Общество

Иллюстрация. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Не давайте себя обмануть

Политический союз с ультраортодоксами дороже для главы правительства, чем страдания миллионов людей в режиме карантина. Поэтому он саботировал наложение штрафов на ультраортодоксальные учебные заведения и этим сорвал самые важные меры по обузданию эпидемии короновируса.

В начале недели министр внутренней безопасности Амир Охана вызвал генерала полиции Коби Шабтая, который к тому времени занимал пост генерального инспектора  полиции менее 24 часов, чтобы задать ему вопрос о том, почему в ультраортодоксальных городах правоохранительные органы не осуществляют должным образом контроль над соблюдением режима карантина?  Это произошло только после того, как по телеканалу «Кан» сообщили, что в Тель-Авиве на 1000 человек приходится в среднем 5,6 выписанного штрафа, а в городе Модиин-Илите – только 1,5 на 1000 человек. И это при том, что положительных тестов на короновирус в Тель-Авиве всего 4%, а в Модиин-Илите – 19%.

Избирательный подход со стороны полиции во время эпидемии короновируса и тот факт, что в ультраортодоксальных городах штрафы нарушителям почти не выписывают, несмотря на повсеместное нарушение короновирусных запретов, в том числе открытые призывы раввинов нарушать запреты и учиться, как обычно – всё это не новость. Об этом сообщают во всех средствах массовой информации почти ежедневно с тех пор, как короновирусная инфекция ворвалась в нашу жизнь. Буквально на днях произошёл такой случай, он даже транслировался в прямом эфире по телевидению, так что у полиции было более, чем достаточно времени, чтобы отреагировать. Речь идёт о свадьбе представителей двух хасидских дворов в Бней-Браке, конечно, с огромным числом гостей и в закрытом помещении. Проектор короны по ультраортодоксальному сектору Рони Нома дал интервью по этой проблеме около месяца назад и согласился с утверждением, что в ультраортодоксальных населённых пунктах полицейский контроль практически не осуществляется по политическим причинам.

Всем известно, что Амир Охана – довольно энергичный министр, умеющий принимать драматические решения. Но он не заинтересовался вопросом бездействия полиции в ультраортодоксальных городах. У Оханы не было причин интересоваться этим, потому, что единственное, что его мотивирует – это отношение к его действиям в том раввинском подворье, что находится на улице Бальфура. До тех пор, пока резиденция главы правительства не желала обеспечивать соблюдение запретов коронавируса в ультраортодоксальных городах, Охана тоже смотрел на это сквозь пальцы. Но, как только на Бальфуре поняли, что предел терпения исчерпан и светская общественность пришла в ярость от вопиющей дискриминации, Охана тут же поспешил переложить ответственность  на плечи только что назначенного генерального инспектора полиции.

Законопроект о повышении штрафов приостановлен

Коби Шабтай, если он попытается отстоять свою позицию, может напомнить уважаемому министру, что полиция на самом деле хотела обеспечить выполнение короновирусных ограничений в ультраортодоксальных городах – и именно политическое руководство, то есть, глава правительства был тем, кто предотвратил это. Полиция, наряду с министерством здравоохранения и министерством юстиции, ещё в октябре торпедировала инициативу добиться более полного выполнения гражданами запретов, путём увеличения штрафов за их нарушение.

Намерение тогда состояло в том, чтобы наказать большими штрафами тех, кто во время режима карантина проводят массовые мероприятия, особенно свадьбы (это касалось, в основном, арабского сектора), а также тех, кто пиратским образом открывают учебные заведения, (преимущественно, в ультраортодоксальных городах). Первоначально предполагалось установить штраф в размере 50 000 шекелей, но представители полиции выступили против. Руководство полиции утверждало тогда, что административные штрафы в Израиле никогда не достигали таких размеров, и что полицейские просто не смогут заставить себя выписывать нормативным гражданам штрафы на такие огромные суммы. «Когда перед полицейским будет стоять обычный человек и со слезами на глазах умолять его порвать протокол, он психологически не сможет выписать штраф в размере 50 000 шекелей», — говорят те, кто стоял за законопроектом об ужесточении контроля.

