Политика

Сессия Кнессета 19 ноября 2018. Фото: Хадас Паруш

У нас скучно не бывает

Ситуация сейчас напоминает уравнение со многими неизвестными. Хотя некоторые «неизвестные» - Либерман, Нетаниягу, Беннет стали известными, то есть обозначили свое значение в уравнении, «неизвестным» остается Кахлон. Есть еще загадочный фактор «Бени Ганца». Наконец, в Вашингтоне всерьез заговорили о ближневосточной программе Трампа, а это тоже важный фактор во внутриполитической ситуации в Израиле.

Вот на что в Израиле точно нельзя пожаловаться, так это на скуку. Последняя неделя в израильской жизни –политический триллер, по сравнению с которым даже сериал «Карточный домик» не кажется слишком крутым.

Ситуация менялась даже не по дням, а по часам. Бедные политические комментаторы со своими «стопроцентными» прогнозами скорых выборов опростоволосились. Впрочем, им не привыкать! Они уже сообщали о том, что «Ликуд» забронировал на конец декабря павильон в выставочном комплексе ЭКСПО-Тель-Авив (это новое название бывших «Ганей тааруха») для проведения праймериз. Не знаю, принимали ли подпольные букмекеры ставки на вероятность грядущих выборов, но если да, то поставившие на то, что правительство уцелеет, сорвали большой куш.

Какой Нетаниягу глава правительства – на этот счет есть разногласия. Но нельзя не признать, что он гений политического выживания!

Наши министры в очередной раз продемонстрировали свои блестящие ораторские способности. Слушал я прощальную (она же — предвыборная) речь Либермана, и соглашался чуть ли ни с каждым словом. Потом в воскресенье вечером вся страна уселась у телевизора, чтобы услышать объявление Нетаниягу о роспуске кнессета. Вместо этого мы прослушали шедевр риторики – его предвыборную речь. Нетаниягу рассказал о своих достижениях за «отчетный период», а потом заявил, что на выборы он идти не хочет. Надо же! А все так ждали этого! И вроде бы все правильно говорил. Главный аргумент: «Сложное положение в сфере безопасности» Мол, «не время, товарищ!». Я вообще не помню случая за всю мою жизнь в стране, чтобы в Израиле было не сложное положение и подходящее время для выборов. Этот аргумент повторяется каждый раз. Чем нынешнее положение хуже, чем было в марте, когда Нетаниягу собирался распустить кнессет, и отказался от этой мысли на «90-й минуте», если использовать принятую в Израиле футбольную терминологию»? Но говорил он здорово. Мол, вы не знаете всего, что знаю я, только вам сказать не могу. Поэтому мы сейчас и не ударили по ХАМАСу, но операция еще не закончена, и теперь, когда я – министр обороны, мы ХАМАСу покажем.

Беннет и Нетаниягу. Фото: Hadas Parush

Я ему почти поверил, тем более, что уже было объявлено, что Нетаниягу отклонил ультиматум Беннета с требованием назначить его министром обороны, а Беннет, как известно, «однозначно» заявил, что если ему не дадут этот портфель, то он и Шакед уходят в отставку. А тут как раз назавтра после Биби на 10:30 утра Беннет и Шакед назначили свое явление СМИ с чрезвычайным сообщением. Практически ни у кого не было сомнения, что это будет заявление об отставке. Ведь Беннет обещал «однозначно». А офицер спецназа слов на ветер не бросает!

Как бы не так! При ближайшем рассмотрении оказалось, что ультиматум Беннета был блефом и шантажом.
Беннет по всем законам политической драмы произнес третью за последние дни предвыборную речь на всю страну (после Либермана и Нетаниягу), а в конце сказал, что, поскольку Нетаниягу обещал народу впредь быть крутым, то он решил остаться в правительстве. И вообще, дескать, никакого ультиматума не было. Однако то, что публично сказано день назад, я всё-таки помню.

