Политика

Беннет, Дери и Нетаниягу. Photo by Marc Israel Sellem/POOL

Дело не только в деньгах

Сделав ставку на Нетаниягу, обе партии харедим, видимо, просчитались. Чего им это будет стоить и почему они так боятся "правительства перемен"? Вероятно, религиозный диктат, как минимум в вопросах кашрута и гиюра, уйдет в прошлое. Так как широкая народная поддержка таких перемен обеспечена, есть большая вероятность успеха этого предприятия.

Если в воскресенье не произойдет ничего из ряда вон выходящего, в Израиле будет приведено к присяге новое правительство, характерной чертой которого является отсутствие ультрарелигиозных партий.

Последний раз такое случилось в 2013 году и продолжалось два года. В отличие от нынешнего момента, тогда мы не слышали таких воинственных заявлений, которые сейчас озвучивают ультрарелигиозные политики, особенно по отношению к Нафтали Беннету. Лицман назвал Беннета реформистом и призвал его снять кипу. Гафни использовал по отношению к Беннету и Лапиду одно из самых сильных религиозных «пожеланий» — «шем рашаим иркав» (имя злодея сгниет). Арье Дери заявил, что еврейское государство в опасности, и новое правительство произведет «операцию удаления религии из государства». В интервью новостям 13 канала депутат от партии ШАС Яков Ашер сказал, что новое правительство собирается нанести урон базисным ценностям, на которых стоит Тора: браки, разводы, кашрут, гиюр, шабат.

Что именно является первостепенной причиной столь резкой реакции харедим на новое правительство? Нет сомнения в том, что для харедим жизненно важен вопрос нахождения у власти и контроля над выделением ресурсов в пользу своего сектора. Система образования харедим полностью зависит от государственного бюджета, и только она обладает привилегией государственного финансирования учащихся в учебных заведениях, не преподающих по программе министерства образования. Спор вокруг преподавания базовых предметов, так называемых «лимудей либа», затихший в последние годы, несомненно, снова возникнет на повестке дня. Есть целый спектр религиозных организаций, включая многочисленные НКО, получающих государственное финансирование по сложным схемам, часто полностью скрытым от общественного внимания. Даже если, как было обещано Беннетом, не будет сокращено финансирование ешивот, и правительство не будет сокращать пособия на детей, множество денег, которые сейчас подпитывают ультрарелигиозный сектор, будут обращены на другие нужды. Обещанный Либерману портфель министа финансов, а депутату от НДИ — роль председателя финансовой комиссии Кнессета, не на шутку испугали ультрарелигиозных функционеров, привыкших к тому, что государство без проблем выделяет государственные средства на нужды сектора. Потеря министерства строительства означает угрозу для решения задачи, имеющей важнейшее значение для сектора: постоянного дефицита дешевого и доступного жилья в ультрарелигиозных городах и районах.

Удивляет бескомпромиссная позиция харедим, полностью связавших свою политическую судьбу с карьерой Беньямина Нетаниягу.

Но дело не только в деньгах. Харедим поняли, что правительство будет — и сумеет! — бороться с ультраортодоксальной монополией в части из тех сфер, которые перечислил депутат Ашер. И не только в них. Харедим не могут не видеть то, что самые широкие массы израильского населения желают коренных перемен в этих вопросах, причем речь идет не только о людях светских, но и об умеренной части национально-религиозного еврейства. Пользуясь своим привилегированным статусом в правительствах Нетаниягу, харедим установили полной контроль и над главным раввинатом (оба главных раввина, и ашкеназский и сефардский, сейчас представляют харедим) и в местных раввинатах. Естественно, ситуация в местных раввинатах тоже зависит от центральной власти, поэтому потеря влияния на правительство отразится и на местах, где множество функционеров потеряют теплые удобные места. Практически любые попытки перемен в прошлом натыкались на стену, воздвигнутую харедистским истеблишментом во властных структурах. Сейчас же ситуация может поменяться, и религиозный диктат как минимум в вопросах кашрута и гиюра уйдет в прошлое. Так как широкая народная поддержка таких перемен фактически обеспечена, есть большая вероятность успеха этого предприятия. Это не то положение, при котором верхи и низы хотят разных вещей. Тут будет проявление полное единение между основной частью израильского общества и властью.

