Зона безопасности

Рейда Ринауи-Зуаби. Иллюстрация: кадр видео

Если завтра война, поддержит ли ее коалиция?

Лидеры коалиции обязаны подготовиться к неизбежному: кризисной ситуации, когда вновь придется обсуждать военную опцию. Израиль всегда должен быть наготове и обязан сохранять военное превосходство над своими нестабильными соседями, однако это не означает, что всякий раз нужно бряцать оружием и стрелять по воробьям из пушки.

Заявление Рейды Ринауи-Зуаби, депутатки от партии МЕРЕЦ о том, что участие партий МЕРЕЦ и РААМ сводит на нет возможность проведения военной операции, произвело эффект разорвавшейся бомбы: оппозиция ухватилась за ее слова как за спасительную соломинку – наконец-то все то, о чем предупреждал Нетаниягу и его лоялисты сбылось. В коалиции же мнения разделились – представители правых фракций потребовали от  коллег слева «приструнить своих депутатов», Иссауи Фрейдж, министр по делам регионального сотрудничества заявил, что «у каждой страны есть право защищать себя», а премьер-министр Беннет и запасной премьер-министр Лапид сделали вид, что ничего особого не происходит.

Однако же, замалчивать этот инцидент под предлогом того, что «это всего лишь слова» не стоит. Слово парламент происходит как раз таки отсюда – слова имеют вес, и значимость, каждый понимает их по-разному, и любые действия начинаются именно со слов.

Что именно хотела сказать Рейда Ринауи-Зуаби, когда сделала это заявление?

Рейда Ринауи-Зуаби не является главой партии МЕРЕЦ, не занимает министерский пост, не сидит в комиссии по иностранным делам и обороны. Как это нередко бывает в политике, слова нередко произносятся с самыми разными целями – например, для того, чтобы привлечь к себе внимание, или для того, чтобы акцентировать внимание своих избирателей на идеологической последовательности своей партии, даже если в реальной жизни слова не соответствуют действиям. Не секрет, что нынешняя коалиция- самая эклектичная из всех возможных вариантов, и что ее члены придерживаются совершенно разных точек зрения на одни и те же вопросы. В своем заявлении Ринауи-Зуаби озвучила точку зрению, популярную среди многих избирателей партии МЕРЕЦ – Израиль не может решить проблемы со своими соседями (ХАМАСом, Ливаном и тд), военным путем. Означает ли это, что МЕРЕЦ действительно выйдет из правительства в том случае, если Израиль начнет военную операцию в Газе или будет втянут в ливанский водоворот? На этом этапе, скорее всего, нет. Лидеры партии понимают, что второго такого шанса (быть частью коалиции) у них в ближайшем времени не будет. Если необходимость военной операции или войны будет очевидна, то и наиболее левый фланг коалиции ее поддержит. Однако, если в воздухе запахнет выборами, например, года через полтора, то не только МЕРЕЦ, но и Авода, и РААМ смогут воспользоваться подобной ситуацией для того, чтобы соскочить с этого поезда вовремя.

Навредили ли слова депутатки от партии МЕРЕЦ Израилю?

Разумеется, арабские СМИ расхватали заявление Ринауи-Зуаби на цитаты, и в арабских сетях уже ведутся глубокомысленные обсуждения того, насколько ослаблен Израиль из-за нынешнего состава коалиции (кстати, чаще всего там цитируют не арабских лидеров и полководцев, а главу оппозиции Биньямина Нетаниягу и его коллег). Но трудно поверить в то, что ХАМАС или Хизбалла сейчас изменят свою стратегию из-за этого заявления. Эти террористические организации постоянно пытаются изменить формулы сдерживания в отношениях с Израилем и проверяют виртуальные и физические границы на прочность, и в этом плане ничего пока не изменилось. Начиная с 2014 года, ХАМАС часто нарушал договоренности, достигнутые при поддержке Египта в момент заключения соглашения о прекращения огня, нередки и инциденты на северной границе Израиля. Руководство Израиля принимает решение о том, как на них реагировать, а задача армии – выполнить это решение. Враг должен знать, что существуют красные линии, и их нарушение может привести к непоправимым последствиям, но и позволять врагу определять ход событий и заставлять воевать тогда, когда это невыгодно или ненужно, нельзя. Разумеется, лучше обойтись без заявлений, которые публично компрометируют военные возможности Израиля, но в демократии все возможно, и пока речь не идет о реальной угрозе для безопасности или о разглашении гостайны, ничего страшного в этом нет.

Можно ли военную альтернативу заменить дипломатической?

Далеко не всегда дипломаты могут заменить военных, однако очевидно то, что в Израиле к дипломатии относятся достаточно пренебрежительно, МИД испокон веков считался премьерами помехой  или не играл существенной роли, и даже на взгляд госконтролера правительства не уделяют достаточно времени обсуждению дипломатических опций перед тем, как принять решение о начале военного конфликта.

Так было во время операции «Нерушимая скала» в 2014 году (единственным министром, которая предлагала обсудить отличные от военной операции опции, была министр юстиции Ципи Ливни). Ситуация, в которой действует сегодня Израиль, очень отличается от той, что царила в регионе в середине 20-го века. Тогда Израилю угрожали (в той или иной мере) арабские государства с регулярными армиями, а сегодня на юге и на севере обосновались террористические анклавы, чьи лидеры получают финансирования и приказы из Тегерана. Возможно, именно поэтому израильское руководство уже 15 лет воздерживается от военных действий против Хизбаллы, понимая, что никакие военные действия не способствуют полному уничтожению этой многоголовой гидры. Четыре военные операции в Газе ненадолго отбросили ХАМАС назад, однако проблемы так и не решили, и по окончании операции «Хранитель стен» многие члены правительства начали вслух говорить о том, что альтернативой военным действиям может быть дипломатия, то есть возвращение Палестинской администрации в сектор Газа (жаль, что об этом вспомнили лишь сегодня, когда ПА ослаблена и уязвима). Израиль всегда должен быть наготове и обязан сохранять военное превосходство над своими нестабильными соседями, однако это не означает, что всякий раз нужно бряцать оружием и стрелять по воробьям из пушки.

Учитывая все сказанное, а также крайне нестабильную ситуацию в Газе и на Севере, лидеры коалиции обязаны подготовиться к неизбежному: кризисной ситуации, когда вновь придется обсуждать военную опцию. Тщательная подготовка и достижения взаимопонимания, формирование «красных линий» поможет правительству избежать неприятных сюрпризов в тот момент, когда они меньше всего нужны, учесть мнения «голубей» и «ястребов» и сделать правильный выбор, который поможет Израилю защитить себя наилучшим образом.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x