Зона безопасности

Палестинская семья в Рафиахе ужинает при свечах ввиду отсутствия электричества. Photo by Abed Rahim Khatib/ Flash90

Об интифаде, жареных петухах и переговорах

После четырех лет безоговорочной поддержки своей политики со стороны президента США израильское руководство упивается своими достижениями – мы ездим в Дубай и заключаем выгодные сделки, а палестинцы сидят одни в темноте как наказанные.

Пока жареный петух не клюнет, мужик не перекрестится. Пока палестинские территории вновь не будут объяты огнем интифады, в Израиле продолжат игнорировать наличие проблемы под названием «палестино-израильский конфликт». Сегодняшняя ситуация весьма напоминает 1987 год – многим тоже казалось, что палестинцы в Газе и на Западном Берегу будут всегда довольствоваться возможностью подработать на израильских стройках, позабыв о том, что лишены элементарных политических и гражданских прав.

Официальной датой начала 1-й палестинской интифады, которую также принято именовать «интифадой камней», принято считать 9 декабря 1987 года. Днем ранее водитель израильского семитрейлера Герцль Букобза совершил аварию на территории лагеря беженцев Джабалия и врезался на полном ходу в микроавтобус, в котором ехало 8 палестинских рабочих, и в легковую машину. Четверо погибли на месте. Опасаясь линча, Букобза бежал с места происшествия, а по Газе поползли слухи о том, что эта авария была на самом деле местью за убийство израильского бизнесмена в секторе 6 декабря того же года. 9 декабря в Джабалии начались демонстрации и акции протеста, палестинские подростки и молодые люди забрасывали камнями патрульные машины и посты ЦАХАЛа, жгли покрышки и водружали палестинские флаги на крыши домов (в те годы это было строжайше запрещено). Вскоре акции протеста распространились и на территорию Западного Берега, а 19 декабря беспорядками был объят и Иерусалим. Первая интифада длилась 5.5 лет. За этот период в  результате терактов и вооруженных столкновений погибли 164 израильтянина и 1491 палестинец.

Однако столкновения между палестинцами и солдатами ЦАХАЛа, нападения и теракты начались гораздо раньше – в июле-августе 1987 года. Почему же израильская военная администрация на территориях не отнеслась к этой «малой интифаде» на полном серьезе? Почему не были предприняты меры для того, чтобы успокоить ситуацию и предотвратить вооруженный конфликт? Позже Шломо Газит, который возглавлял АМАН – военную разведывательную службу, напишет в своей книге «На судьбоносных перекрестках» (2016 год), что «первая интифада положила конец иллюзии затишья, которая продолжалась 20 лет».

Газит, разумеется, указывает на то, что в 1987 году, когда Газа уже бурлила и кипела, многим в Израиле, в том числе и военно-политическому руководству, казалось, что статус-кво на территориях, захваченных в ходе войны 1967 года, будет продолжаться вечно. Контроль над территориями осуществляла израильская военная администрация, палестинцы получили возможность трудоустройства на израильских стройках и фабриках, Организация Освобождения Палестины терпела поражение за поражением (ООП изгнали из Иордании в 1970 году, а в 1982 – из Ливана в Тунис), Египет пошел на заключение мирного соглашения с Израилем без решения палестино-израильского конфликта, и за исключением Шимона Переса мало кто, даже в партии Труда, обсуждал возможность проведения переговоров и мирного урегулирования с палестинской стороной. До начала 1-й интифады никаких предпосылок к этому не было, и в 1981 году Израиль отверг мирную инициативу саудовского принца Фахеда по нормализации отношений с Саудовской Аравией и другими арабскими странами взамен на мирное решение палестино-израильского конфликта.

И даже сидя в центре Газы, мало кто смог рассмотреть надвигающуюся бурю. Давид Хахам, который в те годы возглавлял отдел по арабским вопросам в израильской военной администрации в секторе Газа, описывает цепочку судьбоносных событий, которые в конце концов привели к большому взрыву в своей книге «Газа на уровне глаз» (2016 г.) .  Он детально описывает попытку заигрывания с палестинскими исламистами, включая шейха Ясина и других будущих лидеров движения ХАМАС, чтобы использовать их в качестве противовеса для ослабления ФАТХа, неспособность рассмотреть отчаяние и гнев, которые копились годами, невозможность признать то, что израильская оккупация Газы и Западного Берега никогда не станет нормой.  Хахам – военный, и всю жизнь проработал в министерстве обороны, в том числе и в качестве советника по арабским вопросам при нескольких министрах обороны. Никаких иллюзий насчет простого и легкого решения конфликта у него разумеется, нет. У сложных проблем вообще не бывает легких решений. Но он убежден в том, что святая обязанность израильского руководства – предотвратить насилие. Годы, которые предшествовали первой интифаде, были потрачены зря. Они не были использованы для попыток урегулирования и диалога.

Аналогичная ситуация имеет место быть и сейчас. После четырех лет безоговорочной поддержки своей политики со стороны президента США израильское руководство упивается своими достижениями – мир с Эмиратами подписали (правда, взамен на согласие продать ОАЭ F-35), и теперь мы ездим в Дубай и заключаем выгодные сделки, а палестинцы сидят одни в темноте как наказанные ( когда материал готовился к публикации, стало известно, что к «соглашениям Авраама» присоединилось и Марокко — редакция РеЛевант) .

Вместо того, чтобы использовать позитивный климат и сближение с арабскими странами Залива для того, чтобы попытаться растопить лед и с палестинцами и включить их в «круг мира», Израиль вновь делает вид, что статус-кво может длиться вечно. До тех пор, пока не клюнет жареный петух.

.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x