Конфликт

Палестинцы пртестуют против аннексии Иорданской долины. Фото: Nasser Ishtayeh/Flash90

Никто не говорит о справедливости - часть 1

Чтобы перейти от ощущения «абсолютной справедливости» к достижимой, частичной справедливости, стороны должны понять нарративы другой стороны и свою ответственность за причиненные ей страдания. Они должны перестать считать себя единственной и ультимативной жертвой.

Каждый, кто хотя бы поверхностно знакомился с историей палестино-израильского конфликта, в частности — историей мирных переговоров, не мог не обратить внимания на то, что они касаются в основном практических вопросов: границ, беженцев, суверенитета, экономических взаимоотношений и т.д.

В то же время, если спросить о конфликте случайно выбранного израильтянина или палестинца в неформальной обстановке, то разговор зайдет на совсем другие темы: многочисленные жертвы, изгнание, притеснения, долгая история взаимных обид и несправедливостей. На личном уровне обе стороны в первую очередь стремятся к признанию другой стороной своего нарратива, а точнее – своей боли и травм. Вряд ли возможно добиться прочного и справедливого мира, если не создать доверие на бытовом уровне, не переработать травмы, не почувствовать, что другая сторона уважает твои страдания, воздает им должное и готова хотя бы к частичному признанию своей вины и восстановлению справедливости. Если остались неизжитые обиды, то на фоне враждебности, подозрительности и оскорбленных чувств любая малость может стать триггером возобновления конфликта.

Эта ситуация не уникальна для палестино-израильского конфликта. Мы знаем множество примеров того, как старые непроработанные обиды, чувство, что несмотря на формальное примирение, справедливость не была восстановлена и застарелая боль не угасла, провоцируют новые вспышки ненависти и насилия, как это время от времени происходит, например, в странах Восточной Европы.

Существуют ли механизмы, помогающие преодолеть это препятствие? Как они могут быть применены к нашей ситуации? Доктор права Эйнат Ронен предлагает обратиться к практике, известной под названием «правосудие переходного периода», transitional justice. Она предлагает пересмотреть подход к разрешению палестино-израильского конфликта, добавить в него новый угол зрения:

«Сегодня, в эпоху коронакризиса, мы вынуждены заново пересматривать все аспекты нашей жизнедеятельности: от индивидуального образа жизни до того, как государства заботятся о благополучии своих граждан. Этот период может даже стать возможностью переосмыслить рамки мышления и темы, формирующие нашу коллективную или национальную идентичность, даже если раньше мы этого не делали. И мирный договор между Израилем и палестинцами – это как раз такая тема.

Похоже, что на каждом временном промежутке у нас есть очередное «объяснение», почему сегодня есть темы более важные, чем политический процесс между Израилем и палестинцами. И именно сейчас, когда нет никакого договора, который можно было бы обсуждать, кроме односторонних шагов — таких как план президента США Дональда Трампа и разговоров о возможной аннексии части Западного Берега – может, пришло время посмотреть на вещи под другим углом».

Итак, о чем речь?

Правосудие (или справедливость) переходного периода – это комплекс практик, применяющийся в странах и в обществах, пострадавших от множественных и систематических нарушений прав человека в результате гражданской войны или жестокого диктаторского режима. Целью этих мер является переход к здоровому функционирующему демократическому обществу, восстановление доверия, исцеление нанесенных душевных и физических травм, воссоздание или построение демократических институтов и структур.

В своей статье «Никто не говорит о справедливости» доктор права Эйнат Ронен, специализирующаяся на правосудии переходного периода, процедурах примирения и разрешении конфликтов, пишет: «Сегодня эти разработки применяются в большинстве мирных и восстановительных процессов в странах, страдающих от многолетних конфликтов и их последствий – в Руанде, ЮАР, Ирландии, бывшей Югославии, Аргентине, Филиппинах, Колумбии и в Непале. Эта область предоставляет большим группам, нациям и народам инструменты, помогающие преодолеть несправедливость прошлого и создать государственные инфраструктуры, основанные на верховенстве закона, прав человека иосуществлении процессов примирения, восстановления и реабилитации. Функционирование таких инфраструктур повышает шансы на налаживание мирной жизни, установление прочной демократии, построение справедливого и равноправного общества, с уважением относящегося ко всем входящим в него группам».

Четыре этапа развития

Вот как Эйнат Ронен описывает историю этой практики:

«Предтечу этого подхода можно увидеть даже в Танахе. «Милость и истина встретились, справедливость и мир соединились». Так 85 псалом говорит о взаимосвязи правды, справедливости и примирения.

В наше время принято говорить о четырех периодах правосудия переходного периода.

