Родительский день

Фото: James Emery. flickr.com

Иврит из воздуха?

Всем известно, что "при погружении в языковую среду язык выучивается сам собой, а по поводу детей и вовсе переживать не стоит - они иврит из воздуха берут". Неужели так просто?

За несколько дней перед началом учебного года в нашей школе проводятся подготовительные занятия для новичков — семиклашек — математика, английский и — иврит для новых репатриантов — а в школе «Шевах Мофет» их немало.

Посреди урока в класс вводят нового ребенка.

— Привет! Ты откуда? Когда приехал?

— Я вам потом скажу, — дитя мучительно краснеет и шелестит еле слышно.

— Зайка, но мне же просто нужно понять, знаешь ли что-нибудь. Просто, чтобы мы вместе решили, как и чему нам дальше учиться!.. Ну, хочешь, давай выйдем?

— Давайте, — бедняга чуть оживляется.

… Ребенок приехал год назад. Ходил в школьный ульпан. Только там что-то говорили на иврите, а он совсем ничего не понимал. Даже читать не научился. И теперь ему очень-очень стыдно — он ведь здесь уже целый год!

… Кстати, читать мы научились в тот же день- примерно за час.  Еще слегка путаемся, приходится сверяться с алфавитом, но процесс пошел!

Не правда ли, дикая, невозможная ситуация? За целый год в Израиле не научиться ничему! Вероятно, какой-то уникальный случай, редкое исключение из правил? — Да нет, отнюдь!

Всем известно, что «при погружении в языковую среду язык выучивается сам собой, а по поводу детей и вовсе переживать не стоит — они иврит из воздуха берут».

Ну, во-первых, что такое «погружение в среду»? Наверное, если ребенок окажется в ситуации, когда вокруг вообще никто не говорит на его родном языке, он рано или поздно, худо-бедно заговорит. Но ведь в нашей ситуации у этого ребенка имеется, например, русскоговорящая семья, вокруг полно «русских» магазинов, да и русскоговорящие товарищи в окрестностях почти наверняка отыщутся — в школе, в детском саду — ну, хоть парочка! Можно сбиться в стаю и перестать общаться с остальным миром.

Во-вторых, о каких детях идет речь? Малышам проще — но даже среди них мне доводилось встречать тех, кто категорически не желал говорить на иврите. Кстати, далеко не все они — новые репатрианты. Многие родились здесь. А вот, поди ж ты — психологический барьер! И бороться с ним еще тяжелее, чем у старших. На тех можно хоть как-то воздействовать при помощи логики, да и слово «надо» они уже успели выучить. А как быть с пятилеткой?

— Но ведь в школе учат на иврите! Как же ты туда пойдешь?

— Ну, значит, я не пойду в школу!

Все, разговор окончен.

А в детском саду — милейшие и добрейшие воспитательницы, которые искренне хотят помочь, но… у них ведь на руках целая орава! И тоже есть программа, которую они обязаны пройти! И вполне возможный, увы, вариант развития событий  — на ребенка наклеивается соответствующий ярлык и начинаются хождения по дефектологам — чего, кстати, большинство родителей панически боится — особенно новые репатрианты — они, бедолаги, совсем не понимают, как взаимодействовать с этой системой!

А подростки? Тут еще сложнее. Психологический барьер есть почти всегда — потому что чаще всего совершенно непонятно, зачем его вытащили из привычного, знакомого мира и увезли в эту чужую страну с кошмарными значочками вместо букв! Ну, какой уж тут язык из воздуха?

Теперь давайте посмотрим с другой стороны. Как учат ивриту детей-новых репатриантов в школах? Каждому ребенку полагается некоторое количество часов ульпана в неделю. Если таких детей в школе достаточно много, то проблема решается проще. Можно взять специального учителя, причем если основной контингент в данной школе — русскоговорящие дети, то найти учителя, который будет общаться с ними на родном языке — не очень сложно… Хотя и здесь есть свои нюансы: существует общешкольное расписание, а вместо гуманитарных предметов ребенок-репатриант ходит в ульпан. У меня, например, учатся дети из трех классов — седьмого, восьмого и девятого.  Итак, допустим, на первом уроке они собираются все вместе. На втором остаются «семерки» и «девятки», а «восьмерки» уходят на математику. На третьем они возвращаются, зато уходят на английский «девятки». .. То есть, почти всегда будет какая-то группа, пропустившая материал, который я объясняла на прошлом уроке. И еще следует помнить, что в одном и том же седьмом классе может учиться девочка, приехавшая полгода назад, и мальчик, позавчера сошедший с самолета. Поэтому приходится работать по группам: «Вы поняли? Тогда — делайте задание?… А теперь — вы: алеф,  бет, гимель… Что? Не понял задания:… Посиди, я подойду через пять минут… Я сказала, ПОСИДИ, а не скачи на стуле!»…

Такая вот сельская школа. Но мы — справляемся — как ни странно, большую часть детей все-таки удается выучить и благополучно провести через экзамены — к моему немалому удивлению!

