Зона безопасности

Насилие поселенцев стало повседневным явлением. Возле поселения Ицхар. Photo by Nasser Ishtayeh/Flash90

Неведение и равнодушие

Создается искаженная картина: нам кажется, что насилие поселенцев и нарушения солдатами правил открытий огня – редкие, исключительные случаи. Поэтому, когда нам сообщают о каком-либо эпизоде, мы относимся к нему без должного внимания. Каждый такой эпизод воспринимается обществом как нетипичный, хотя в действительности они случаются постоянно.

Равнодушие свойственно всем. Ни один человек не может в равной степени отзываться на все людские страдания. Что-то цепляет нас больше, что-то меньше. О большинстве человеческих трагедий, не коснувшихся нас или наших близких, мы благополучно забываем через неделю. Все время происходит что-то новое и вытесняет из нашей памяти вчерашние события.

Есть вещи, о которых нам не дают забыть. Вещи, требующие увековечивания. О жертвах с израильской стороны нам напоминают ежедневно, и это нормально – это же наши жертвы, они нам ближе прочих. Мы помним их по именам, помним события, помним даты. Эта память священна.

Неудивительно, что о жертвах другой стороны мы знаем мало и плохо. Мы не только вытесняем их из памяти, не только не помним их по именам – зачастую мы даже о них не знаем. О них не напоминают каждый день, но это не значит, что их нет.

Только за последние дни на Западном Берегу погибло несколько человек. Был убит 12-летний Мухаммед аль-Алами. Машину, в которой он ехал с семьей, обстреляли, потому что она показалась подозрительной. Кроме него, в машине находилось еще двое детей – 5 и 9 лет. Во время беспорядков, которыми сопровождались его похороны, был застрелен 20-летний Шаукат Авад. 23 июля в деревне Наби Салех был застрелен 17-летний Мухаммед Мунир Тамими. За два месяца протестов в деревне Бейта против захвата земли под нелегальный форпост Эвьятар погибло шесть палестинцев и десятки были ранены. Обо всех этих случаях нам сообщают, что по ним «ведется расследование». Вряд ли расследования закончатся предъявлением обвинений – обычно командующие стараются прикрыть дело без шума, а солдаты не дают показаний против своих товарищей. Наказания крайне редки и случаются только когда скандала избежать невозможно, как это было в деле Азарии, по неосторожности попавшем на видеозапись.

И это только погибшие. Мы не считаем раненых, искалеченных, напуганных, униженных и выброшенных из своих домов. Мы не говорим о значительном росте поселенческого насилия, причем солдаты порой не только не противостоят ему, но и присоединяются, как недавно в деревне Аль-Тувани на юге Хевронского нагорья. Мы не говорим о том, что поселенцы нападают на дома палестинцев и повреждают их имущество, а армия прогоняет их со своих полей и пастбищ. Эксперты ООН сообщают, что целями нападений становятся беременные женщины, несовершеннолетние и пожилые люди. Нам не напоминают об этом каждый день, эти случаи остаются где-то на периферии сознания. Мы не знаем имен пострадавших, они проходят мимо нас.

В результате создается искаженная картина: нам кажется, что насилие поселенцев и нарушения солдатами правил открытий огня – редкие, исключительные случаи. Поэтому, когда нам сообщают о каком-либо эпизоде, мы относимся к нему без должного внимания. Каждый такой эпизод воспринимается обществом как нетипичный, хотя в действительности они случаются постоянно. Отсутствие общественного интереса порождает безнаказанность и чувство вседозволенности. Более того – власти своими действиями напрямую поощряют насилие, как когда, например, министр юстиции Айелет Шакед лично встречается с родителями подростков, подозреваемых в убийстве, Биньямин Нетаниягу звонит отцу Азарии, так же, как он звонит семьям павших, или призывает президента его помиловать, или когда член муниципального совета Иерусалима Арье Кинг в 2014 на похоронах похищенных подростков призывает последовать «примеру Пинхаса», а через несколько дней еврейские экстремисты похищают и убивают арабского подроста Мухаммада Абу-Хдейра. Зачастую убийцы воспринимаются как народные герои или как жертвы несправедливой юридической системы. При этом упирают на то, что случаи насилия против палестинцев якобы крайне редки и потому несущественны. Сами факты расследования подаются как свидетельство честности, моральности и беспристрастности или даже особой придирчивости юридической системы к евреям.

Создается замкнутый круг молчания и равнодушия: мы не знаем о насилии против палестинцев и поэтому отдельные случаи, получающие широкое освещение, считаем нехарактерным исключением или продуктом чрезмерной пристрастности СМИ. Сам факт, что об этом иногда пишут, воспринимается как благородная самокритика в лучшем случае и чуть ли ни как предательство и «защита врага» — в худшем. Такое освещение становится инструментом whitewashing’а – израильтянам кажется, что случаи незаконного применения насилия и редки, и неумолимо караются. Мы предпочитаем не замечать, что в действительности случаи, попадающие в печать, не говоря уже про суд – это надводная часть айсберга. Тем самым мы способствуем уплотнению атмосферы безнаказанности и поощрения. Наше равнодушие ежедневно калечит и убивает. «Синдром Азария» — это легкий палец на спусковом крючке, это оправдание насилия обществом. Легкий приговор Азария – результат общественной атмосферы. Поэтому насилие, и совершающееся и будущее – и на нашей совести. На совести тех, кто сочувствует и поощряет, и тех, кто молчит.

Недавно организация Шоврим Штика («Нарушаем молчание») провела акцию против поселенческого насилия. В Иерусалиме были развешены плакаты с портретами Бени Ганца и министра внутренней безопасности Омера Бар-Лева и текстом «Поселенческое насилие – не в вашу смену!» И это очень верный шаг, потому что необходимо обращаться к как можно более широкой аудитории. Насилие не прекратится до тех пор, пока оно будет оставаться безнаказанным. Оно будет оставаться безнаказанным до тех пор, пока мы продолжим оставаться в неведении и равнодушии.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x