Политика

"Хватит лжи и подстрекательства". На демострации в поддержку Умм-эль Хиран. Photo by Miriam Alster/FLASH90

Je suis Абу эль-Киян

То есть главная жертва – не Якуб абу эль-Киян, а, конечно же, Биби. И Шай Ницан не просто прикрывает полицию, а действует против Нетаниягу. Мы как будто живем в измененной реальности, где Биби столь же беззащитен перед полицией, как житель арабской деревни... Есть ли границы цинизму?

Пожалуй, в последнее время крайне сложно найти аналитика или просто человека, мало-мальски интересующегося новостями, который примерно раз в сутки не ловил бы свои очки где-то в районе затылка с сакраментальным восклицанием: «А я-то думал, что меня уже ничем нельзя удивить!»

Но последние заявления Нетаниягу о том, что убийство бедуинского учителя Якуба абу эль-Кияна было замято ради того, чтобы навредить лично Нетаниягу, потрясли даже закоренелых циников. Многие из менее закоренелых вообще не поняли, что произошло, и каким образом действия полиции при сносе бедуинской деревни Ум эль-Хиран связаны с делами, по которым находится под судом премьер-министр.

Учитель Якуб абу эль-Киян был убит 18 января 2017 при сносе бедуинской деревни Умм эль-Хиран. Снос начался внезапно, до рассвета, причем всего спустя несколько часов после того, как закончилось очередное заседание, на котором обсуждались возможные варианты переселения. Полиция вела себя достаточно жестко, в том числе пострадал срочно прибывший на место сноса депутат от партии ХАДАШ Айман Оде. Но никто бы не обратил внимания на этот инцидент (как вообще мало кто обращает внимание на сносы арабских деревень или раненых арабов, даже если они члены Кнессета), если бы не гибель полицейского Эреза Леви и жителя деревни Якуба абу эль-Кияна.

Якуб Абу эль-Киан, фото предоставлено семьей

Эль-Киян ехал со скоростью 10 километров в час и с включенными фарами и, согласно результатам расследования МАХАШ, опубликованным в августе 2017, не предствалял опасности. Тем не менее, по нему открыли стрельбу, из-за раны он потерял управление, и его машина, разогнавшись, наехала на сержанта Леви. Несмотря на то, что видеозапись происшествия была обнародована уже спустя несколько часов и у многих сразу же возникли сомнения в преднамеренности наезда, министр внутренних дел Гилад Эрдан поспешил объявить Эреза Леви жертвой теракта, а эль-Кияна, соответственно — террористом, так же, как незадолго до того он даже до начала расследования и не располагая доказательствами заявил, что причиной страшных пожаров в Хайфе и окрестностях были совершенные арабами предумышленные поджоги (что впоследствии не получило подтверждений). Дополнительной уликой против учителя стал найденный у него дома номер газеты Исраэль ха-Йом с заметкой об ИГИЛ – на этом основании погибшего обвинили в связях с террористическими организациями. Пресса, как и во время пожаров в 2016, уверенно заявила о теракте.

Спустя месяц Гилад Эрдан уже назвал происшествие «прискорбным инцидентом», в котором погибли два человека – гражданский и полицейский, а позднее министр сельского хозяйства Ури Ариэль публично извинился за совершенную трагическую ошибку.

На похоронах Абу эль-Киана. Фото: Керен Манор, Активстиллз

Дело получило резонанс, и Отдел внутренних расследований (МАХАШ) начал проверку. Она была завершена летом 2017. Хотя в отчете МАХАШ говорилось о лжи и неправомерных действиях полицейских (в частности, эль-Кияна оставили истекать кровью), а также опровергалась версия теракта , следователи не рекомендовали предъявить кому-либо обвинения. Впоследствии, в мае 2018, прокуратура закрыла дело, а Генеральный прокурор Шай Ницан объявил, что невозможно установить, какими были намерения погибшего и что нет оснований предъявлять обвинения полицейским.

На этом дело и было закончено, и пресса потеряла к нему интерес. В конце концов, в глазах израильской публики араб считается террористом, пока не доказано обратное, а полиция и прокуратура не слишком любят выносить сор из избы, а внутренние межведомственные разборки – на всеобщее обсуждение. Честь мундира – она и в Африке честь мундира. Месяц назад вдова эль-Кияна и его десять детей подала против полиции иск на сумму в 17 миллионов шекелей.

На каком этапе всей этой истории Нетаниягу проявил к ней интерес? Да ни на каком.

Но сейчас, в свете кампании против всех правоохранительных органов, которую яростно ведет подсудимый по трем делам премьер-министр Биньямин Нетаниягу, преданный журналист Амит Сегаль вдруг поднял историю трехлетней давности. Публичное заявление Шая Ницана при помощи ловкости рук привязали к делам Нетаниягу. Он ухитрился разглядеть в нем не попытки полиции и прокуратуры прикрыть… эмм… голову и избежать скандала, а не больше не меньше — часть заговора. Против кого? Да против Биньямина же нашего Нетаниягу. Черным по белому Нетаниягу заявляет, что «полиция и прокуратура превратили его в террориста, чтобы защитить себя. Они сказали: ‘Нельзя допустить, чтобы это стало известно, потому что это может усилить позицию Нетаниягу’».

