Женская территория

Флешмоб в "Фейсбук": надпись "Приди" ("Бои") на юзерпиках женщин, в знак стремления к женскому политическому лидерству. Фото: Яэль Ихиэли

Политическая бездомная: мечты об израильской Джасинде Ардерн

Кризис лидерства в политике порождает и надежды. “Приди” ("Бои") - новый лозунг израильских женщин, мечтающих о себе подобной, о женщине, которая станет новым лидером. Они пытаются представить себе несуществующую героиню, а это непросто. Даже Голда правила по мужскому образцу.

Вопрос о лидере как никогда актуален для сегодняшнего Израиля. Десятки тысяч отчаявшихся граждан каждый день выходят на демонстрации, тех же, кто остается дома, снедает мечта о женщине-лидере. Израильтяне мечтают о новом лидере, однако гендерный анализ показывает, что женщины и мужчины в этом плане отличаются.

Протестующие-мужчины так или иначе представляют себе лидера, который напоминает нынешнего главу государства и его предшественников. Если их желание сбудется, нас ждет преемник, соответствующий привычным критериям: бывший военный, строящий карьеру в политике, не чуждый расизму и мужскому шовинизму, стремящийся к власти ради самоутверждения.

Женщины же обращаются к своей героине с призывом “Приди”. Ее не оценивают по воинским званиям, частоте появлений в СМИ и шумихе вокруг нее. Протестующие женщины мечтают о лидере, которая действительно представит их, которая откажется от инфантильной борьбы за власть и будет заботиться о благе общества.

Однако у этого женского протеста нет ни направления, ни лица, а его голоса не слышно на фоне главного протеста. Почему?

Возможно, нам слишком трудно представить себе женщину-премьера, трудно определить свои ожидания от нее, потому что мы не знали ее в этой жизни. Даже Голда правила по мужскому образцу. Это свойственно многим женщинам в сферах, в которых главенствуют мужчины – они просто лишены возможности проявить свои женские качества.

Джасинда Ардерн. Фото: Википедия, Government House, New Zealand

Джасинда Ардерн – моя Бейонсе

Как все-таки понять, какой лидер нам нужен? Давайте представим, что где-то перед нами забрезжил образ Джасинды Ардерн, премьер-министра Новой Зеландии. Для тех, кто провел последний год на другой планете, Джасинда Ардерн – одна из самых обсуждаемых женщин-лидеров последних лет. Мир заговорил о ней после ее исключительных успехов в борьбе с эпидемией коронавируса, но и до этого она успела покорить многих своей человечностью, например, когда появилась в хиджабе, чтобы выразить соболезнования мусульманам, потерявшим близких в двух терактах Крайстчерче, и резко осудила это массовое убийство.

Признаюсь, я иногда мечтаю о лидере-женщине, похожей на Джасинду. Я смотрю на ее фотографию, которая красуется у меня в ленте “Фейсбука”, и тоска по героине-лидеру переполняет меня. Я читаю очередную статью о том, как лидеры-женщины успешно противостоят коронакризису.

Джасинда Ардерн – это Галь Гадот для израильтян, Барак Обама для американских демократов, Рувик Данилович для жителей Беэр-Шевы, Бейонсе для всего мира.

Ардерн заставляет людей трепетать, возвращает к жизни и дарит им покой. Она – это возможность вымолить прощение и жить свою жизнь – с искренней любовью к ней. Не приходя в ужас от заголовков в СИМ, не чувствуя, что в родной стране тебя обманывают и используют.

Бывает, я представляю, как она заходит в Кнессет: свою Джасинду Ардерн, пусть и несовершенную, и допускающую промахи.

Травма политики: фантазия как единственная возможность выжить в Израиле

Это спасительная фантазия. Я склонна воспринимать ее как диссоциативный механизм, позволяющий пережить травму. Когда со мной происходит страшное, тело остается в чудовищной реальности, сознание же переносится в защищенное пространство. Это моя защита от немыслимых ужасов, происходящих рядом. Это и есть Джасинда для меня.

Мы живем в страшной реальности тотального хаоса. Мечта о другой жизни рушится перед глазами, когда в видеозаписи Мики Зоар заявляет Гадир Камаль, что слышал одну из самых мерзких речей на его памяти. Когда Эскель напоминает эфиопке-полицейской, что это он привез в Израиль ее родителей. Когда Мири Регев говорит про стейки, когда в Беннете видят ослепительную звезду, а Хульдаи метит в премьер-министры. Когда соцсети переполняет закоренелый расизм, когда в комиссиях по борьбе с эпидемией не оказывается места женщинам, а я парю над всем этим в мире своих грез, где возможно все. Это самое действенное решение в такой реальности.