Первый период относится к процессам в Нюрнберге и в Токио, когда после Второй мировой войны судили нацистских и японских военных преступников. Эти процессы символизировали конец эпохи безнаказанных нарушений прав человека и начало эпохи ответственности.

Второй период – это 80-ые годы, когда в странах Центральной Америки, таких, как Аргентина и Чили, имели место масштабные нарушения прав человека, когда во время правления диктаторских режимов были убиты или пропали без вести десятки тысяч человек.

Третий период – окончание Холодной войны, падение Берлинской стены в 1989 и распад Советского Союза в начале 90-ых. Многие страны Центральной Америки, Восточной Европы и Африки, до этого бывшие частью двухполярного мира, внезапно оказались перед лицом внутренних угроз из-за недовольства несправедливостью и жестокостью своих режимов. На поверхность вышли до сих пор скрытые и не получившие разрешения этнические конфликты, вылившись в гражданские войны в Алжире и Эфиопии, геноцид в Руанде и войны в Югославии. Как отмечали многие исследователи, после окончания Холодной войны и ухода с повестки дня угрозы ядерного удара страны стали более защищенными, но их граждане – менее. В течение этого периода международная напряженность хоть и не исчезла полностью, но для многих людей главную опасность стали представлять внутренние конфликты.

Четвертый и пока последний период начался вместе с 21 веком в период глобальной нестабильности, ознаменовавшийся во многих странах переходом многих застарелых конфликтов в насильственную фазу, сопровождающуюся жертвами. Ближневосточная «Арабская весна», новый, особый этап народной борьбы против репрессивных режимов, стал пиком этого периода. В Тунисе, Египте и в Ливии после избавления от прежних режимов были созданы структуры переходного правосудия, в то время как остальные страны цинично использовали различные механизмы, чтобы защититься от критики международного сообщества».

Задачи и методы их решения

Эйнат Ронен в своей статье подробно описывает, какие задачи решает правосудие переходного периода: «Каждая страна или группа после окончания вооруженного конфликта или репрессивного режима должна преодолеть его последствия, его жестокое наследие, и одновременно продвигать процессы мира и заново выстраивать общество или государственные институты. В таких ситуациях от национальных лидеров требуется дать ответ на три главных вопроса, сформулированных министром юстиции Руанды в 2010: как восстановить справедливость и установить правду? Как примирить целую нацию? Являются ли правда и справедливость взаимоисключающими?

Каждая страна или группа после окончания вооруженного конфликта или репрессивного режима должна преодолеть его последствия, его жестокое наследие, и одновременно продвигать процессы мира и заново выстраивать общество или государственные институты.

Напряжение, заключенное в этих вопросах, отражает ценности, лежащие в основе принципа правосудия переходного периода: правды, мира и справедливости. Каждую из них можно понимать множеством способов – окончание конфликта, насилия и поражения прав человека; предотвращение будущих нарушений прав человека; привлечение к ответственности и возмездие агрессорам (суды, комиссии по расследованию, амнистии); восстановление, излечение и компенсации для общества в целом; сохранение коллективной памяти, признание источника конфликта, предотвращение его возобновления; развитие демократических ценностей и процессы примирения между различными группами; восстановление чувства личной безопасности, выработка доверия к государственным институтам и доверия между разными группами; восстановление разрушенных государственных институтов, развитие чувства солидарности и взаимной ответственности граждан; поддержка стабильности новой власти. Достичь всех этих целей крайне сложно, но каждая из них необходима для восстановительных процессов в обществе. Например, отказ признать прошлое внушает агрессору чувство безнаказанности и закрепляет у жертв чувство травмы, потери, несправедливости и отверженности».

Выходцам из бывшего Советского Союза эта тема должна быть особенно близка, поскольку СССР так никогда и не прошел настоящий процесс десталинизации: жертвам не были принесены извинения, корни и причины преступлений не были в должной мере раскрыты, не были до конца установлены имена палачей и жертв, не было процесса увековечивания. Эта незалеченная рана стала одной из причин цинизма, равнодушия, неверия в демократические институты, невозможности перехода к по-настоящему справедливому и гуманному обществу и глубокого раскола в обществе. Из-за отсутствия процесса десталинизации, общество на разных этапах развития возвращается к методам, подобным сталинским, а советская эмиграция повсюду тащит за собой ростки тоталитаризма.

Выходцам из бывшего Советского Союза эта тема должна быть особенно близка, поскольку СССР так никогда и не прошел настоящий процесс десталинизации: жертвам не были принесены извинения, корни и причины преступлений не были в должной мере раскрыты, не были до конца установлены имена палачей и жертв, не было процесса увековечивания. 

