Еврейский мир

Фото: Ivan Guschin Strelka Institute

Информация - главный дефицит

Фото: Ivan Guschin Strelka Institute

Фото: Ivan Guschin Strelka Institute

Мы приехали в Израиль в конце октября 2015 года из Москвы, что многих здесь постоянно удивляет. «Зачем из Москвы-то?». Одно время я пыталась объяснять все —  про экономику, политику, настроения, но потом перестала. И на этот вопрос теперь даю простой ответ: «экзистенциальный кризис». Обычно это работает.

Планируя переезд в Израиль, мы понимали, что надо рассчитывать только на себя. Это касалось, прежде всего, финансов. Да, конечно, мы знали про корзину и про скидки, но по зрелому размышлению поняли,  что в нынешних израильских ценах – это милое, но ничего не решающее дополнение. Так что в течение года, параллельно с бумажными делами, мы усиленно зарабатывали и откладывали средства на первое время.

Кроме того, еще из Москвы мы начали учить язык, вели переговоры с агентами по недвижимости, знакомились с будущими соседями, изучали законы и опыт предыдущих репатриантов. Великий и могучий интернет дал нам возможность даже виртуально прогуляться по улицам города, в который мы планировали приехать.

Но, разумеется, наших усилий оказалось недостаточно. Сталкиваясь на первых порах с банком, поликлиникой, школой, детским садом, мэрией, телефонной и интернет-компаниями, мы временами чувствовали полное отчаяние. Непонятно, где и как все это находится и как функционирует, невозможно объяснить и понять, что тебе пытаются сказать – все проходили через это, что тут говорить. Каждый полученный документ становился настоящей катастрофой, потому что его надо было перевести и понять, о чем он. В первые недели даже покупка правильных билетов на автобус и поезд была для нас сложной задачей. Гугл-переводчик, который может переводить даже фотографии, был нашим лучшим советчиком, но часто и он не спасал.

Но ведь в Израиле есть Министерство абсорбции, задача которого как раз и состоит в том, чтобы помогать репатриантам.  Что же оно? Мы записались и пришли туда, как положено. Место примечательное. В приличного размера полупустом офисе сидит десяток женщин, которые неспешно перемещаются из комнаты в комнату с папками и бумагами. Встретились с «персональным куратором», которая, не поднимая на нас глаз, оформила выплаты, дала направление в ульпан и  три листочка с адресами и телефонами разных ведомств.

Все. Дальнейшее, объяснили нам – наша собственная забота.  Даже на мою просьбу распечатать резюме (ведь принтера у нас здесь еще нет) мне поначалу ответили отказом, так что пришлось слегка повоевать.

Фото: Chris Hunt

Фото: Chris Hunt

Мы продолжали идти по следам наших предшественников и разбираться во всем самостоятельно. Точнее, с помощью друзей, фейсбука, словаря, слухов и догадок. И это отнимало и продолжает отнимать огромное количество времени и сил.

Но меня не оставляет мысль: насколько все было бы проще, если бы Министерство Абсорбции было устроено эффективно? Например:

— зачем нужна эта система «персональных кураторов», зачем эти горы бумаг и личные приемы по записи? Не лучше было бы в каждом из отделений иметь специалистов по профилям: медицина, финансы и налоги, образование, жилье и т.п., которые могли бы в реальном времени отвечать на вопросы, консультировать и разъяснять, что к чему. Ведь информация – это именно то, чего нам больше всего не хватает. Если, придя в больницу или в банк, я в сложной ситуации могу задать по телефону или по интернету вопрос и получить разъяснение – насколько легче была бы адаптация, скольких ошибок можно было бы избежать.

— почему бы не сделать  в онлайн-режиме личный кабинет нового репатрианта, в котором будет собрано все: и справочная информация, и график начисления корзины абсорбции, и всевозможные скидки, и сервисы? Зачем нужны тонны этих красиво отпечатанных брошюр, если информация меняется чуть ли не каждый месяц?

— наконец, неужели в стране, где так развита взаимовыручка и помощь, невозможно найти несколько сотен человек, которым действительно нравится эта работа? Тех, кто любит и умеет общаться и вообще психологически настроен на помощь? Меня поразила эта странная разница: люди на улице оказывались в разы дружелюбней и отзывчивей тех, кого я встречала в кабинетах Министерства абсорбции.

Вряд ли такая система потребовала бы больше затрат, чем нынешняя, вопрос лишь в правильном распределении бюджетов. Мне кажется, что деньги налогоплательщиков – то есть бывших репатриантов, проживших свою абсорбцию — заслуживают более эффективного использования.

Предыдущие статьи в цикле Алия-2016 —

А как у вас с ивритом?

Олимовская мозаика

Алия как второе рождение

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x