Разумеется, этот диссоциативный механизм всего лишь на время отдаляет нас от действительности. Но он же позволяет представить другую жизнь, безопасное пространство.

Вот только мир фантазий, в котором я спасаюсь, для других оказывается реальностью. В последние выходные Новая Зеландия переизбрала на вторую каденцию Джасинду Ардерн. Из 120 членов парламента 57 – женщины.

Я слушала речь, которую она произнесла после победы на выборах – на английском и на языке маори. В ней были слова: “Мы живем в мире диаметральных противоположностей, все больше людей теряют способность видеть чужую точку зрения. Я надеюсь, что своим выбором Новая Зеландия показала, что она – не такая, что мы способны слышать, равно как и спорить. Мы слишком малы, чтобы видеть мир только со своей перспективы. Выборы редко сближают людей, но они не должны раздирать общество”. Я очнулась от снедающей меня тоски.

А тем временем по Нетфликсу: неожиданное родство Дании и Израиля

Так, грезя своей новозеландской Бейонсе и завидуя тем, для кого моя мечта оказывается реальностью, в эти выходные я запоем посмотрела датский сериал “Правительство”. Он рассказывает о Биргитте Ниборг, избранной на пост премьер-министра. Она – феминистка, молодой лидер Партии умеренных. Сериал представляет нам ситуации, с которыми сталкивается женщина в мире политики, управляемом мужчинами.

Сидсе Бабетт Кнудсен исполнила главную роль в датском сериале «Правительство». Фото: Википедия

В одной из серий Ниборг пытается провести закон о гендерном равноправии в бизнес-компаниях. Этот поступок возмущает магнатов и важных фигур в индустрии, ведь правительство позволило себе грубо вмешаться в жизнь частного сектора. Один из магнатов пытается сорвать принятие законопроекта, пригрозив, что свернет все свои проекты в Дании и тем самым нанесет грандиозный урон ее экономике – падение ВВП на 11%.

Ниборг, истинное воплощение женщины, знающей все тайны политики, не гнушается пустить в ход ту или иную уловку из своего арсенала, но при этом сохраняет порядочность в моменты принятия судьбоносных решений. Общество пристально следит за каждым шагом Биргитте, и не всегда ее действия можно понять. Подчас ее решения вызывают гнев, а падкие до скандалов СМИ подливают масла в огонь.

Сериал показывает, как трудно феминистке левых взглядов, ратующей за всеобщее равенство, оставаться лидером, который сталкивается с невозможными ситуациями и каждый день вынужден принимать судьбоносные решения, многие из которых, как ни странно, знакомы нам по израильским будням.

Ниборг приходится реагировать на вмешательство чужих факторов в политику страны, например, когда США действуют на датских землях, и при этом Дании нужно сохранить отношения с Америкой. Она занимается темой оккупации автономной Гренландии: в результате нарушения прав ее коренных жителей-инуитов растет преступность, все больше подростков бросают учебу, учащаются случаи самоубийств.

Напоминает нашу действительность и серия о торговых соглашениях со страной, во главе которой стоит демократ-диктатор, требующий выдать ему диссидента, который скрывается на территории Дании. Премьер-министр оказывается перед выбором: либо выдать человека, обрекая его на верную смерть, либо отказаться от выгоднейшей сделки, бесценной для датской экономики.

Это не рекомендация сериала, а попытка представить сложную тему женщин в израильской политике

Наша действительность не упрощает задачу: это и оккупированные территории с живущим на них другим народом, и этническая пестрота, и поток иммигрантов и мигрантов – наряду с военной, технологической и экономической мощью. Здесь понадобится не одна женщина, но сообщество очень разных женщин, которые смогут достойно противостоять мужчинам, наделенным политической и экономической властью, и одновременно проявить милосердие к гражданам, которые их, этих женщин, избрали – воспользовавшись единственной возможностью повлиять на свою жизнь.

Общественным мнением нетрудно манипулировать с помощью власти и денег, но граждане упрямо требуют от лидера порядочности, профессиональности, истинного желания изменить действительность к лучшему. Мы не упустим человека, наделенного всеми этими качествами, и выберем его, чтобы он достойно представлял нас.

Приди. Мы ждем свою Джасинду и верим в нее.

 

Оригинал публикации на сайте «Политикли Корет»

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x