Женская территория

Джей Кей Роулинг, фото: Википедия

Бессмысленная война

Всемирно известная и всеми почитаемая “мама Гарри Поттера” была обвинена в трансфобии после того, как на своей странице в Твиттере подвергла в критике фразу “менструирующие люди”, использованную авторами одной из социальных реклам.  "Баталии вокруг истории с Роулинг совершенно лишние,  хотя, возможно, они и неизбежны", считает социальная работница, феминистка и ЛГБТ-активистка Анна Талисман.

В июне нынешнего года разразился нешуточный скандал вокруг высказывания знаменитой британской писательницы Джоан Роулинг. Всемирно известная и всеми почитаемая “мама Гарри Поттера” была обвинена в трансфобии после того, как на своей странице в Твиттере подвергла в критике фразу “менструирующие люди”, использованную авторами одной из социальных реклам.  Несмотря на то, что этим термином в современном английском языке называют не только биологических женщин, но и трансгендерных мужчин, а также небинарных людей (тех, чья гендерная идентичность не совпадает с принятой бинарной оппозицией), Роулинг сочла, что подобная терминология формирует ситуацию, при которой “существующая реальность женщин в глобальном масштабе стирается”. И хотя писательница добавила, что она лично знает и любит трансгендерных людей, на нее обрушился шквал критики – не только со стороны транс-активистов, но и многих известных деятелей культуры, правозащитников, политиков.

В попытке объясниться Роулинг опубликовала эссе, в котором подтвердила неприятие термина “менструирующие люди”, а также сообщила, что, поскольку сама пережила домашнее и сексуальное насилие, она опасается проникновения мужчин под видом трансгендеров в закрытые женские пространства. Ответ Роулинг лишь подлил масла в огонь. Началась настоящая  война между ней и некоторыми транс-активистами. Роулинг обвинили не просто в трансфобии, а в том, что писательница придерживается концепции одного из течений радикального феминизма, в котором трансфобия, отрицание прав трансгендерных людей, является интегральной составляющей.  Речь идет о совокупности взглядов и позиций, которые часто называют TERF (trans-exclusionary radical feminist).

Всемирная популярность Джоан Роулинг привела к тому, что тема трансгендерности в последнее время стала обсуждаться чаще и активнее – в том числе и в русскоязычном сетевом пространстве. Дело еще и в том, что среди российских и украинских феминисток “транс-эксклюзивные” взгляды весьма распространены, и поэтому создательница культовой эпопеи о юном волшебнике приобрела в этой среде ореол мученицы, пострадавшей от “транс-активистского” заговора.

Все это звучит странно и непонятно для подавляющего большинства людей, плохо знакомых как с историей развития феминизма, так и с темой трансгендерности. Каким образом сочетается прогрессивная борьба за права женщин с трансфобным мировоззрением, присущим, как многим из нас казалось, исключительно социальным и религиозным консерваторам. Чтобы хоть как-то разобраться в этом вопросе, мы обратились к социальной работнице Анне Талисман.  Анна не только феминистка и ЛГБТ-активистка, но такжепо роду своих занятий помогает трансгендерным людям и хорошо знакома с их проблемами.

— Анна, помогите  неискушенному читателю разобраться во всей этой истории. Феминизм. Трансфобия. Проблемы трансгендерных людей, особенно трансгендерных женщин, поскольку в данном случае речь идет в основном о них.

— Я попробую, хотя это непросто. Все затронутые вами темы слишком объемны, требуют понимания многих исторических, социальных и даже медицинских реалий. Во-первых, я считаю все эти баталии вокруг истории с Роулинг совершенно лишними,  хотя, возможно, и неизбежными.

Начну с того, что Роулинг напрасно столь едко пошутила над рекламой менструальных принадлежностей. Ее авторы просто пытались обратиться к своей таргет-группе. Оказывается, трансмужчинам тоже необходимы прокладки или тампоны. Это оскорбляет женщин? Да неужели?

Однако, как водится в современном медиа-мире, после неоднозначного высказывания знаменитости начинает работать испорченный телефон. Роулинг воспротивилась тому, чтобы женщин называли “менструирующими». А кто их так называл? В рекламе ничего подобного не было. Но какая разница? Есть медийный скандал, и это главное.