То есть главная жертва – не Якуб абу эль-Киян, а, конечно же, Биби. И Шай Ницан не просто прикрывает полицию, а действует против Нетаниягу. И проблема не в том, что жизнь араба ценится крайне дешево, а в заговоре против Биби. Действительно, как же можно смотреть на это иначе? Ведь Биби не только отец всех наших побед и на каждой свадьбе жених, но еще и главная жертва. Как известно, нет такого преследования или несправедливости, которым он не подвергся бы. Где бы что бы с кем бы ни случилось, с ним было то же самое, но хуже. Он жертва прессы, полиции, прокуратуры, суда, фонда Векснера и «левого магната» Орни Петрушко. Он наш Дрейфус и Бейлис – ведь против него тоже открыли дела. Иногда, когда очень нужно, он даже наш Рабин – ведь по словам Оханы, «подстрекательство против Рабина бледнеет по сравнению по сравнению с подстрекательством против Нетаниягу». Его жена – жертва, страшно сказать, сексуального домогательства, потому что на демонстрации подняли воздушный шар в виде мужского полового органа с надписью «Идем, Сарале».

Вся эта низкопробная демагогия совершенно обесценивает настоящие человеческие трагедии – несправедливый суд, полицейский произвол, подстрекательства, нападения, домогательства, насилие. Надо заметить, что эта странность появилась не вчера – несколько лет назад, когда к Нетаниягу пришли представители предназначенной к сносу Амоны, чтобы обсудить альтернативное жилье и компенсации, Нетаниягу сказал им, что полностью их понимает, поскольку его самого с вещами и домочадцами жестоко выселили из резиденции на Бальфур и он вынужден был ночевать в гостинице. «Выселением» он назвал свое поражение на выборах в 1999. И ведь это было сделано не ради пиара, видимо, он в самом деле так чувствовал и не видел в этом сравнении ничего странного. Воистину жалость к себе и отсутствие даже минимальной эмпатии к окружающим у этого человека не могут не поражать.

Жалость к себе и отсутствие даже минимальной эмпатии к окружающим не могут не поражать. Премьер-министр Нетаниягу. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

 

Никого не волнует несчастный бедуинский учитель, его убийство и вопиющая несправедливость, допущенная по отношению к его семье. Два года его судьба никого не интересовала. Но сейчас для Биби, Амита Сегаля и всей клики бибистов эта трагедия стала поводом обвинить Рони Альшейха и Шая Ницана в заговоре «с целью свалить премьер-министра». Теперь они требуют открыть дела против всех. Не для восстановления справедливости, а ради своей личной войны с полицией и прокуратурой.

Сейчас они безо всякого стыда или чувства меры внушают своему замороченному избирателю, что дело против Нетаниягу сшито так же, как дело против эль-Кияна. Как будто кто-либо, пребывая в здравом уме, хоть на секунду готов поверить, что в деле против премьер-министра возможны проявления халатности и небрежности, как в деле против простого смертного. Как будто премьер-министр не является одним из самых влиятельных людей в стране, обладающим влиянием на назначения  и немалым личным состоянием, позволяющим ему нанять любую защиту .

Как будто к его делу, в отличие от дел рядового гражданина, не приковано внимание всей страны. Как будто его адвокаты и добровольные защитники не ищут под микроскопом в его делах любые неточности. Как будто любая ошибка в этом деле не будет стоить карьеры следователю или прокурору. Как будто министром юстиции еще недавно не был лично ему преданный человек, сейчас занимающий должность министра внутренних дел. Как будто все причастные к этому делу следователи, прокуроры и судьи не будут подвергнуты самому жесткому прессингу, вплоть до угроз расправы. Как будто все их биографии и биографии членов их семей не будут изучены самым пристальным образом и любые темные пятна – реальные или мнимые – не будут извлечены на свет . Вряд ли какое-либо другое расследование в Израиле ведется с такой тщательностью и сопряжено с такими рисками.

Все это не мешает его приверженцам при каждом удобном и неудобном случае бесстыже заявлять: «Сегодня преследуют Нетаниягу, а завтра – вас!», изображая премьер-министра слабым и беспомощным, создавая чувство ложной идентичности между ним и рядовой жертвой несправедливости и произвола. Такой, как Якуб абу эль-Киян. С кем он сравнит себя завтра? С Соломоном Така? С Аверу Менгисту? Как еще далеко это может зайти?

Мы как будто живем в измененной реальности, где Биби столь же беззащитен перед полицией, как житель арабской деревни. Большего цинизма даже сложно себе представить. В свое время несчастный эль-Киян интересовал только левый лагерь «любителей арабов», а теперь Биби о нем вспомнил и прицепил его давно сданное в архив дело к своей кампании против правоохранительных органов. Ужасно видеть, как Биби берет эпизоды, где в самом деле была проявлена несправедливость, и говорит, что он – тоже жертва, такая же жертва, хотя многие годы несправедливость не волновала его ни в малейшей степени. Но на войне все средства хороши.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x