дней войска Асада заняли более 30 населенных пунктов и значительную территорию на юге Идлиба. В результате с начала декабря, по данным ООН, провинцию уже покинули 950 тыс. беженцев, а в случае взятия города правительственными войсками, по оценкам Анкары, количество беженцев составит 3,5 млн человек, и все они хлынут к турецким границам (Турция уже приняла порядка 3,7 млн беженцев из Сирии).

С началом активной фазы операции, объявленной Эрдоганом, стороны периодически обменивались ракетными ударами, заявляя о потерях с обеих сторон, но в четверг ситуация обострилась. В результате воздушной атаки погибли 33 турецких военнослужащих, более 30 были ранены – это самые крупные одномоментные потери Анкары за 9 лет войны в Сирии. Минобороны Турции заявило, что Россия была уведомлена о месте дислокации турецких войск и никаких группировок оппозиции в этот момент рядом не было, Москва же, естественно, заявила, что турецкие военные просто оказались в рядах боевиков, по которым наносился удар, и что Россия не может помешать Асаду «отвечать террористам».

Несмотря на то, что дело уже зашло слишком далеко, Анкара все же пытается избежать прямого столкновения и делает вид, что верит байкам Москвы про то, что в гибели ее солдат виноват Дамаск, а российская армия в это время выходила покурить. Турция призвала к немедленному перемирию в Идлибе. Но все же сегодня отношения между двумя странами сильно напоминают ситуацию конца 2015 г., когда турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик Су-24. В пятницу на экстренном заседании Совбеза ООН участников конфликта призвали к установлению режима тишины, а от России потребовали прекратить вылеты боевых самолетов и отойти совместно с сирийскими войсками к линиям прекращения огня. Страны ЕС в своем совместном заявлении также потребовали от Москвы и Дамаска немедленно прекратить огонь и обеспечить беспрепятственный «гуманитарный доступ» в пострадавшие регионы.

И хотя многие эксперты уже высказались по поводу того, что Россия и Турция уже, по сути дела, находятся в режиме военного противостояния, в прямом военном столкновении ни одна из сторон не заинтересована. Страны сейчас активно сотрудничают: на фоне санкций растет товарооборот, только что запущен «Турецкий поток», строится атомная станция «Аккую», так что сам бог велел искать выход из ситуации с наименьшими потерями. Но и для Путина, и для Эрдогана компромисс – это признак слабости, поэтому пока стороны играют друг у друга на нервах. Предполагалось, что встреча двух лидеров состоится 5 марта в Стамбуле, к ней могут присоединиться лидеры Германии и Франции Ангела Меркель и Эммануэль Макрон, но пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков лениво сообщил, что у Путина на этот день другие планы. Пока двусторонние консультации продолжаются, двум лидерам даже удалось поговорить по телефону, зажав в кулак свои амбиции, а это говорит о том, что ситуация уже не так плоха.

Но, помимо нервного напряжения Москвы и Анкары, идлибский кризис имеет и другие последствия, представляющие серьезную проблему для всего Евросоюза. В субботу Эрдоган заявил, что, несмотря на соглашение с Брюсселем, Турция прекращает сдерживать поток нелегальных мигрантов и сирийских беженцев, стремящихся попасть в Европу, поскольку она одна не может прокормить столько людей. Таким образом, Анкара отказалась от выполнения условий соглашения с ЕС по вопросу размещения беженцев, достигнутого весной 2016 года, фактически призвав Европу вмешаться в процесс урегулирования ситуации вокруг Идлиба. С пятницы турецкая граница открыта, и за сутки ее уже пересекли более 18 тыс. человек. Греция и Болгария объявили об усилении контроля на границе, Греция была вынуждена закрыть один из погранпереходов и даже применить слезоточивый газ, пытаясь предотвратить попытку беженцев прорваться на территорию страны. Если положение дел в Идлибе урегулировать не удастся, ЕС рискует столкнутся с новой волной миграционного кризиса. Если вспомнить, что последствием кризиса 2015 года стал рост популистских и ультраправых настроений в Европе, то можно понять, насколько сегодняшняя ситуация с сирийскими беженцами пугает лидеров европейских стран.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x