Почему многие трансгендерные люди восприняли это столь болезненно? Они усмотрели в этом своего рода предательство. Им показалось, что обожаемая ими писательница примкнула к их гонителям. Я поясню: транс-аудитория очень привязана к жанру фэнтези. Некоторые люди по понятным причинам предпочитают воображемый мир реальному. Конечно же, для многих транс-людей “Гарри Поттер” в детстве был единственным прибежищем. Я не приувеличиваю. Затем пришли ролевые игры и т.п. Для многих транс-персон это важная часть жизни. Возможно, Роулинг не знала об этом том.  Мне сложно поверить, но допустим. Однако после скандала ей наверняка стало об этом известно, и она могла изменить свою позицию. Но она выбрала другое.

После неоднозначного высказывания знаменитости начинает работать испорченный телефон

Представьте ситуацию, когда в детстве и юности единственным смыслом вашей жизни является фэнтези, допустим тот же Гарри Поттер. Это то, что вас держит в этом мире.  И вдруг твой кумир, автор любимой книги, пишет, что ты  — угроза, насмешка, тебя и быть-то не должно. И незачем вообще учитывать твои проблемы. Если у вас был такой кумир, растоптавший ваши чувства, вы поймете. Например, любимый учитель, оказавшийся антисемитом или гомофобом.

— Да, это можно понять. Это очень больно.

— Трансгендерные сообщества (не забывайте о пропорциях – трансгендерных людей в социуме считанные проценты) почувствовали себя оскорбленными.

Какой-то онлайн магазин, специализирующийся на данной теме,  сообщил что не будет покупать книги и фильмы Роулинг. Подумаешь. Но какие были заголовки!  Караул! Роулинг устроили линч, сжигают ее книги!

Что происходит дальше: у знаменитой писательницы в соцсетях многомиллионная аудитория. Естественно, всегда найдется какой-то мизерный процент агрессивных, невменяемых подписчиков. И если среди таких подписчиков нашлось несколько обозлившихся людей, писавших Роулинг гадости, посылавших ей непристойные картинки, то это, конечно, плохо. Однако заголовки вновь кричат: трансгендеры атакуют Роулинг и шлют ей фотографии своих половых органов, называемые в народе “дикпиками”.  Кстати, это не первый случай, когда высказывания писательницы балансировали на грани трансфобии*. При этом она постоянно подчеркивала, что относится к трансгендерам хорошо.

Но Роулинг считает себя феминисткой, и прежде всего ее волнуют права и безопасность женщин. Разве не так?

— Нет сомнений, Роулинг, выдающаяся женщина, проложившая свой путь к успеху в сугубо мужском мире. Но она не просто женщина, а знаменитость, оказавшая влияние на сотни миллионов людей и заработавшая миллиарды. Всемирно известная писательница пишет, что ей устроили линч трансгендеры. О чем вообще речь? Трансгедеры —  миниатюрная и маргинализированная группа людей, почти везде бесправная. Во многих странах – фактически вне закона. О чем вы, госпожа Роулинг?

— Вот, кстати, хотелось бы поподробнее о положении трансгендеров.

— Пожалуйста. Люди, страдающие гендерной дисфорией и-или трансгендерные персоны,  часто живут в невыносимых условиях. Уже в юном возрасте огромный процент таких людей изгоняется из семей, подвергается жутким издевательствам и бойкотам в школе. Посттравматический синдром, связанный с условиями их жизни, распространенное явление в среде транс-персон. Среди них много жертв всех видов насилия, включая сексуальное.

Количество случаев суицида среди трансгендерных людей огромно – 43%. Как у переживших Холокост – просто, чтобы вы осознали масштабы явления. И вот с этими людьми решила бороться великая Джоан Роулинг. Да, конечно,  среди транс-персон имеется горстка прекрасно адаптированных в социуме людей. Но жизнь большинства трансгендеров определяет то, что я описала выше.