На фоне этого тем более удивляет бескомпромиссная позиция харедим, полностью связавших свою политическую судьбу с карьерой Беньямина Нетаниягу. Ранее религиозные партии отличались гибкостью и прагматизмом, и это отнюдь не то, что мы видим сегодня. При том, что Беннет и Саар очень хотели бы интеграции в коалиции хотя бы одной из двух партий, представляющей интересы харедим, что сделало бы лишним сотрудничество с арабской исламистской партией РААМ, и даже Лапид выражал желание видеть харедим в коалиции, где они, возможно, были бы неким залогом ее стабильности, руководители этих партий и их духовные лидеры абсолютно не были готовы рассмотреть этот вопрос в плодотворном ключе. Вдобавок к этому во время коронавируса водораздел между харедим и остальным израильским обществом стал принимать еще более отчетливые очертания. Нередко харедим вели себя так, вроде они существуют в своего рода автономии, и те правила, которые обязывали всех остальных граждан страны, не имели к ним прямого отношения. И в некотором смысле их отношение к новому правительству, представляющему буквально все сектора и идеологические платформы израильского общества, кроме самих харедим, является продолжением этой «автономной» линии.

Харедим придется сдать позиции в их монополии на кашрут, гиюр и власть в главном раввинате. Плюс к этому государство наконец примет специальный закон о призыве харедим в армию…

Если посмотреть на коалиционный договор между Еш Атид и Ямина, который является единственным обязующим в работе правительства перемен, то можно примерно догадаться о стратегии нового правительства в вопросах отношений религии и государства. В пункте 23 записано, что по министр по делам религий (этот пост займет Матан Кахане из партии Ямина) и партии, входящие в коалицию, поддержат законопроекты, призванные создать конкуренцию в сфере кашрута, изменениях в органе, выбирающем главных раввинов, так, чтобы на эти посты были выбраны сионистские раввины, и создание возможности проведения гиюра раввинами городов. В пункте 24 значится обязательство коалиции сохранять статус-кво в отношениях религии и государства, кроме вопросов, записанных в пункте 23 и таких, по которым будет достигнуто согласие всех партий, составляющих коалицию. По тому, что радикальные изменения в этой сфере, такие как введение общественного транспорта и гражданских браков, не были записаны в этом договоре, можно догадаться о том, что коалиция скорее всего не будет их продвигать.  В 25 пункте стороны обязуются продвигать «закон о призыве», согласованный с министерством обороны и принятый в первом чтении еще в Кнессете 20 созыва в 2018 году, и будет рассмотрено введение новой модели альтернативной службы для определенных слоев населения.

Примерно как в игре в кости, ультрарелигиозные политики сделали ставку на Нетаниягу.

То есть,кроме отстранения от контроля финансовых потоков, харедим придется сдать позиции в их монополии на кашрут, гиюр и власть в главном раввинате. Плюс к этому государство наконец, возможно, примет специальный закон о призыве харедим в армию, по которому они получат абсолютно недоступные другим частям населения комфортные условия для получения отсрочки в службе или выбора альтернативной службы. Несмотря на яростное сопротивление ультраортодоксального истеблишмента условиям этого закона о призыве, любой объективный взгляд на него видит фиксацию привилегированного положения харедим в вопросе призыва, по сравнению с другими группами населения, на которые распространяется закон об обязательном призыве.

Примерно как в игре в кости, ультрарелигиозные политики сделали ставку на Нетаниягу. Они были деятельными соучастниками развала ротационного правительства, дабы помочь Нетаниягу в его сверхзадаче создания полностью подчиненного его желаниям правительства и возвращения контроля над министерством юстиции в целях борьбы с судебным процессом. Но расчет Нетаниягу не оправдал себя, в Израиле будет создано правительство, и Ликуд во главе с Нетаниягу не станет его частью. Арье Дери уже публично признал ошибкой его помощь Нетаниягу в деконструкции ротационного правительства. Сейчас харедим поставили на то, что новое правительство не продержится долгое время, Нетаниягу, или Ликуд без Нетаниягу, вернет себе власть — и они снова станут доминантной частью правительства. Время покажет, насколько этот расчет был верным, возможно, Дери снова придется признавать свои ошибки и вечный союз Нетаниягу с харедим ретроактивно будет признан не таким уж удачным проектом. Особенно если новому правительству удастся пробить брешь в монополии харедим в вопросах кашрута, гиюра и управления религиозными структурами, а также скорректировать финансовые потоки , которые наконец пойдут на нужды всего населения, а не только одного сектора, последовательно проповедующего политику изоляции и неохотного участия в продуктивной экономической деятельности.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x