Правосудие переходного периода действует в четырех основных направлениях:

  1. Право знать правду. Это и личное право жертв знать о судьбе своих близких, и коллективное право знать правду о глубинных причинах конфликта, чтобы избежать его повторения. По словам Эйнат Ронен, «долг государства – раскрыть правду о событиях прошлого и нарушениях прав. Это обеспечивается несколькими механизмами: комиссии по расследованию (это самый известный механизм. До сих пор их было создано около 40), органы расследования, процедуры документирования, раскрытие архивов (как это было в странах Восточной Европы), исправления учебников истории (как это было в Руанде) и поиск пропавших (как это было в Гватемале).

В первый день работы Южноафриканской комиссии по установлению правды и примирению один из лидеров борьбы с апартеидом Десмонд Туту сказал: «Это часть процесса по исцелению всего нашего народа, поскольку все граждане ЮАР в той или иной степени пережили травму. Мы травмированный народ… Мы все нуждаемся в исцелении». В 2008 коалиция общественных организаций Балканских стран инициировала создание региональной комиссии по установлению правды о событиях войн, шедших на Балканах 90-ых. Нежелание некоторых глав государств принять участие в расследовании затормозило создание комиссии, но она должна начать работу в 2021».

  1. Право на компенсацию. Для исцеления и примирения необходимо внимание не только к эмоциональным и социальным, но и к материальным аспектам. Так, жертвы получают возможность физического восстановления, признание нанесенного им ущерба, и гарантии того, что это не повторится. Кроме всего прочего, есть возможность получения символической компенсации – от публичных извинений до процедур увековечивания и учреждения дней памяти. Но если компенсации будут носить только символический характер, они могут быть восприняты жертвами как пустые слова, как формальность, не налагающая обязательств. С другой стороны, чисто денежная компенсация может быть воспринята как «затыкание рта деньгами» или как «деньги за кровь», как это называли в Аргентине.
  2. Обязанность государства расследовать факты нарушения прав человека, судить и наказать агрессора. Речь может идти об уголовной ответственности, но это не обязательно. Самые известные механизмы правосудия переходного периода – международные трибуналы. Среди них международный уголовный суд, созданный в 1994 в Руанде для расследования факта геноцида; международный уголовный суд в бывшей Югославии в 1992. Среди прочих используемых механизмов – национальные суды (в Аргентине, Руанде и Боснии); гибридные суды, в которые входят и местные, и иностранные специалисты (такие суды были созданы в Сьерра-Леоне, Косово, Восточном Тиморе и Камбодже), а также структуры для улаживания конфликтов и примирения, как семинар «Инганду» в Руанде и традиционные церемонии примирения в Уганде.
  3. Гарантии, что конфликт не возобновится. Это значит, что у народа есть право на гарантии того, что пережитый им конфликт не возобновится в будущем. Для этого также существуют свои структуры и механизмы, например разоружение военизированных милиций (как это было, например, в Анголе, Бурунди и Либерии), помощь бывшим боевикам в адаптации в гражданской жизни в качестве равноправных граждан (Руанда), образовательные программы, знакомящие с различными нарративами и мировоззрениями и прививающие ценности, важные для примирения: равенство, ответственность, мир, честность, справедливость, уважение и терпимость (такие программы существуют в Гватемале и в Новой Зеландии), государственные и юридические реформы, такие как отмена законов чрезвычайного положения, установление процентных норм для представительства женщин в парламенте как условие для формирования правительства (ЮАР и Руанда), реформы в СМИ, армии и полиции (Аргентина и Чили).

В каждой стране используются свои специфические инструменты правосудия переходного периода, в зависимости от наиболее актуальных проблем, стоящих перед обществом, поэтому недопустим автоматический перенос механизмов, сработавших в другой стране и в другое время. Выбор механизмов – тонкий и сложный процесс, совершаемый силами государства и общества при минимальном внешнем участии. Недопустимо, чтобы механизмы выбирали внешние силы, страны Запада, как это было (и не сработало) в Афганистане.

Из статьи Эйнат Ронен: «В 2004 был опубликован отчет Генерального Секретаря ООН о власти закона и правосудии переходного периода в ситуациях конфликта и пост-конфликта, в котором он подчеркивал, что международное сообщество будет давать каждой стране возможность создать модель правосудия переходного периода, отвечающую ее потребностям, специфике и стремлениям, для достижения примирения, власти закона и демократических процессов».

Продолжение 

Материал подготовлен Анной Кац (Anna Kats) на основе статьи д-ра Эйнат Ронен אף אחד לא מדבר על צדק

Д-р Эйнат Ронен — адвокат, специалист по правосудию переходного периода и урегулированию конфликтов.

При поддержке «Женевской инициативы».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x