Подозреваю, что Роулинг не ожидала подобного резонанса со стороны каких-то там “неведомых зверушек”. Но в развитых странах выросло новое поколение молодых людей, исследующих свой гендер, интересующихся этой темой. Для них подобные заявления представителей старшего поколения (поколения Роулинг) категорически неприемлемы.

— И все же, Анна, как феминизм, прогрессивная идеология, выступающая за освобождение женщин, сочетается с фобиями вообще, а тем более с трансфобией, неприятием столь мизерной группы людей, находящихся на самой нижней ступени социальной иерархии?

— Ответ на этот вопрос требует серьезного экскурса в историю феминистской философии второй половины 20 века. Попробую все же ответить. Но прежде отмечу два важных момента. В последнее время, особенно в период эпидемии коронавируса, мы действительно наблюдаем вызывающий серьёзное беспокойство откат в правах женщин. Поэтому нередко мы весьма болезненно реагируем на все, что может быть расценено, как атака на женские права.

Трансгедеры —  миниатюрная и маргинализированная группа людей, почти везде бесправная. Во многих странах – фактически вне закона.

Важно понимать, что сколь бы безапелляционно не вели себя, как бы остро не реагировали  некоторые миниатюрные течения феминизма в отношении трансгендерных людей, главный враг у нас общий – патриархат и его “скрепы”.

Джоан Роулинг, будучи “звездной” и влиятельной персоной в социальных сетях, стала поддерживать транс-эксклюзивные феминистические радикальные сообщества. TERF для трансгендерных людей — нечто вроде Ку-клукс-клана. Поддержка этой идеологии многое означает для транс-персон. Феминистские радикальные транс-эксклюзивные круги встали на защиту Роулинг, и она к ним примкнула.

Впервые я столкнулась со сторонницами транс-эксклюзивного подхода несколько лет назад на разных феминистических русскоязычных форумах и была в шоке от махровых предубеждений и невероятного накала агрессии в отношении транс-персон. Поймите, я  сама себя считаю радикальной феминисткой. И при этом меня неоднократно блокировали в разных полезных и близких для меня сообществаах —  за то, что я была не готова поддерживать жуткие трансфобные нападки и оскорбления. Участницы этих сообществ использовали ту же риторику, что и радикальные христианские миссионеры.

Вот некоторые поразившие меня тезисы. Маскулинных девочек заставляют или соблазняют становиться транс-мужчинами, а трансженщины — и не женщины вовсе, потому что не родились таковыми и не прошли женскую социализацию. Они просто фетишисты в юбке. Это ж каждый мужик сегодня может назвать себя женщиной и проникнуть в эксклюзивное женское пространство (туалет, тюрьму, раздевалку) и напасть на женщин.  Трансгендерные женщины – агенты мужского мира, посягающие на женские достижения, стремящиеся пользоваться женскими квотами. Транс-женщины делегитимизируют женскую борьбу против проституции,  якобы поддерживая ее.

Феминистские радикальные транс-эксклюзивные круги встали на защиту Роулинг, и она к ним примкнула.

Стронницы TERF  отказывают трансженщинам в любой поддержке. Многие заняты поисками информации о девочках, которых якобы уговорили совершить трансгендерный переход, и теперь они страдают и жалеют о совершенном.  Подобную информацию они находят на радикальных христианских сайтах или используют не имеющую никакого отношения к данной теме информацию о лечении интерсекс-людей.

К сожалению, подобная идеология подпитывается банальной трансфобией, и это особенно обидно, когда речь идет о феминизме, пусть и о далеко не самом мейнстримном течении. Можно понять опасения некоторых феминистических кругов, что трансповестка, как любая иная, вытеснит на обочину феминистскую, что это растратит женские силы и ресурсы на совершенно бессмысленные споры. Я и сама этого опасаюсь. Но обвинять в этом трансгендерных людей ни в коей мере нельзя. Это трагедия нашей жизни в условиях патриархального миропорядка.

 

_____

*В декабре 2019 года Роулинг опубликовала в своём Твиттере пост в поддержку Маи Форстейтер — бывшей сотрудницы аналитического центра Center for Global Development, которой не продлили контракт из-за трансфобных высказываний.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x