Это звучит как отговорка, как подтверждение неэффективности и негодности израильской полиции, но мы должны признать, что, к лучшему это, или к худшему, но такова она, наша полиция. Мы имеем полицию, которая не очень эффективна, отчасти по той причине, что она не очень напориста.

В общем, полиция настоятельно просила не пресекать самовольного открытия учебных заведений, снова утверждая, что полицейские чувствуют себя некомфортно, входя в такие заведения, и пугая учащихся своим присутствием. Полиция утверждала, что контроль над выполнением запретов должен осуществляться муниципальными инспекторами. Но муниципалитеты, в свою очередь, заявляют, что у них нет для этого возможностей. Более того, в ультраортодоксальных городах местные органы власти зачастую поддерживают незаконное открытие учебных заведений.

После долгих раздумий был найден компромисс. Было решено, что контроль на местах будет осуществляться сотрудниками полиции, но максимальная сумма штрафа была снижена до 20 000 шекелей. В текст законопроекта даже добавили возможность наложения штрафов одновременно на нескольких нарушителей (на поставщика провизии, владельца банкетного зала, ди-джея и виновников торжества), а также добавили параграф о возможности административного закрытии заведения. Подобно тому, как магазин, который открывается во время карантина, может подлежать немедленному закрытию, закон распространял эту возможность также на залы торжеств и учебные заведения.

Как было сказано выше, после долгих раздумий и обсуждений была проведена обширная работа нескольких министерств и, в конечном итоге, был составлен законопроект об увеличении штрафов. Это был инструмент, который должен был обеспечить эффективный инструмент воздействия на участников массовых мероприятий и против незаконного открытия учебных заведений. Финансовые и административные санкции – угроза крупного денежного штрафа и закрытия – были достаточно жёсткими. Поскольку массовые скопления людей, вне всякого сомнения, являются основным источником распространения короновируса, этот закон мог бы стать решающим фактором в войне с эпидемией – потому что он был направлен непосредственно на источник её распространения. Вот только этот инструмент так и не сработал. Он был заблокирован в Кнессете под давлением ультраортодоксальных фракций.

Ультраортодоксы не были названы по имени в этом законопроекте, но, когда речь зашла о закрытии учебных заведений, действующих в противоречии с запретом, все поняли, что имелось в виду – есть только один сектор в обществе, где в «красных» городах в разгар волны заболеваемости учебные заведения продолжали работать. Шапка горела на голове вора, и в этом случае вор знал, что рыба гниёт с головы. Ультраортодоксы оказали давление на Нетаниягу, и тот добился того, чтобы закон не работал.

Ложь, которая стоит человеческих жизней

В полиции, конечно, намёк поняли. Босс хочет, чтобы закон не выполнялся в ультраортодоксальных городах, поэтому там нет контроля. Коби Шабтай, которого только что назначили, не виноват. И полиция не виновата. Единственный виновник – тот, кто сознательно идёт на поводу у своих политических союзников, от которых он зависит, чтобы самому спастись от закона и суда – глава правительства Биньямин Нетаниягу.

Несмотря на то, что Нетаниягу знает, что не допущение массовых скоплений людей – это мера, необходимая для борьбы с эпидемией, он умышленно саботировал её применение. Он не предпринял шагов, которые могли бы предотвратить смерть от эпидемии и страдания миллионов людей в результате повторных карантинов, только бы не дай Бог, чтобы ультраортодоксальное учебное заведение заплатило штраф в размере 20 000 шекелей.

Трудно представить себе другого главу государства в мире, который действовал бы более вредным образом, чем Нетаниягу. Мы видим, как Нетаниягу начинает четвертую по счёту избирательную кампанию из-за своих личных интересов в ореоле «Мистера Вакцины».  Но на самом деле главное, что сделал Нетаниягу за 11 месяцев эпидемии, это то, он саботировал работу правительства, саботировал работу полиции и подорвал доверие общества. В саботаже осуществления необходимых мер по борьбе с короновирусом он особенно преуспел.

По сути, даже в перекладывании ответственности за свои акты саботажа на других, в данном случае на генерального инспектора Коби Шабтая, он особенно выделяется. Нетаниягу является специалистом в том, чтобы постоянно лгать всем, даже когда его ложь обходится всем нам человеческими жизнями.

Оригинал на сайте TheMarker

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x