Короче говоря, пока правительство уцелело. Вопрос, сколько продлится это «пока»? В коалиции сейчас 61 депутат. Она уже функционировала до присоединения к ней НДИ в таком составе, и целиком зависела от прихотей каждого своего депутата. Тогда этим успешно пользовался Орен Хазан, постоянно шантажируя Нетаниягу.

Впрочем, впереди у корабля коалиции (эту метафору использовал Беннет) на пути рифы и штормы. Первый – в четверг. Нетаниягу осталось укротить Кахлона, тоже угрожающего выйти из коалиции. Правда, никаких условий он не ставит, просто считает, что при таком шатком равновесии нормально функционировать власть не может. Минувшая  встреча Нетаниягу и Кахлона закончилась ничем. Или – ничем не закончилась. Они договорились встретиться в четверг. О чем будут говорить, малопонятно, но, возможно, «эффект домино» Нетаниягу удалось предотвратить.

На днях будет голосование по закону «о лояльности в культуре» «имени Мири Регев». Депутатам из «Кулану» этот законопроект очень не нравится, и они признались, что голосовали только из коалиционной дисциплины. Но, возможно, при нынешнем раздрае вышеупомянутая дисциплина уже не столь строга? Но даже если этот риф утлый правительственный корабль минует, впереди его ждет куда более суровая «скала»: голосование по законопроекту о призыве (или непризыве?) харедим.  Пока Либерман был министром обороны, было ясно, что именно это голосование  станет поводом для роспуска кнессета – уж больно непримиримы были позиции сторон. Теперь Нетаниягу будет проще уступить ортодоксам. Тем более, что в варианте с поправками ортодоксов закон все равно не выдержит испытания БАГАЦем. Если все-таки  Нетаниягу будет настаивать на нынешней формулировке закона в редакции Либермана (или министерства обороны) , то ультраортодоксы выйдут из коалиции. Ведь они куда принципиальней Беннета, и если что обещают своим избирателям, то, как правило, выполняют.

Мы с друзьями-журналистами обсуждали, не сделал ли Либерман ошибку, уйдя в отставку? Не фальстарт ли это? Добавит ли ему нахождение в оппозиции мандатов или, наоборот, он в оппозиции «зачахнет»? В принципе, собирать голоса в оппозиции легче. Сам его уход дал прибавку в два мандата в опросах – с 5 до 7. Но всем известен сиюминутный эффект от таких демаршей.

Вообще, ситуация сейчас напоминает уравнение со многими неизвестными. Хотя некоторые «неизвестные» — Либерман, Нетаниягу, Беннет стали известными, то есть обозначили свое значение в уравнении, «неизвестным» остается Кахлон. Есть еще загадочный фактор «Бени Ганца». Наконец, в Вашингтоне всерьез заговорили о ближневосточной программе Трампа, а это тоже важный фактор во внутриполитической ситуации в Израиле.
Ясно одно, в ближайшее время будет не скучно. И никаких прогнозов я делать не буду. Потому что может произойти что угодно.

А из «чего угодно» я больше всего боюсь, что Беннет подвигнет Нетаниягу на «маленькую победоносную войну» против ХАМАСа. Ведь Биби должен доказать Беннету и избирателям справа, что «корабль поменял курс». Увы, такие войны после Шестидневной войны ни разу не были ни маленькими, ни победоносными. История Израиля знает подобные предвыборные акции. В 1996 году Шимон Перес предпринял операцию  «Гроздья гнева», которая хорошо началась с уничтожения сверхточной ракетой высокопоставленных лидеров Хизбаллы в Бейруте и плохо закончилась, когда неточная ракета взорвалась в лагере ливанских беженцев близ деревни Кана и убила сотню женщин и детей.
Хочется надеяться, что этого все-таки не произойдет, и все грозные обещания Нетаниягу так и останутся грозными обещаниями, которых у нас уже было очень и очень много.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x