А как в школах, где новых репатриантов мало? А там, увы, они либо сидят в общем классе и безнадежно пялятся на доску, покрытую непонятными значками, либо с ними занимается учитель, который свободен в данную минуту — такое тоже бывает. Но даже если ульпан ЕСТЬ, и в нем пытаются учить, достаточно часто используется так называемый «прямой метод» — то есть обучение ивриту на иврите. А это не самый лучший вариант, особенно для детей. Специалисты давно уже доказали, что на начальном этапе — чтение, грамматика —  лучше объяснять на родном языке. А в иврите без грамматики — никак. Да и на багруте она обязательно понадобится…

Вот, кстати! Допустим, способный ребенок без особого языкового барьера все-таки выучился болтать — с товарищами, учителями. Чаще всего, это легкий, «уличный» иврит — более-менее достаточный для повседневной жизни. Но читает-пишет он обычно еле-еле, о грамматике имеет весьма смутное представление… А впереди — он! Багрут! Со своими немалыми требованиями — в том числе, грамматическими. А времени катастрофически мало — особенно если ребенок приехал ближе к последним классам. Какой уж тут прямой метод! Новым репатриантам можно сдавать так называемый «олимовский», облегченный багрут. Но и к нему ученика нужно готовить! Например, в этом году даже на олимовском багруте были достаточно сложные тексты и грамматические задания. Сдача экзаменов — это особое умение, и само оно, поверьте,  не приходит.

Предвижу возмущенные реплики: «Откуда эти ужасы?! Вот мы в свое время!… И наши дети!»… Да. многие, приехавшие в 90е — справились — немалым потом и кровью. Но, поверьте — я общалась с людьми, которые, скажем, освоили язык на бытовом уровне, но так и не смогли перейти на следующий, который дает возможность, например, учиться в университете, получить профессию, о которой они мечтали.   И количество этих людей, известное только мне, уже не позволяет считать их просто статистической погрешностью.

Не очень веселая картина, да? А что делать? Ну, во-первых, не паниковать, но и не пускать все на самотек. Потециальным репатриантам по возможности нужно начинать учить язык уже в стране исхода — да, и детям тоже. В конце концов, даже между получением визы на пмж и отъездом проходит какое-то время, и оно может значительно облегчить учебу на новой родине. Но вот, вы уже здесь. Постарайтесь заранее узнать, как обстоят дела с обучением языку в окрестных школах. Если речь идет о подростке — есть ли в школе подготовка к олимовскому багруту, сколько часов и в каком виде могут предоставить ребенку. Если предложат пойти в школу с потерей класса — скорее всего, стоит согласиться. Не жалейте о потерянном времени, в итоге вы больше выиграете, чем проиграете.

Не дергайте свое чадо, не ждите, что оно защебечет через пару месяцев, но руку на пульсе все-таки держите — и не стесняйтесь лишний раз пообщаться с учителями и администрацией школы. Не мучайтесь, «не вызовет ли это раздражение, не повредит ли моему сыну»… Нет, не повредит! Это ВАШ ребенок и ВАШЕ право. Если в школе дела не ладятся — сходите в ирию — возможно, ульпаны есть не только в школе. Если есть возможность — берите частного учителя. Желательно, говорящего на родном для ребенка языке и имеющего опыт работы с детьми и подростками.

Ученики старших школ имеют право учиться не только в своем городе. Для этого нужно получить разрешение от отдела образования ирии своего города. Не везде и не сразу это разрешение удается вырвать без боя, но если проявить настойчивость, победа будет за вами. К нам, в Тель-Авивскую школу, например, ездят дети даже из Хайфы. Времени на дорогу, конечно, жалко. Но если в результате ваш ребенок окажется в более комфортной обстановке — игра стоит свеч.

Конечно, это очень общие рекомендации — а дети и ситуации в семьях очень сильно отличаются друг от друга. Увы, не существует единого алгоритма. И родителям — новым репатриантам, которым приходится ежедневно решать миллион новых проблем, очень тяжело бывает выбрать правильную тактику еще и в вопросе образования ребенка. Но — дорогу осилит идущий. И рано или поздно, так или иначе — у вас все получится, дорогие родители! Сил вам и мужества!

А я, со своей стороны, всегда готова помочь — хотя бы советом. Обращайтесь!

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x